April 5th, 2020

герань на окне

Пока будапештская Опера на ремонте, а туристы на карантине, коллега – о японцах и венской Опере

я87525@2x

коллега – о японцах и венской Опере:

Во время вынужденного карантина многие начинают заниматься тем, на что раньше не хватало времени. Я же решила предпринять попытку «вернуться в профессию» (по первому образованию я – японист) и начала с помощью своей японской подруги Юми-сан готовить экскурсии на японском языке. Как говорится, впрок. Ведь когда-нибудь пройдёт эпидемия, и наступят лучшие времена! Турист пойдёт косяком.
Словом, нужно готовить сани летом, а что-то там, наверное, телегу – зимой. Решили начать с самого простого – обзорная пешеходная экскурсия по городу.

Первый пункт – Венская опера. Я сразу осторожно поинтересовалась: «надеюсь, японцам не надо рассказывать эту навязшую на зубах историю о печальной судьбе двух архитекторов, строивших оперу?» (на всякий случай если кто эту историю забыл, я помещу её в конце поста). "Что ты, что ты!“, – всплеснула руками Юми, – японцы обязательно читают эту историю до приезда в Вену и очень ждут, что гид им эту историю ещё раз расскажет! Без этого нельзя! Экскурсия будет неполной!»



Венская_опера

Я поняла, в чем дело. С точки зрения японца эта душещипательная байка выглядит очень по-японски, то есть романтично и красиво. Император выступил с критическими замечаниями. Архитектор понял, что «потерял лицо», и, не вынеся стыда, покончил жизнь самоубийством. Пусть не посредством сэппуку (вспарывая живот), как положено благородному мужу, а банально повесился. Но все равно молодец! К тому же, второй архитектор вскоре тоже умер, что и ему делает честь!

Я вздохнула и смирилась. «Ну хорошо, – сказала я, – в немецком варианте император сказал, что опера похожа на корабль, который тонет, имея в виду излишнюю приземистость здания. Как ты это замечание императора излагаешь по-японски?»

Ответ Юми прозвучал неожиданно. «Что ты, что ты, – защебетала она, – для японцев сравнение с кораблём совсем непонятно!» «Ну а как же следует описывать приземистость этого здания?», – спросила я. «Да очень просто, – объяснила мне Юми, – надо говорить, что опера похожа на лошадь с короткими ногами, 足の短い馬

Короче, в японском варианте экскурсии император Франц-Иосиф приехал и сказал: «Зачем вы мне здесь построили то, что похоже на лошадь с короткими ногами?» Архитектор Ван дер Нюлль услышал это замечание, осознал, что «потерял лицо», и немедленно благородно удавился.
Заказ на создание проекта Венской оперы получили два архитектора: Ван дер Нюлль и Зикардсбург. Уже после того, как театр был спроектирован, уровень бульвара Рингштрассе поднялся на два метра выше, чем было запланировано. И оказалось, что эти два метра нарушили пропорции первого этажа оперы.

Императору Францу Иосифу I при первом осмотре здание не понравилось: он сказал, что оно похоже на тонущий корабль. Началась травля архитекторов в прессе. В результате Ван дер Нюлль покончил с собой. Через два месяца Зикардсбург, который разработал все внутреннее убранство и декор, умер от инфаркта. Так что ни один из двух архитекторов, строивших театр, не дожил до его открытия, то есть до 25 мая 1869 года.


Отсюда.




Театр ещё не был достроен, но эта критика уже висела тяжёлым камнем на душе архитекторов. Сначала тяжело заболел Сикардсбург - у него было какое-то лёгочное заболевание, приведшее к операции. Операция прошла успешно, но он надолго был выключен из работы.
Нюлль продолжал строительство в одиночестве, за двоих. Естественно, аккомпанемент в виде общественного глумления над его детищем только усиливал природную склонность к депрессии. К тому же он переживал финансовый кризис: оплата проекта была ещё впереди, а он, наконец-то - в 55 лет - женился.
Когда Франц Иосиф весной 1868 года решил устроить осмотр недостроенного театра (шли внутренние работы), Августу ван дер Нюллю пришлось выслушать его приговор в одиночестве.
Возможно, император не подумал о том, что его мнение могло стать последней каплей. И высказался он откровенно: сказал, что да, он согласен с критикой в прессе, всё не так, затраты велики, а театр не хорош. Не театр, а вокзал.
На следующий день (3 апреля 1868 года) Нюлль повесился. Его молодая жена на восьмом месяце беременности осталась вдовой.
Для его друга это известие было страшным ударом. С этого момента он уже не надеялся на выздоровление и умер спустя два месяца. Его последней работой стал проект собственного надгробия.
Траурно-триумфальный финал
Франц Иосиф сделал выводы из этой трагедии и с тех пор никогда не критиковал творческих людей. Он велел сделать мраморный медальон с профилями архитекторов и установить его в здании театра.
...Сегодняшняя Венская опера - это не то самое - историческое - здание, а почти полная его реконструкция: во время Второй мировой войны американцы разбомбили театр.
https://picturehistory.livejournal.com/6240041.html