August 22nd, 2014

герань на окне

После вчерашнего



Таково состояние Будапешта 21 августа, на следующий день после главного национального праздника, дня святого Иштвана.

Основной звук внутри базилики святого Иштвана – гудение пылесоса. Наводят порядок.

В Эржебетвароше треть заведений, которым после полудня пора бы быть открытыми – закрыты. В тех, что открыты, вытирают столы и расставляют стулья.

В Кафе «Мювес» на проспекте Андраши выставили торты, занявшие в конкурсе на «торт Отечества» второе и третье места. Официанты печальны. Или мне так показалось? Не показалось, впрочем, что обслуживание было на редкость быстрым. Два капучино, один двойной эспрессо, персиковый сок, тирамису, два кусочка торты и бананово-шоколадный десерт для ребенка принесли через две минуты после заказа, в четыре руки. Я попробовала торт, занявший второе место. Ну что я могу сказать… Кто знает историю про конкурс на проект Парламента – это тот же самый случай. Нужно будет обязательно попробовать теперь торт-победитель.

Еще накануне, заранее, обновили памятник на набережной в Буде. Это он на фотографии. Король Иштван весьма любезно скончался в конце августа. Независимо от реальной даты преставления святого Иштвана, 20 августа или около того – это время окончания летних сельскохозяйственных работ. Мужики сказали «уфффффф», отерли пот со лба и сели за стол – праздновать. В советское время праздник пытались запрещать, как церковный, но невозможно отменить это всекрестьянское, всеземледельческое «уфффффф», и праздник сохранялся под именем «праздника первого хлеба» или что-то в этом роде. Но о том, что конец августа – время особое, рубежное, знают и те, что наверху. Который раз на этот день приходится большой или маленький природный катаклизм. В этом году обошлось дождем, в прошлом был сильный ветер, опасно сгибавший деревья. А в 2006-м получился полномасштабный ураган. Погибло пять человек. Про то и памятник.




И каждый раз на следующий день – благорастворений небес и именины сердца. Вот и вчера, день, начинавшийся дождиком, к полудню вернулся в нормальное летнее состояние. И город вместе с ним.