December 14th, 2016

герань на окне

Именно



Да. Ужасно не хватает слов не то что для отображения истины, но даже для описания вещей, предметов. «Подворотня» будапештского дома (кто видел, понимает) – это действительно подворотня? А квадратная в плане подушка внизу церковных  шпилей XVIII века? Балконы, опоясывающие по периметру дворы, я называю галереями, но сами венгры назовут галереей антресоль – верхний этаж внутри квартиры, балконы же – folyosó, фойошо. Есть у такого слова шанс на жизнь в русском языке?

Стало ясно, что за словом «мы» скрываются не только те варианты, о которых пишет словарь. Едва ли не чаще, чем в значении «я и другие» оно используется для присоединения себя к безграничной, но огромной неисчисляемой, вечной группе: «мы победили фашизм и остановили монголов».

Про Будапешт: «Наскорняк построили, но красиво».

Про венгров: «Так, говорите, они сюда с Урала пришли?.. Что ж они язык-то родной не сохранили!?»

Русские гиды первой четверти ХХI века – последнее поколение, кто имеет счастье показывать европейские города русскоязычным израильтянам, имеющим общую с нами культурную историю.


Фото