December 20th, 2013

герань на окне

Ошибку нашла!


Читаю «Улисса». Не первый раз уже – люблю его; так, наверное, альпинисты любят куда-нибудь на Монблан карабкаться – не прогулка по бульвару, конечно, но зато сколько удовольствия.
Читаю в переводе Сергея Хоружего и Виктора Хинкиса

Точнее – наоборот, Хинкиса (он, профессиональный переводчик, работу эту начал, но в 1981 году умер) и Хоружего (а он, философ, физик и богослов, человек с неординарной творческой биографией, ее продолжил и завершил).

Перевод «Улисса» – сама по себе непростая история. Такой текст переводить – это… Как на Эльбрус? Если честно, на мой взгляд, это больший труд, чем то, за что даются звезды Героев Труда, звания Народных артистов и Олимпийских чемпионов. Чтение «Улисса», кстати, еще и потому доставляет огромное удовольствие, что тут две книги под одной обложкой: собственно написанный Джойсом роман, мне в оригинале не доступный, и русский его перевод, сопоставимый по весомости с иным собранием сочинений. Или даже три – комментарии переводчика; по весу – хорошая такая энциклопедия Ирландии, Англии, Гомера, Шекспира и пр.

Так вот. В главе «Циклопы» Леопольда Блума заносит в таверну, где дублинские серьезные мужчины выпивают и беседуют. Это середина романа и середина дня, Блум нервничает (кто читал, знает, почему) и ввязывается в разговоры, куда ему ввязываться не стоило бы. В результате ирландские патриоты быстренько припоминают Блуму чуждое происхождение и тому приходится спасаться бегством.
Collapse )