August 4th, 2016

герань на окне

Шестнадцатый, последний. GEO


Маяковский написал про шестнадцатый год, что он грядет «в терновом венце революций». Написал — и промахнулся

текст: Анна Чайковская



Год оказался не катастрофический. Драматичный, тяжелый, мрачный — какой угодно, но более всего — инерционный.

К начавшейся два года назад войне успели привыкнуть. Предчувствие катаклизмов ближайшего будущего перестало быть уделом лишь поэтов и философов и растеклось тонкой пленкой по всему обществу. «Теперь уже давно — ни одной счастливой случайности. Это приводит к унынию. Все окрашивается цветом мрачности и безнадежности», — пишет Лев Тихомиров, в свое время советник Столыпина, доживающий век в Сергиевом Посаде.

Художник Александр Бенуа, один из основателей «Мира искусства», прочитав письмо с фронта, признается: «…от него веет одним только ужасом войны, ее пошлостью, ее грязью». Впрочем, в журналах вроде «Нивы» еще печатают бодрое: «Ты, год Шестнадцатый, ты вынесешь решенье, // Желанный дашь исход разладу двух миров…» Автор этих строк — поэт Аполлон Коринфский, причем имя и фамилия его настоящие. Интересно, его надежды на счастливое разрешение «разлада» — тоже настоящие?


Collapse )
герань на окне

Аттила утца



Интересно, это варварство (одичавшие заросли), победившее цивилизацию (обязательность грамотной таблички с названием улицы), или цивилизация (виноградарство), победившая варварство (гуннов Аттилы)?