October 19th, 2016

герань на окне

Прочитано

Венгерский историк Балаж Тренчени — о том, как мистификации определяют будущее и как споры об исторических событиях могут привести травмированное общество к миру

Важно понимать, что историческая память — это всегда еще и личные, индивидуальные воспоминания, которые могут сильно варьироваться. А главное — мы не можем их экспериментально проверить.
*
Я думаю, что нашей целью как историков должно быть создание диалога — больше, чем примирение.
*
Если национальная идентичность строится исключительно на таких спорных и неоднозначных вещах, то она будет неустойчива к критике, к серьезной ревизии, а главное — будет плохо выполнять свою интегративную функцию.

Я приведу вам пример из венгерской истории, который может помочь объяснить, что я имею в виду. Зимой 1945 года, когда Красная армия еще вела бои за Будапешт, перед советскими административными и политическими органами уже стояла задача по выработке взаимоотношений между русскими и венграми. Это было непросто, так как в массовой венгерской памяти русские в основном вспоминались в контексте военных конфликтов, и особенно — в качестве тех, кто подавлял Венгерскую революцию 1848-1849 годов. Тогда венгерский коммунист и писатель Бела Иллеш написал статью о том, что не все русские была душителями свободы: он рассказал о некоем капитане Гусеве, который во времена революции перешел на сторону восставших венгров, после чего был осужден российским судом и повешен. Иллеш не приводил каких-либо документальных подтверждений своей истории — он ссылался на то, что до войны видел в Минске документы, посвященные этому делу, но что теперь они были уничтожены из-за войны. В общем, это была неправда, никаких подтверждений существования такого человека ни русские, ни венгерские историки не нашли. Но этот миф был очень широко распространен, шли разговоры о «перезахоронении» Гусева из СССР в Венгрию, в Будапеште до 1989 года была улица Гусева.

Миф намеренно поддерживался, потому что он был важен по политическим причинам. Но еще во времена социализма эта история перестала многими историками считаться правдивой, и хотя она и стала символом фальсификации истории уже после 1956 года, но открыто поставить вопрос о ее правдивости стало можно только в 1980-х. После падения коммунистического режима в Венгрии эта легенда окончательно была разоблачена. Именно это я имел в виду, когда говорил о хрупкости национальной идентичности, построенной на легенде. Ее легко разрушить, так как у нее нет реальной основы.

https://openrussia.org/post/view/18720/