April 13th, 2020

герань на окне

Диалог о вечном одиночестве венгерского языка

04e74fd3c47d4023a9f6bb1e9f4ae9a1Web.archive.org

Из книги: Гастон Доррен. Лингво. Языковой пейзаж Европы

– Садитесь, пожалуйста, господин Мадьяр. Чем я могу вам помочь?
– Я так одинок, доктор. Страшно одинок.
– Понятно. А почему вам так кажется?
– Я не так давно здесь поселился, и мне кажется, что соседи меня не понимают.
– Та-ак… Давайте посмотрим – вы у нас зарегистрировались в… а, вот! в конце IX века.
– Да, так и есть. Я вселился в дом, где сейчас живу, в 896-м. И мне кажется, что соседи мне этого не простили.
– Значит, вы думаете, что тут какие-то старые счеты. И кроме того, они вас не понимают.
– Да. Мы говорим на разных языках. И у меня нет родных поблизости. У меня есть родственники в России и троюродные братья в Финляндии и Эстонии. Но я не говорил с ними тысячи лет – не знаю даже, пойму ли я их теперь. Я чувствую себя совершенно изолированным здесь, в этой пусте .
– В чем?.. А-а, в венгерских степях. Н-да. Господин Мадьяр, боюсь, этот вопрос слишком сложен для участкового лингвиста. Вам нужно сдать анализы. Вот направление в клинику исторического языкознания, а это – в клинику сравнительного языкознания. Позвоните мне, пожалуйста, через пару недель – я скажу вам результаты.

– Клиника доктора Хаспельмата.
– Это Иштван Мадьяр. Я звоню узнать результаты анализов.
– Соединяю с доктором.
– Здравствуйте, господин Мадьяр. У меня хорошие новости.
– Да?
– Мои коллеги из клиник исторического и сравнительного языкознания провели тщательные исследования и пришли к выводу, что за последние 1100 лет вы стали очень похожи на своих соседей.
– Да что вы? Не может быть. Вы видели мою орфографию? А спряжение глаголов? А все мои падежи?
– Ну разумеется, мы учли все это. Это не меняет диагноза. Главное, у вас есть артикли: вы используете слова a  и az  в качестве определенного артикля, а egy  – в качестве неопределенного. Верно?
– Разве не у всех есть артикли?
– Вовсе нет! У ваших дальних родственников их нет, да и у большинства языков мира тоже нет. А вот у вашего немецкого и румынского соседа есть.
– Вот как?
– И вот еще: вы ведь говорите I cut her the nails вместо I cut her nails  (я постриг ей ногти) и the minister his jacket  вместо the minister’s jacket  (пиджак министра)*, так?
– Да. А что, это необычно?
– Да уж! Такое мало где встречается, а вот у ваших соседей – немцев, румын и сербов – именно так. И они так говорят уже тысячи лет. Вы это у них переняли. И еще. Вам не кажутся странными слова frigy (союз, брак), prém  (мех), klapec  (хлопец), sztrájk  (забастовка), fröccs  (вино с содовой), pletyka  (сплетня), próba  (испытание), strand  (пляж)?
– Нет, а что такое? Тут что-то не так?
– Ничего особенного. Просто, когда вы сюда только переехали, ваши слова никогда не начинались с нескольких согласных. А у соседей такое бывало, вот и у вас так стало.
– Разве? Пожалуй, strand немного отдает немецким. Но frigy ? И fröccs ? Совершенно обычные слова.
– Frigy тоже из немецкого, господин Мадьяр. Но вы правы – вы уже успели привыкнуть к двойным согласным. Fröccs  – это не заимствование, и хотя pletyka  пришло из словацкого, именно вы сделали из него pletykalap  для обозначения таблоида. И grófnő  для графини. Gróf  для графа – это почти немецкое слово, но grófnő  – точно нет. Или возьмем слово világ . Вас никогда не удивляло, что оно значит одновременно и мир  и свет ?
– Да нет. Наверное, простое совпадение.
– Совпадение? Все ваши соседи – кроме немцев – тоже используют одно слово в обоих смыслах. Тоже совпадение? И еще. Вы говорите лед холоднее, чем вода *, так?
– Так. Лед же и правда холоднее, разве нет?
– Я имею в виду, что, когда вы сравниваете две вещи, вы добавляете окончание к прилагательному, потом говорите слово mint (чем) и только потом называете вторую вещь. И это странно: потому что обычно вы ставите короткие слова типа mint  после существительных, а не перед ними. Но в случае mint  вы снова копируете своих соседей. Особенно немцев.
– Это все?
– Не совсем. Ваши превосходные степени подозрительно похожи на сербохорватские. Но мне лучше остановиться – дальше пойдут слишком специальные подробности. Номинативные экспериенцеры, комитативно-инструментальная полисемия и прочее в этом роде.
– И что же вы мне посоветуете?
– Сходите к соседям попить кофе. Мне не следовало бы это говорить – врачебная тайна и все такое, но я слышал, что вашему румынскому соседу тоже немного одиноко – ведь он живет так далеко от своей семьи. Зайдите к нему поболтать. Сначала могут возникнуть языковые проблемы, но я уверен, что у вас найдется много общего.

*Хм, у меня получилось Vágtam a körméjet и miniszter kabátja.
*А jég hidegebb mint víz

https://e-libra.ru/read/512254-lingvo-yazykovoy-peyzazh-evropy.html