герань на окне

anna_bpguide


По Будапешту маленькой компанией


Previous Entry Share Next Entry
Разглядеть детали
полет
anna_bpguide


Начало улицы Андраши. Слева – тот «дом на углу», сейчас существующий без купола.

Сразу бросаются в глаза многочисленные полотняные маркизы над витринами. В моем детстве они еще попадались в городе Иванове. Потом исчезли, а почему?

Движение левостороннее.

Купол мало того, что с мини-портиками (треугольные фронтоны – массивные, четко рисующиеся с больших расстояний), так еще и с многоэтажным, как шашлык, шпилем и орнаментом.

На втором этаже рекламные плакаты; жаль не видно, что там.


Классическая рекламная тумба слева от входа. В Москве, помнится, принялись устанавливать бетонные плоскости как носители рекламы. Сказать, что ли, вслух? На плоском рекламном «заборе» сколько помещается рекламы, столько пространства городского ею и загораживается. Тумба же рекламы несет в размере, определяемом длиной окружности, а размер загораживаемого ею пространства ограничивается ее диаметром. Геометрия, черт побери…

Дамы под зонтиками, мужчины в шляпах. А ведь может быть и двадцать пять градусов, и тридцать пять...

По проспекту Байчи-Жилински (тогда Váci körút) по рельсам идет конка.

Экипаж (коляска; как правильнее?) сворачивает на проспект Андраши. Будка, возле которой он поворачивает – это павильон будапештской подземки.  Стало быть, под мостовой в эту минуту идет трехвагонный поезд второго в мире метро или, как тогда говорили, подземного электрического трамвая. 1896 год, значит, уже миновал, и тысячелетие отпраздновали.

Улица оживленная, публики много, сразу несколько человек стоят, идут, бродят – по проезжей части. И явно не торопятся. А в центре, посреди улицы, с повязкой на рукаве – не городовой ли или какой иной городской хранитель порядка?

На правой стороне улицы, напротив входа в дом – похоже, небольшой фонтан, из тех, что не для «красоты», и именно что для воды. Роскошные эти дома строились без водопровода в нынешнем понимании.

Чуть дальше дама обходит павильон подземки со стороны дороги. Становится понятно, почему эти павильоны так скоро убрали – они действительно мешали движению пешеходов: тесно.

Вывески: Deutsch Hunnia. Маркиза и над меленьким балкончиком этажом выше.

На втором этаже (первом, если считать только жилые) вывешены государственные флаги. Особенно много их дальше, ближе к зданию Оперы. Что празднуют? Или это все тот же юбилей – Тысячелетие ведь как начали праздновать с первых чисел мая 1896 года (2 мая Франц Иосиф открывал подземку), так до конца октября и веселились…




И еще хороший вопрос: где стоял фотограф? Проспект Андраши (он и тогда уже так назывался, с 1886-го, а до того, с 1883, – Sugárút или Radialstrasse) идет к площади Героев, к месту празднования Тысячелетия, но у начала его – сквер, пустая площадь. К празднику там был построен павильон, «киоск», как сказано на открытке (если это вообще та площадь). Но снимок явно сделан с более высокой точки. Была там какая-нибудь временная конструкция, вроде триумфальной арки? Могла, наверное…

Да, похоже, все-таки тот самый, 1896 год…


Фото 1 из журнала: http://humus.livejournal.com

  • 1
С проспекта еще сворачивает омнибус, такое ощущение, что двухэтажный. И извозчики паркуются вторым рядом прямо на повороте :)
Мне не попадались записи на фонограф с тогдашних улиц. Тогдашний шум был совершенно иным. Ржание и храп лошадей, цокот копыт и грохот окованных колес по брусчатке и стук тысяч каблуков.

Про звуки и запахи:

"“Каменный” Петербург тонул, как положено камню, а “деревянная” Москва горела, как положено дереву. При этом первопрестольная звала на помощь заполошным пожарным набатом, а град Петра, согласно морскому уставу, палил из пушки, как терпящий бедствие корабль.
Различались столицы и голосами птиц. На берегах Невы царствовал воробей. Поскольку городским лошадям из-за недостатка выгонов даже летом давали овес, этим пернатым в Петербурге было приволье. “Плотными стаями срывались они с крыш, с деревьев, как только по пустынной улочке проезжала лихая упряжка; клубками катались по мостовой, выклевывая из еще теплых кучек помета сохранившиеся в нем зерна овса”.49 Теофиля Готье поразил гомон тысяч галок и ворон, слетавшихся вечером к московскому Кремлю.50 В Петербурге этих птиц было гораздо меньше. Объяснение тому можно найти в изображениях Северной столицы XVIII—первой половины XIX века. Деревья на бульварах и в скверах немногим превышали рост человека и потому совершенно не годились для гнездования ворон. То ли дело столетние московские липы и березы!
Петербург был военной столицей империи. Казармы и караулы располагались по всему городу, вследствие чего не было района, где нельзя было увидеть марширующих солдат, услышать дробь барабана и командные возгласы".

Владимир Лапин
Запахи и звуки Санкт-Петербурга

В пору моего детства царицами московскими были вороны, мало уступавшие в росте курицам. По хозяйски они ковырялись на балконах в хранившихся там запасах и отлично научились открывать крышки кастрюль, выставленных на холод.
А лет семь назад как отрезало, поймал себя на том, что галки стали обычными птицами. Во дворе всегда зимовали вороны, а теперь нет.
Кстати, а какая в Будапеште орнитофауна?

Кажется, главный здешний герой - черный дрозд:


Они каждой весной поселяются в нашем дворе и довольно комично бегают пешком по земле. В позапрошлом году у соседей жила кошка, и когда птенцы начали летать, жизнь для нас кончилась.
Птенец удивительным образом оказывается то на крыльце, то на карнизе. Кошка - за ним по пятам. Дрозд-мама (а они разные, понятно кто кто) сидит на верху дерева и не умолкая взывает: "Люди добрые, да вы посмотрите, что делается! Помогите-спасите, ааа!" Дрозд-папа кричит что-то короткое и ругательное и бегает взад-вперед перед носом кошки, отвлекает.
Птенец орет: "Есть хочу!!!"
Все трое не стихают ни на минуту.
Кончилось тем, что упросили соседку забрать кошку со двора.

А так - голуби, синицы, сокол залетал во двор, на Дунай время от времени прилетают откуда-то неместные мелкие чайки.

Вот еще мультик - как воробьи над Пештом летают:

http://anna-bpguide.livejournal.com/24984.html

Очаровательный мультик, жаль, что не успели дублировать у нас.
Старого воробья сделали похожим как две капли воды на Франца-Иосифа :)


Если конка поедет дальше...

На открытке изображён т.н. "молочный киоск" - Erzsébet téri tejcsarnok kioszk, который построили по проекту Алайоша Хаусмана в 1870 году. киоск находился на площади до 1942 года.

Но он вроде низковат для того, чтобы с него сделать этот снимок проспекта.

О том, где стоял фотограф, можно гадать бесконечно.
Я думаю, фото сделано с крыши одного из двух жилых домов, ранее стоявших на углу проспекта (сейчас там стоит Международный торговый центр) или с доходного дома фармацевта Дордреха, примыкавшего к ним (стоит до сих пор).

C Dordrech-Gyógyszerész-bérház, кажется, ракурс не подходит. А вот если то, что было до Межд. Торг. Центра не закруглялось не по дуге, как он сейчас, а выходило прямым углом на площадь – тогда да, оттуда как раз и должен проспект так выглядеть.


Будапештцы критикуют маркизы )).

  • 1
?

Log in

No account? Create an account