June 13th, 2015

герань на окне

Универсальность дворика



Все же укрепляюсь в мысли, что идея городского многоквартирного дома – столь же гениальна, как конструкция дома крестьянского. Лучшее, что было придумано в архитектуре для жизни.
Они универсальны: в зданиях с внутренними двориками в Будапеште живут школы и детские сады, молодежные клубы вроде Симплы – тоже дворики, и из них же получаются лобби великолепных отелей.

Collapse )
герань на окне

Пишут. Надо почитать



Александр Генис. Космополит. Географические фантазии. — М.: АСТ: Corpus, 2014.


Дорога всегда служила шампуром, на который романист насаживал приключения» — этими словами начинается сборник эссе Александра Гениса «Космополит. Географические фантазии».

Генис — путешественник опытный, с давно сложившимися личными представлениями о путевой прозе. Традиционные достопримечательности городов планеты его мало беспокоят. «Нас волнуют не камни, а люди — и то, что они чувствуют, глядя на камни». Особенности восприятия мира рассказчиком и окружающими его людьми в литературе путешествий становятся важнее самого мира. Рассуждая о подобных произведениях, Ольга Балла в статье «Нефотографизмы: преодоление травелога» («Homo Legens», 2013, № 4) делает вывод: «Фокус внимания травелографа заметно смещается извне — внутрь. (Происходит, так сказать, интериоризация, «овнутрение» путешествия.) Пишущим все больше интересно описание не столько зримого мира самого по себе, сколько взаимодействующего с ним человека, его внутренней феноменологии. Пространство все чаще становится инструментом для решения внеположных ему задач».

Мир вокруг Генис более чем оживляет. Получаются у него не фотографии — не статичные картинки для ЖЖ, но и не видео, а нечто куда более серьезное. Играя в ассоциации, автор создает собственную модель мира. Простым созерцателем или свидетелем жизни «холерик от природы и по профессии» быть не способен — ему необходимо лично участвовать в происходящем. Генис одновременно и режиссер, и оператор, и сценарист, и главный герой, и зритель, и критик. В Англии он хочет стать англичанином, в Китае — китайцем. Если что-то в другой стране не получается или кажется непонятным — начнет тормошить местных. Короткие диалоги с разными людьми можно обнаружить практически на каждой странице книги. Среди собеседников чаще встречаются незнакомцы, но иногда — известные люди.

http://magazines.russ.ru/znamia/2015/2/24c.html