July 30th, 2015

герань на окне

Платеография: улицы Сан Франциско

Один френд придумал термин для описания улиц – платеография (описание улиц; от лат. platea + др.-греч. γράφω), а другой опубликовал вполне платеографический пост на материале Сан-Франциско. Я улицы описывать тоже люблю, будапештские. А про сан-францисские (так можно сказать?) – читать.


Оригинал взят у levik в Улицы Сан Франциско
Неблагодарное это занятие, писать про Сан Франциско в то же время, когда [Bad username: varlamov.ru] шлёт оттуда по три поста в день, но я всё же попытаюсь. Ведь материал остался, а завтра утром я уезжаю в следующую поездку. Тем более, что большинство из того, что я тут сейчас напишу Илья пропустил, бегая по высокотехнологическим офисам...



Итак, улицы Сан-Франциско...
Collapse )
герань на окне

Почему я не пишу про политику

Даже про то, почему я не пишу про политику, не пишу.
Просто поцитирую.

Оригинал взят у synthesizer в post
Всякий раз, когда читаешь новости, хочется написать что-нибудь злободневное, сатирически-задорное. Какие-нибудь куплеты даже про нашего крошку Цахеса или про инвалидов обеих полушарий с детства, которых у нас почему-то называют депутатами. Перепостить очередное разоблачение Якунина или Рогозина от Навального. Или вот про румяную спирохету по фамилии Астахов, которая у нас главная по ущемлению прав детей. Или про наше телевидение, которое только за час вещания только по первому каналу выделяет столько ядовитых испарений, какое ни один металлургический или химический комбинат произвести не в состоянии и за год. Кипит же разум возмущенный. Ну, пусть не кипит, но нет-нет, да и булькнет что-то там такое внутри головы. А как дочитаешь новости… так и подумаешь – нет. Не стану писать. Нет уже ни задора ни сил никаких. Лучше уж про дачу, про окрошку, про рябиновку, про Торопец, про Кологрив, про Галич и Солигалич. Я, хоть и не караул, но устал. И без меня вы прочтете про все остальное. Тем более, что уже наступает такое время, когда можно просто, как в старом советском анекдоте, раздавать вместо листовок листы чистой белой бумаги – и так все ясно. Жаль только, что социальные сети не позволяют делать посты из чистого пространства разной длины. Я бы писал такие посты почти каждый день. Нет, я, конечно, не зарекаюсь от постов про политику, но пока… Я вдруг понял, что мы станем жить, как люди не тогда, когда 86% станет думать, как 14% (этого не будет никогда, поскольку 86% не станут думать ни при какой власти, потому, что никогда не думали, а теперь уж и поздно начинать), и не тогда, когда Путина увезут в Гаагу (этого тоже не будет – старая крыса притворится земляным червяком и уползет), а тогда, когда на работу в Прагу или Берлин или нью-Йорк можно будет долететь за пятнадцать минут. В крайнем случае, за двадцать. Когда нефти найдут замену и нам придется усиленно шевелить тем, что осталось у нас от мозгов. Когда атомные электростанции заменят термоядерные. Когда перестанут отапливать жилища газом. Когда интернет будет доступен даже по шнурку от ботинок. Когда житель Кологрива сможет, не выходя из своей избушки с печным отоплением, сравнить свою жизнь с жизнью где-нибудь… да где угодно. И по результатам сравнения выбежать, в чем был, на мороз с криком «Вашу мать!» Короче говоря, я верю в научно-технический прогресс. Большевики его прозевали. Нынешние кремлевские сидельцы даже не подозревают о его существовании. А тем неутомимым бойцам, которые каждый день пишут, перепащивают, жгут глаголами, существительными и даже междометиями – тем мой пламенный привет. Они делают нужное и полезное дело. Особенно те, кто занят проектом «Последний адрес» и «Диссернет». «Последний адрес» служит умягчению нравов, а в умягчение нравов я тоже верю. Вы, конечно, скажете, что это идеализм. Ну и пусть. Надо же кому-то быть идеалистами. Тем более, что реалистом я был много лет. Толку-то…