герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

4оо
4ооп

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Вчера в Будапеште

1 я_20210916_184720_vHDR_On

Кто, что, почему – не скажу. Возможно, скоро мы все будем в этом разбираться, а возможно – никто. Я, во всяком случае, не разбираюсь никак.


2 я_20210916_185028_vHDR_On
герань на окне

280. Солнечная сентябрьская лестница

1 я_20210909_141909_vHDR_On

Это один из тех домов, из которых и состоит праздничный, парадный и эффектный проспект Андраши. Стоит Адольф Фести; он несколько домов здесь построил – один другого краше.
Этот – не самый большой, и дворик у него крохотный. Зато лестница!


2 я_20210909_142137_vHDR_On

Collapse )
герань на окне

а мы тут печать новой книги начали

Пока я показывала туристам морского божка в Музыкальной академии, переводила надпись про образованную терезварошскую собаку и демонстрировала изнанку купола базилики св. Иштвана, муж в типографии следил за началом работы –
– мы тут печать новой книги начали

Запись входит в топ 1000 рейтинга



а мы тут печать новой книги начали






kniga_bukv


9 сентября, 15:54





Настроение:


_радио африка_а



первая печать_02

сегодня напечатали лайнер на обложку
и пошли первые тетради

в офсетном цеху особенный запах
пахнет высыхающей на чистой бумаге краской
и горячим железом печатных машин


первая печать_03

машины Гейдельберг звучат ритмично и красиво
своим собственным очень характерным рисунком музыки


Collapse )



герань на окне

Путеводитель по Будапешту, 1935 год

я_20210904_133414_vHDR_On

Вышла по-русски тоненькая книжечка «Путеводитель по Будапешту для Марсианина», написанная Анталом Сербом в 1935 году. Спасибо группе переводчиков и Оксане Якименко, редактору. Это важный текст, он, несмотря на краткость и этакую журналистскую лёгкость, – заметки карандашом на ресторанной салфетке, мысли, мелькнувшие на пешеходном переходе, минутные впечатления – добавляет кое-что существенное к нашему пониманию города. И просто европейского города как такового, и конкретно Будапешта, и, более того, Будапешта в его не самое светлое, не самое радостное время. Тридцатые – они нигде не радостные. Автор ещё не знает, что произойдёт с Европой, с Будапештом, с ним самим (еврейский интеллектуал в Венгрии 1930-х… продолжать?). Но мы-то знаем.


я_20210905_115625_vHDR_On

Первый фрагмент попробовала перевести сама. У меня получилось чуть иначе:

В один прекрасный день Марсианин благополучно прибыл в Пешт, снял номер в «Бристоле», стряхнул с одежды звёздную пыль и позвонил мне, чтобы я, как и договаривались, показал ему Город.
*
Сударь мой, глубокоуважаемый Чужеземец, я должен прежде всего настоятельно просить Вас не слушать журналистов и тех особенно внимательных наблюдателей, которые станут Вам говорить, что пештский житель – такой или этакий. Пештский житель, о котором они говорят, точно такой же, как любой другой торговец, когда денег у него нет. Что интересует Марсианина? Обычно – люди, но люди ли важны в городе? В Париже, например, люди отвратительны и неинтересны. Я хочу познакомить Вас с городом, я полагаю, что важны как раз дома. Но, возможно, даже и не дома, а эротика переплетённых улиц, в которой выражается иной раз сила, а иной раз грация; возможно, градус движения, климатические условия существования общественных мест и статуй, литературных ассоциации, порождаемые номерами автобусов, и что-нибудь в том же роде. Думаю, Вы понимаете меня.

Collapse )
 
герань на окне

Buli и папа

1277318 Фото https://nepszava.hu

Проходили вчера с туристами по району, традиционно называемому Жидонедьед, Еврейский квартал, а теперь и Булинедьед, квартал вечеринок.
Лето, вечер субботы, все бары-кафе-пабы открыты, везде свет, везде публика и – тишина. Сидят, пиво пьют. Разговаривают. Ни хохота, ни бумц-бумц, ни ора.
А всё почему? Потому что пьяные англичане на мальчишнике (с) ещё в Будапешт не приехали.
Зато приехали католики.
В Будапеште открывается 52-й Международный евхаристический конгресс.
Папу римского ждём.

c_nek_papai_magyarkurir_
герань на окне

Лотман

я_20210712_185105_vHDR_On

"...На противоположном берегу, прямо против нас, был расположен немецкий наблюдательный пункт и штаб. [...] Однажды (жара стояла уже настоящая) мы увидели, что часовой, охранявший вход в штаб, стоит на посту совершенно голый, в чем мать ро­дила, только в сапогах и с автоматом на шее. Он не только защищался этим от жары, но и явно на­ходил удовольствие в том, какое впечатление дол­жен был производить его вид на нас. Стоя анфас к нашему пункту, он хохотал и хлопал себя по жи­воту. [...] Наше ору­дие, выпустив три снаряда, конечно, не принесло заречному соседу никакого вреда, но намек он все-таки понял и штаны надел.

Вообще, отношение к обнаженному телу у нас и в немецкой армии было совершенно различным. Причем здесь явно сказывалась разница между европейским и восточным взглядом на этот во­прос. Немцы не только не стыдились (все наши наблюдения шли через линию фронта, потому мое мнение нуждается в корректировке) расстегнуто­сти, обнаженного тела, но даже, видимо, находи­ли в этом особый стиль. Они охотно разъезжали по фронту голые на мотоциклах, на немецких воинственных плакатах фронтовой немецкий офи­цер всегда изображался в расстегнутой на груди форме и с закатанными рукавами (вероятно, в не­мецкой армии все это воспринималось как «мар­циальный шик»). У нас было принято стыдиться своего тела (я не помню, чтоб кто-нибудь из нас, особенно из крестьянских ребят, раздевался для того, чтобы загорать). Если в жару на работе мы позволяли себе вольность, это могло быть до пояса голое тело, но при обязательных штанах и сапо­гах".



Ю.М. Лотман "Не-мемуары"
https://www.ruthenia.ru/lotman/mem1/Lotmanne-memuary.html
герань на окне

279. Унгер-хаз, дом Хенрика Унгера

яя_20210826_174947_vHDR_On

Почерневшие грифоны – или всё же львы? – над арками главного фасада, осыпавшаяся до голого кирпича штукатурка во дворе, деревянные торцы в глубоких трещинах. А по заднему фасаду идёт ссадина, рваная рана, во всю длину здания, до метра в высоту – то есть на том уровне, где стояла вода в наводнение 1838 года.


яя_20210826_174344_vHDR_On

О наводнении я и рассказываю, если туристы оказываются на этой улице. Только надо при этом загораживать собой табличку, где сказано, что архитектор – Миклош Ибл, а год постройки – 1852-1853, через пятнадцать лет после того наводнения. На днях пришло в голову, что заказчик, внук кузнеца Бенедека Унгера, ещё во времена Марии Терезии устроившего свою кузницу прямо у городской стены, мог пожадничать и использовать для заднего фасада старые стены, оставшиеся от дома, построенного здесь его отцом.
Collapse )