August 29th, 2015

герань на окне

Прочла на ночь глядя полстраницы Вайля



и поймала себя на том, что – улыбаюсь. Казалось бы, ну что мне Гекуба, в смысле – Мексика… Не была никогда, и уже не буду. А вот поди ж ты.

«..Канада тоже не считается заграницей, но с гораздо большими основаниями: если исключить глухие уголки Квебека, все это – более или менее Штаты. Разумеется, провинциальные Штаты. Но Мексика и на такое не тянет. Это - нелегальные эмигранты, Акапулько, текила, "Помни Аламо!", нефть, любимица феминисток Фрида Кало, лепешки такос, Канкун, серебро, пирамиды, из-под крана ни в коем случае. В общем, немало и даже довольно полно.

Таков ассоциативный набор нормального американца. Выходцу из России Мексика предлагает более широкий ассортимент впечатлений. Российские аллюзии - повсюду, даже в названиях древних племен и городов: чичимеки, Тула, Чичен-Ица. На дорогах Юкатана грузовики целинного образца – с девчатами и парубками, горланящими веселые песни. Это едут задорные паломники поклониться Богоматери Гваделупской. Дело поставлено с размахом: в шесть утра в центре Мехико разбудил rpoxoт – профсоюз официантов и барменов с хоругвями и огромными щитами из живых цветов двинулся под музыку к огромной (самой большой не то в мире, не то в Западном полушарии) церкви, где под образом Девы Гваделупы устроена движущаяся дорожка, как в аэропорту: чтоб не скапливались.

На русских здесь реагируют позитивно, хотя нас с женой повсюду называли "нострес инглезе компаньерос", что было похоже на титул. Но это относилось лишь к языку общения, темой же всегда была Россия. "Правда, что у вас на гробнице Ленина написали имя Вероники Кастро?" Объяснять про эмиграцию долго, соглашаешься: написали. "А у нас она не считается хорошей актрисой!" Реагируешь: "А у нас ее принимал главный помощник президента". Тут сзываются и сбегаются все, тычут пальцами, хохочут не стесняясь: "Что же вам так нравится в этом кино?" С достоинством отвечаешь: "Нравится, что богатые тоже плачут". С пониманием обнимают, угощают сладкой гадостью из сахарного тростника: "О, русские такие сенситиво!"

Это слышишь постоянно. "Вы должны любить "Палому"! Это для вас!" – и идут на тебя втроем-вчетвером с гитарами наперевес, крепко топая высокими каблуками, глядя в глаза. Страшно, но ты фальшиво подтягиваешь, раскачиваясь в соломенном кресле с неизменной "Маргаритой" в бокале: сказали – значит, надо».

Причем здесь эти тарелки из журнала ув. carmelist? А Мексика мне – причем?..