July 15th, 2020

герань на окне

Игнатьев и Сечени

Ignatiev_NPSzéchenyi_Ödön_György_István_Károly

В Wiki-статье про Сечени-младшего, Эдёна Сечени, сказано, что прибыв в июне 1870 года в Константинополь, он застал там следы страшного пожара, случившего в мае, и предпринял активные действия для создания турецкой пожарной команды. Он и в Будапеште именно этим прославился.

А дальше упоминание, что к султану также привёл своих пожарных и устроил масштабную демонстрацию российский посол, оказывавший на султана большое давление (óriási nyomás). Имя не названо, но надо полагать, что это Николай Павлович Игнатьев. Пишут про него русские источники так: «Его называли le vice-Sultan; да он и был им на самом деле: турецкие министры его боялись и были у него в руках. Главною и неизменною целью игнатьевской политики было разрушение Турецкой империи и замена её христианскими, предпочтительно славянскими народностями». Он же ещё до того пожара хлопотал об устройстве в Константинополе госпиталя для подданных Российской империи, паломников и матросов («Трудности возникли и с покупкой участка земли, поскольку мусульманское духовенство и население не разрешали строить госпиталь вблизи мечетей, а они в Константинополе были в каждом квартале»). Госпиталь был открыт, но в 1874-м.

И в том же 1874-м Эдён Сечени, преодолев множество предрассудков, трудностей, финансовых проблем (rengeteg előítélettel, nehézséggel, anyagi gonddal), сформировал турецкую пожарную команду, организованную по его отработанной венгерской модели, с казармами и полигоном.

Дальше с этой историей разбираться в мои планы не входило, но каков сюжет!
Венгр из семьи графов Сечени, сын «наилучшего из венгров», организатор венгерской пожарной службы, инициатор создания будайского фуникулёра, католик с титулом турецкого паши, с одной стороны, и русский граф, государственный деятель, присоединивший к России правый берег Амура, принципиальный панславист с другой (обоим чуть больше сорока) в Константинополе начала 1870-х состязаются в благотворительности.

Остаётся добавить сюда турецкую любовную историю и английскую шпионскую интригу – и садимся за написание романа.