March 26th, 2015

герань на окне

Любимые улицы Форбса и Каталин Каради



Журнал Forbes (венгерская версия) раскрылся на развороте «Любимые улицы»; в данном случае – улица Лёвохаз. Это Буда, рядом с последней остановкой 4/6 трамвая. Остановка и площадь Széll Kálmán tér называются именем Калмана Силла, довоенного премьер-министра Венгрии. Вообще-то все, кто бывал в Будапеште, знают ее под именем площади Москвы, и из всех недавних переименований (была станция метро «Штадионок», стала «Пушкаш Фэрэнц Штадион» / Puskás Ferenc Stadion, аж на вывеску не помещается) это – самое неразумное.

Название Széll Kálmán – внизу страницы, трамвай тут же рядом.
Остановился трамвай перед правым корпусом торгового центра Мамут (Mammut, Мамонт), с буквой М и флажком – левый корпус.
Улица Lövőház – как раз между корпусами.

На втором развороте рассказывается, что на улице есть хорошего.

Collapse )
герань на окне

Записки немца Волтерса об индустриализации СССР




Источник:  http://ttolk.ru/?p=23299


Немецкий архитектор Рудольф Волтерс приехал в СССР в 1932 году проектировать вокзалы. Его германские коллеги придумали для Советов города из бараков, т.к. считали, что русские ещё не способны жить в городах европейского типа. Волтерс описывает, как проходила индустриализация СССР в 1932 году.

Сталинская индустриализация в основном была осуществлена американскими и немецкими специалистами. К примеру, бюро американца Кана спроектировало почти все советские заводы (571 объект). Кредиты на индустриализацию также выделяли банки США и Германии.

С конце 1920-х до середины 1930-х в СССР на «стройках социализма» трудились десятки тысяч иностранных специалистов. Одним из них был немецкий архитектор Рудольф Волтерс. Его работа в СССР была частью грандиозного немецкого проекта по проектированию новых советских городов. В нашей стране до сих пор мало кто знает, что подавляющая часть уральских и сибирских городов была спроектирована немецким бюро Эрнста Мая. Именно оно придумало и барачную систему советских поселений, которая существует в России до сих пор.

Сотрудник Мая архитектор Вальтер Швагеншайдт так описывал в письме от 9 марта 1931 года работу бюро: «Мы проработали район между Новосибирском и Кузнецком, гигантский угольный бассейн Сибири. Довольно подробно мы спроектировали прямо на месте 6 городов, большая часть из которых будет построена уже в этом году».

За короткое время группа Мая сделала проекты застройки Магнитогорска, Нижнего Тагила, Щегловска, Кузнецка (Сталинск), Ленинска, Автостроя (Нижний Новгород, с 1932 года – Горький), Прокопьевска, Сталинграда и многих других городов. Основным принципом работы Мая были функциональная планировка и строчная застройка. В подчинении бюро Мая были светские строители – в основном бежавшие из деревень от коллективизации крестьяне или депортированные крестьяне. Их квалификация, как писал Май, была близка к нулевой.


Другой немецкий архитектор Конрад Пюшель, работавший в это время в Орске, так описывал строительство «социалистических городов» первой пятилетки: «Строительство велось согласно драконовским планам и представлениям правящего слоя: требовалось точное выполнение плана любой ценой. Применять в работе технические средства не имело смысла; даже если они и имелись в наличии, то были настолько примитивными, что никакой фараон не стал бы их использовать при строительстве египетских пирамид. Приходилось использовать и подгонять рабочую силу, предпосылкой к чему было наличие большого числа заключённых».

Collapse )