April 4th, 2012

герань на окне

«Люди из Будапешта»

Попался на глаза монолог о Будапеште, довольно неожиданный по тону:

«Дворцовая гора! Маленький холм на берегу Дуная. Древний форпост. Вот уже тысячелетие стоит он и стережет переправу через великую реку…


Collapse )

Erzsébet héd, мост Елизаветы. 1939 

…Эта пыль, приставшая к нашим подошвам, хранит в себе прах народов Европы и Азии, а цветы, растущие по склонам Будайской горы, напоены кровью этих народов. Большинство крупных городов несет на себе приметы той или иной великой эпохи.
Будапешт не знал великих эпох в своей истории, в лучшем случае были лишь великие моменты. Он древнее Рима, но вместо Колизея в нем сохранились лишь остатки провинциального военного цирка. Нигде не было пролито столько крови за христианство, как здесь.
Но у нас нет ни своего Нотр Дама, ни Собора Святого Петра. На протяжении полутора веков здесь сидели турки, но они не оставили после себя ни Альгамбры, ни Айя Софии – только могилу Гюль-Бабы да несколько бань…
Резиденция королей!.. Дворец, который, наверное, выше самой горы. В нем пот и кровь людей, которые строили его для королей. А те лишь наведывались сюда. И с этой горы обстреливали город.
Бедный город!.. Пожалуй, самый бедный в Европе, и все же – самый богатый. Никакой другой так щедро не растрачивал бы труд и кровь…
Здесь все так непонятно и так незавершенно… Большой порыв и большое крушение… Святые намерения и дешевый цинизм, скептицизм… Улица здесь ежедневно рождает новые шутки, превращает в посмешище идеи, эпохи и умирает за них же…
Здесь даже сладкое имеет странный, горьковатый привкус. Тот, кто узнал этот город и привык к нему, нигде не сможет чувствовать себя дома. Нигде не найдет он другого такого города, вечно жизнерадостного, вечно начинающего жить снова и снова…»


Это фрагмент из радионовеллы Лайоша Мештерхази «Люди из Будапешта» (Pesti emberek, 1958).
Монолог это произносится в самом начале пьесы, когда молодые люди еще только планируют свое будущее
и знать не знают, каким оно будет на самом деле.

В конце 1930-х на балы по случаю окончания университета семеро молодых людей, влюбленных в одну девушку,
заключают договор: каждый из них просит Монику об одном свидании, а там – как она сама решит.
Свидания состоятся, но в совсем новых обстоятельствах. Вторая мировая, вступление Венгрии в войну, Салаши, коммунизм, 1956-й.

Возможных социальных ролей оказывается даже больше, чем семь:
коммунист, фашист, военный, спекулянт, чиновник, буржуй, еврей, педагог, военнопленный, философ.
Седьмое свидание, уже совсем случайное, происходит в 1958 году:
Моника и вернувшийся из-за границы интеллектуал Шандор вспоминают о каждом из шести участников договора (седьмой – сам Шандор).

Мештерхази, Лайош (Mesterházi, Lajos) (3 марта 1916, Кипешт [Kipest] - 1979) -
венгерский писатель-фантаст. Окончил филологический ф-т Будапештского ун-та (1937). Учился в Сорбонне (1938-39).
Принимал участие в антифашистском подполье. Член ВСПР.

Психологический анализ, интерес к нравственному становлению личности, публицистичность в романе-эпопее «Свидетельство» (1955-56).
В романе о Венгрии 20-х гг. «В нескольких шагах граница» (1958) использовал приёмы авантюрно-детективного жанра. Философский роман-эссе «Загадка Прометея» (1973).
Пьесы. Новеллы.

Новелла переведена на русский, прочитать можно здесь

Индивидуальные экскурсии по Будапешту