June 20th, 2019

герань на окне

Как стать венгерским дворянином, будучи норвежским плотником

z6d4a4fd31fbdeba6138dbcd3f183676d_1
Гильбранд Грегерсен / Gudbrand Gregersen de Saág (1824–1910)

Жил да был в Шведском королевстве молодой человек, плотник. Норвежец (Норвегия тогда принадлежала Швеции) по имени Гильбранд (или Гидбранд) Грегерсен.
Плотник – профессия добропорядочная и уважаемая, но кто в Норвегии не плотник? И в двадцать с небольшим лет Гильбранд едет в Европу. Конкретно – в Мюнхен.


zbp100-a-nagykc591rc3baton-p1590336-gregersenek1

По дороге, перед прибытием в Вену, случилась неприятность – обворовали норвежца в Европе, увы. Остался без багажа, почти без одежды, без вещей. В столицу империи являться не при полном параде счёл неприличным, повернул в земли венгерские.

Amikor Budára tévedt, nálunk éppen forradalom volt – Когда он прибыл в Буду, у нас как раз революция была (это про 1848 год).
Он – молодой ведь – в революцию, естественно, ввязался. Правда, не столько стрелял, сколько строил – пишут, за полтора дня построил понтонный мост через Дунай в Пакше (это ниже по течению, чем Будапешт, Дунай там должен быть шире). Потом (скрываясь от австрийских репрессий?) жил в Италии, где тоже работал в мостостроении. Но с 1850-х он – снова в Венгрии.


А тут разгар строительства!

Collapse )
герань на окне

Формулировка

Вадим Михайлин про сущностный сдвиг в СССР середины 1950-х годов:
Было: гигантский фаланстер с элитами, живущими в постоянном страхе перед репрессиями, и люмпенизированным населением, готовым из чистого чувства самосохранения видеть (и выявлять!) врага в ком угодно, но прежде всего в представителях элит; а в качестве цементирующей основы — легитимированный присутствием исключительной богоподобной личности, на макиавеллиевский манер наделенной всеми политическими добродетелями, уравнительный дискурс о первой в мире республике рабочих и крестьян, окруженной со всех сторон буржуазно-фашистской нечистью и подтачиваемой изнутри недобитками, перерожденцами и агентами лихтенштейнской разведки, республике, которая, несмотря на все эти неимоверные трудности, строит социализм в одной отдельно взятой стране и готова на любые жертвы ради грядущего счастья.

Стало: народившаяся в результате Второй мировой войны сверхдержава с претензией на мировое господство, с устойчивым чувством национальной исключительности и цивилизаторского мессианства, свойственным в той или иной форме и степени всем социальным стратам, включая по-прежнему люмпенизированные «широкие массы советских людей»; занявший все сколько-нибудь ключевые позиции в самых разных областях — от армии и силовых структур до науки, образования и творческих профессий — бюрократический средний класс, живущий на статусную ренту и почти переставший бояться возможности оказаться ни с того ни с сего в очередном списке врагов народа
.