March 17th, 2014

герань на окне

Лейтенант Коломбо, Будапешт, Венгрия



В Будапеште снимался Шварц в «Красной жаре» («Какие будут ваши доказательства?») и Брюс Уиллис в последнем «Крепком орешке» (тогда еще на улице Вешелени появились вывески вроде «Николайская ул.» и «Ремонтирование обуви» и крутились над городом вертолеты), в пустующем Párizsi udvar снимали фильм «Tinker Tailor Soldier Spy», а памятник на улице Falk Miksa, что у Парламента, поставили лейтенанту Коломбо.
Collapse )
герань на окне

Авангард отдельно прекрасен арками и подворотнями


Чудесный текст. А картинку добавила от себя, взяв в очень любопытном сообществе progulkino.livejournal
Это кадр из фильма "Стучись в любую дверь" (Киностудия им. Горького, 1958 г)
Оригинал взят у christa_eselin в post

Авангард отдельно прекрасен арками и подворотнями. Проходя через них, чувствуешь себя духом праведного верблюда, входящим в рай через игольные уши - поначалу не то чтобы узко, а как-то стрёмно: темно и пахнет чем-то не тем, сомнительным, не садовым; а потом, как внюхаешься, понимаешь: это же пригорелым вареньем пахнет, и наверняка яблочным! Над одной из арок написано: ТИХО, СВОЛОЧИ! И сразу ясно, что это примерно то же, что написано над воротами какого-нибудь траппистского монастыря – во всяком случае, смысл тот же, один в один. Я думаю, если бы Святой Бернар не был стеснён соображениями условной куртуазности, он именно так бы и написал… И там и вправду как-то так блаженно тихо, в этом дворе, что даже стук каблуков гаснет, едва оторвавшись от земли, и эхо собачьего лая, поперхнувшись, увязает в райском пригоревшем аромате. На балконе второго этажа сидит густо татуированный мужик с ведическим лицом и в драных трениках и, сложив пальцы кольцами, подключается к ноосфере. Подойдя ближе, я вижу, что это не кольца, а кукиши. А над следующей подворотней написано “Fuck йу Polizei”, и я раздумываю туда заходить, хотя понимаю, что ко мне это, скорее всего, не имеет отношения.

В витрине под вывеской «100 % сантехника» стоят шикарные китайские вазы – неужто ночные?. красота, красота!... «Сome in!» начертано краской на оконном стекле первого этажа, и створка так славно, так лукаво приоткрыта, а на подоконнике – коробка из-под вафельного торта «Арахис» и пустая, но какая-то до ужаса благородная, осанистая бутылка. Удивительно, насколько он доверчив, этот авангард, даром что строился в середине двадцатых. Окна нижних этажей чуть ли не вровень с землёй - и вправду можно без труда перешагивать через подоконники; стены наискось исчерчены ржавыми пожарными лестницами; и кто там сидел в душе у архитектора, идеалист или домушник, теперь уже вряд ли кто скажет…. А сквозь следующую арку отлично просматриваются новостройки, сложенные из конструктора «лего» - такие шикарные и эфемерные, что боишься дыхнуть в их присутствии. Над ними висят жёлтые и розовые подъёмные краны – несомненно, тоже пластмассовые. Красота-красота.

А ещё в двух-трёх подворотнях оттуда – Донской монастырь. Одна из угловых башен огорожена забором с вывеской: «Осторожно! Обвал стены! Приносим извинения за временные неудобства!» Нет нужды говорить, что стена эта обваливается с 1721 года – говорят, об этом есть упоминание в каких-то документах. Учитывая то, что мы все здесь временно, этот штамп с извинениями я бы ставила на каждом свидетельстве о рождении.