anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Третья жизнь вещей. Блошиный рынок



Я иду торговать на «блошиный рынок» в городской парк.
Путеводители о нем не слишком распространяются. Непременно упоминая Эчери – большой и знаменитый рынок подержанных вещей на улице Надькёрёши – об этом, действующем в центре города в парке Варошлигет, они почему-то молчат. А зря!





Торговая жизнь начинается рано утром. Ворота откроют в восемь, но уже с половины шестого вдоль забора выстраивается очередь торговцев с ящиками, коробками и сумками. Кто пришел первым, тот и занял хорошее место, прочим – что останется. Ближе к открытию мимо очереди не торопясь проходят постоянные продавцы, обладатели абонементов и закрепленных за ними на весь сезон торговых мест. А за полчаса до того, как двери откроются, успевает собраться и еще одна очередь – покупателей.

Я покупаю билет и талончик на стол, который нужно взять здесь же, у входа, и самостоятельно отнести на место торговли. К левому боку прижат стол, в правой – сумки, и вперед! Но куда идти, не сразу и поймешь: эти, с абонементами, уже заняли все сладкие места вдоль главной дорожки.

Нахожу участок где-то во втором ряду. Упитанный дядечка, глядя на мои старания, замечает: «Это – цыганское место». По интонации понятно, что человек хочет предупредить: занято. Что ж, встаю в третьем ряду.

Товара у меня не много, да и смысл затеи больше познавательный, чем коммерческий. Знакомлюсь с соседями.

Слева – та самая полочка с бело-синими тарелками >


Слева тетушка средних лет раскладывает на столе столетнего возраста посуду. Медные кувшины и тазы для умывания остались еще с тех времен, когда в городе не было водопровода.

Но эти – явно не из бедного дома: у них фаянсовые ручки в мелкий голубой цветок. Фарфоровые тарелки тоже явно Габсбургской еще эпохи продаются вместе полкой тех же времен, они выставлены на ней в три этажа лицом к зрителю: и удобно и красиво.

Справа молодой черноволосый мужчина предлагает за недорого турецкие майки. Скоро выясняется, что сам он – сириец, женат на венгерке, живет в Будапеште уже двенадцать лет, говорит по-здешнему более-менее сносно.
Удивляется: «Я – сириец, а сыновья – венгры! Только по-венгерски и разговаривают…» Жалуется на тяжелые времена, на кризис, на то, что туристов мало.

Продавец живописи и живопись. Холст, масло, рама >


Вдоль стены разместился торговец живописью. Виды Венеции, обнажёнка и – местный специалитет – фантазии на тему Альфонса Мухи. Зрителей он собирает немало, с некоторыми затевает высокоинтеллектуальную, как видно, беседу. С размахиванием руками, с тыканьем пальца в самые примечательные места, с демонстрацией обратной стороны холста и отдельно – рамы… Но в конце дня погрузит полотна обратно в тележку и увезет, так ничего и не продав.

Чуть дальше стоит мама с мальчиком лет восьми. Она продает бывшее в употреблении кожаное пальто, одеяло, занавески, что еще из домашнего тряпичного хозяйства. Мальчик на ящике разложил собственный товар: игрушки, которые стали не нужны и неинтересны. Я видела эту семью еще в очереди: их привез на машине папа, выгрузил, уехал по своим делам. То есть пальто и пластмассовые кубики появились здесь не по причине крайней бедности их обладателей, когда нужно выручить хоть копейку. А потому что – не выбрасывать же!

В самом деле, дарить старые вещи можно лишь тем, кто заведомо беднее тебя, выкидывать на помойку – грешно, а продать «за три копейки», за пятьсот форинтов, тому, кому эта вещь еще пригодится, пожалуй, разумно и гуманно. Разве нет?

«Tessék!» – зазывают покупателей продавцы.
«Тешшик» – это универсальное венгерское слово, означающее почти все что угодно, в диапазоне от «Пожалуйста, проходите!» до «Простите, что вы сейчас сказали, я не расслышал?» Мое «tessék» мигом выдает во мне иностранку, и посетители рынка, вместо того, чтобы смотреть товар, затевают разговоры на тему «А вы откуда?». Вспоминают, кто постарше, русские слова, выученные в школе, напевают русскую народную песню, здесь знакомую каждому:
«Танцевала репка с маком, а петрушка с пастернаком». В России я ее ни разу не слышала.


Смотрят старые фотографии.
Можно найти пейзаж с пароходом на Дунае.
Можно портрет графини в мехах и с болонкой.
А то и фотографию собственного дядюшки времен Второй мировой… э, а что это за форма на нем?.. >



Между тем погода портится, поток покупателей заметно редеет, собирается гроза. Похоже, торговля на сегодня закончилась. Сосед справа, сириец, упаковывая свои майки, предлагает бизнес: он, мол, за три тысячи форинтов возьмет мой товар и попробует попродавать завтра. Э, нет, дорогой, за эти деньги ты как раз окупишь и стол, и место, а выложишь ли мой товар – еще неизвестно. Предложение с благодарностью отклоняется.

Резкий порыв ветра внезапно опрокидывает у соседки слева ту самую полочку со старинными тарелками. Тарелки с грохотом падают прямо на медный рукомойник и… И ничего. Вещи, сделанные при Франце Иосифе, пережили две мировые войны и пятикратную смену политической системы. Переживут и летнюю грозу. Хозяйка ставит на место полку и собирает в сумку так и не проданные (это минус), но и не разбившиеся (это плюс) фарфоровые тарелки с синим орнаментом.

Рынок закрывается. Начинается дождь.

Продолжение следует
GEO
Фото, как всегда: Максим Гурбатов




Tags: Антиквариат, Публикации
Subscribe

  • Это не Будапешт, это рядом

    На левом берегу Дуная, по дороге в Вац есть маленький город Dunakeszi. Ключевое слово – по дороге. Именно в Вац прошла из Будапешта первая…

  • А теперь о фасаде

    Reök-palotа – так называется этот дом, стоящий в Сегеде. Magyar Ede portréja (1910k) (Fotó/Forrás:…

  • Это лучше, чем Гауди!

    Это лучше, чем Гауди, а потому начнём изнутри, со двора и лестницы. Я стою на своём: дом в городе важнее дворца, а двор – фасада.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments