August 11th, 2014

герань на окне

Выбор Венгрии


Скульптура Монумента Тысячелетия обретения родины. Будапешт
Фото:
http://kniga-bukv.livejournal.com

Немного философии. Опровергните?

Наш личный выбор именно Венгрии ничем предопределен заранее не был, но опыт жизни здесь позволяет – точнее, заставляет – строить некоторые предположения и приходить к предварительным выводам.

Самое интересное, пожалуй (помимо красоты и приятности Будапешта) – урок геополитики, преподносимый венграми. Не будучи европейцами по рождению, пришедшие сюда с Урала, мадьяры Европу выбрали. Сознательно или нет, единодушно или в спорах, однократно или с периодическим ренегатством, но – выбрали.

Первый раз – придя и оставшись. Не они первые. Так же приходили и франки с алеманами. Но вот монголы, скажем, как пришли, так и ушли. И о пребывании их на берегах Дуная, тут, на территории Будапешта, сообщает лишь легенда, венграми записанная. Сами же воители Чингисхана, хоть и ступили на земли бывшей Римской империи и Римской цивилизации, не заметив ее, откатились обратно – на Восток, в степь, в варварство. Венгры же пришли и остались.

Второй раз – приняв христианство. И не как веру (мне трудно поверить в искреннюю религиозность святого Иштвана, которого Карой Шеньеи справедливо изобразил в колоннаде площади Героев держащим крест в левой руке, но меч – в правой). Как входной билет в Европу. Первому королю венгров важно было стать не просто правителем, а правителем легитимным; легитимность же давало признание Римом. И вот уже прапрапра…внук кочевника Арпада получает корону из рук легата папы римского Сильвестра ІІ. Политический, цивилизационный смысл этого акта очевиден, религиозный – вторичен; под старость король пишет, готовя наследника к исполнению обязанностей европейского государя: «Воистину, слаба и недолговечная страна, где один язык и одна мораль».

Третьим актом европейского выбора венгров можно считать ситуацию борьбы с Османской империей. Проводить ли параллели с Ордой и Русью? Два века, XVI и XVII, в созидательной истории страны ушли псу под хвост; Венгрия тратила силы на безнадежные восстания и безуспешные войны, но от выбора не отступилась и азиатским государством не стала.

Далее – фокус создания Австро-Венгрии, этого «предварительного эскиза» Евросоюза. Можно сколько угодно говорить о том, что идеальным это государство не было, что оно, как Кощей, караулило собственную смерть – в игле, игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце; читай «в дуализме». Но формулировка Андрея Шарова и Ярослава Шимова, описавших Австро-Венгрию как пример «умеренного процветания, относительного спокойствия и скромного благополучия», подозрительно смахивает на характеристику государства,  максимально совершенного, – в несовершенном мире и с несовершенными людьми.
Collapse )