June 26th, 2019

герань на окне

Августин Аврелий и компания: базилика св. Иштвана на закате

z_20190621_184754

Ну, заката еще ждать… Это ж самые длинные дни, июнь. Зато никогда солнце не светит вот так – прожектором – прямо на фасад. Становятся видны детали, которых не разглядеть толком в полдень – солнце глаза слепит.


zz_20190621_184123

На фасадах статую четырех отцов церкви. Самый симпатичный – Августин; тот, что автор «Исповеди», в которой впервые в истории человечества рассматривает и описывает не то, что вокруг него, а то, что внутри – самого себя, повернув глаза зрачками в душу. Себя, целиком – вместе с воровством яблок из соседского сада в детском возрасте (и сокрушением по этому поводу в старости), вместе с восторгом от зрелища гладиаторского боя (за каковой восторг он себя нещадно ругает), вместе с неустанными размышлениями на тему «Что такое Бог?» – и попытками дать выраженный словами ответ.
«Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время: если бы я захотел объяснить спрашивающему – нет, не знаю», – это тоже его.
А в «Граде Божьем» меня когда-то совершенно очаровала работа Августина со своими утверждениями. Заявив нечто, он тут же выдвигает возражения типа «Но некоторые мне скажут, что…» или «Мне возразят, что…» и не двигается вперед, пока не разобьет все возможные тезисы оппонентов. Потом оглядывает поля боя, усыпанное разбитыми в пух и прах возражениями, и удовлетворенно шествует дальше: выдвигать новое утверждение и вызывать оппонентов на новый бой. Рассел потом заметит (но не по этому поводу): «Августин обнаруживает сходство с Толстым, которого он, однако, превосходит по уму».

Collapse )