September 7th, 2015

герань на окне

Ломоносов. Жажда науки



«Жажда науки» – это два слова из пушкинской характеристики Михаила Ломоносова. Пушкин полагал, что именно эта страсть была сильнейшей в душе Ломоносова – в душе, «исполненной страстей».




Пушкин точен — как всегда. К науке у Ломоносова отношение — страстное. Неуемное желание познавать, как устроен мир, заставляло его оставлять родных (сначала отца, а потом, через десять лет, молодую жену с ребенком), чтобы учить чужие языки, осваивать нормы поведения в незнакомых мирах. (И тут сразу не скажешь, к чему легче привыкнуть — к буйным нравам буршей в Германии или к интригам коллег-профессоров в России.) Оно же и увело его с начала из села Денисовка на Северной Двине в Москву, потом в Киев, Петербург, а затем в Марбург и в Фрайберг и снова в Петербург, превратив поморского юношу, каких много, в фигуру мирового значения, каких мало.


Collapse )