June 20th, 2015

герань на окне

Кто кого тоталитарнее

На Арзамасе любопытное: Соревнование архитектур трех главных тоталитарных режимов середины XX века в шести дисциплинах: небоскреб, трибуна, проспект, стадион, выставочный павильон и город

Подготовил Артем Дежурко


Тоталитарная архитектура — декорация государственных пропагандистских спектаклей: массовых шествий, митингов, соревнований. Поэтому она грандиозна по масштабу, монументальна и многозначительна. Кроме того, она устремлена в будущее. Не успев приступить к осуществлению очередного грандиозного проекта, мегаломан-диктатор увлекается новым, еще более грандиозным, потом еще одним — и так до тех пор, пока его не свергнут. Вот почему тоталитарная архитектура — это в основном проекты, а не реальные постройки; причем здания, которые были построены, рядом с теми, которые были задуманы, сущие карлики. Наконец, тоталитарные режимы болезненно озабочены тем, чтобы их весь мир уважал, и архитектура для них — одно из средств укрепить свое международное реноме. Они вступают как бы в соревнование друг с другом и со всем миром, стремясь построить здания-чемпионы: самый высокий небоскреб, самый вместительный стадион или хотя бы самый красивый павильон на международной выставке.


Соревнование небоскребов



Дворец Советов Иофана создавался как центральный офис советской власти. Но, конечно, предполагалось, что после неизбежной победы коммунизма во всем мире в башне поместится мировое правительство. В соответствии с важностью этой роли башня должна была быть самой высокой в мире и увенчиваться самой большой в мире статуей. Иофан спроектировал здание почти полукилометровой высоты, 495 м, на 50 м выше, чем тогдашний чемпион — нью-йоркский Эмпайр-стейт-билдинг.

Гитлер был почти равнодушен к теме небоскреба. Одно время его занимала мысль затеять грандиозное строительство в Гамбурге, главном морском порту Германии и, следовательно, сопернике Нью-Йорка и Сан-Франциско. Поэтому в Гамбурге было решено построить мост с пролетом больше, чем у Золотых Ворот, и более высокую башню, чем Эмпайр-стейт-билдинг. Однако в окончательном проекте реконструкции Гамбурга башня почему-то имела скромную высоту 250 м. Началась война, и к ее строительству так и не приступили.

В Италии Марчелло Пьячентини, любимый архитектор дуче, построил офисную башню еще более скромной высоты — 108 м, карлик по сравнению с небоскребами Нью-Йорка и Чикаго. Зато в Европе она долго была самым высоким зданием.

Высотка Гитлера по всем параметрам проигрывает советской: она намного ниже, не так эффектна по архитектуре, не так амбициозна по задачам — и, кроме того, ее не начинали строить. А Дворец Советов начали строить — и, если бы не война, построили бы. На техническую победу может претендовать Италия — единственная тоталитарная страна, которая свой довоенный небоскреб построила. Правда, после войны в Москве возвели жилой дом на Котельнической набережной, который отобрал у Башни Пьячентини титул самого высокого здания Европы.
Collapse )