December 29th, 2015

герань на окне

Городок эпохи Просвещения. Последняя колонка в GEO




В Будапеште навсегда остановился девятнадцатый век, прекрасная эпоха. А в Дьёре – восемнадцатый.

Это свойство многих маленьких венгерских городков: они не торопятся. История время от времени намекает венграм, что не стоит бежать впереди планеты всей. Страна не очень торопилась в капитализм в девятнадцатом веке, и в коммунизм в двадцатом. Оказалось – правильно.

Город Дьёр в центральной своей части сохранил не только планировку улиц и архитектуру составляющих их зданий, что само по себе не такая уж редкость, по крайней мере, в известных краях. Он еще и живет в ритме, не предполагающем обгоны, ускорения и виражи. Правильное слово: отстраненность. Отстраненность от гонки, от нервозности, даже от внешнего мира. Можно ходить по самому центру, в самые предрождественские дни, в третье воскресенье Адвента, в разгар ярмарки – и не встретить ни одного иностранца, не услышать ни слова не по-венгерски.



Пусть даже на самом деле все сложнее и разнообразнее, но рождественская ярмарка на главной площади – это ведь именно то, что город хочет сказать о себе, правда? Это автопортрет: я – такой, и таким я себе нравлюсь. Так меню ресторана на пешеходной улице, не обинуясь, высказывает национальные кулинарные пристрастия: супов – целая страница, мясных блюд – два разворота, салат 1 (один).

Что ж… Дьёру в самом себе явно нравятся узкие улочки с домами в два этажа, построенными при императрице Марии Терезии, а то и при отце ее, императоре Карле. Нравятся аккуратные балкончики-эркеры, устроенные посередине желтого или розового фасада, между белыми пилястрами под пышными (барокко как-никак) капителями, а то и на углу дома, особенно, если это дом на площади. Балкон от угла смотрит так, будто архитектор провел линию под углов сорок пять градусов, собираясь внутрь квадрата площади вписать второй квадрат – и на эту ось и посадил стену эркера. Балкончики эти опознавательными знаками Дьёра считаются, его изюминками.

Collapse )