November 5th, 2020

герань на окне

(no subject)

«Нам совершенно не надо ждать новых утопических изобретений, чтобы получить идеал большого города, чистого от пыли и сажи, воздух которого по чистоте может сравниться с горным воздухом. Для этого нужны только деньги, которые нынче текут так медленно на истинно культурную работу. Миллионы, которые государства могли бы сэкономить, приняв предложение Царя о разоружении, найдут здесь полное смысла культурное применение. Не против внешнего врага, нет, против внутреннего врага: против нашей грязи, наших плохих улиц, наших плохо построенных домов, нашего недостаточного освещения, короче говоря, против всех неудобств и недостатков нашей жизни надо выйти на поле битвы с этими миллионами, пустив в ход все средства нашей современной техники... Существует лишь одна борьба, которая оправдана человеческим и божьим правом, которая даже необходима. Это борьба с природой за то, чтобы вырвать у нее все силы и сделать их полезными для нас; форма этой борьбы — труд, фундамент всех культур».
герань на окне

Агнесса Кун, дочь Белы Куна

Из-за трудностей, возникавших в связи с переводами, сотрудничество между Пастернаком и Агнессой Кун было напряженным, как она пишет — «весьма драматичным». Ей казалось, что Пастернак не всегда сразу чувствовал идею стихотворения, логику образов, соотношение метафорических или риторических оборотов, а Кун была неуемной, она хотела достичь самого адекватного решения, снова и снова пытаясь прояснить для переводчика сложные места текста. Согласимся с венгерским критиком середины XIX века, который писал: «Петефи прежде всего венгр, даже его самое мелкое произведение носит печать национальности, и именно из этой причины не только его слова, как в случае многих поэтов, но и его чувства, выражаемые в его песнях, понимает каждый венгр». Спустя столетие, в совершенно другой культуре и на другом языке было не просто передавать эту «венгерскость».

+

Родился в многодетной семье сапожника Франца Дьюлы. В 1919 году дебютировал в газетах с революционными стихами. В 1920 году вместе с первой женой Юдит Санто (Szántó Juditt) эмигрировал из хортистской Венгрии в Словакию. В 1924 году развёлся с Юдит. В 1925 году в Вене выходит сборник революционных стихов о поражении Венгерской советской республики, наполненный надеждами на новый подъём — «Az ellenforradalom földjén» («На земле контрреволюции»). В 1925 году вернулся в Венгрию, и вновь эмигрировал — в СССР, через Вену и Берлин.

В Москве женился на шестнадцатилетней Агнеш (Агнессе) Кун (венг. Kun Ágnes), дочери Белы Куна. Работал журналистом и редактором иностранной литературы. Переводил на венгерский стихи русских классиков и современников. С 1938 по 1944 годы находился на поселении. После его ареста Агнесс заставляли отречься от мужа, чего она не сделала; в 1941 году провела четыре месяца в заключении.[3]

Написал биографическую книгу для серии ЖЗЛ о Шандоре Петёфи (1949 год).[4] Эту книгу, как и многие другие прозаические произведения Антала Гидаша, перевела на русский язык Агнесса. Вместе с женой были главными экспертами по венгерской культуре в СССР. Под их руководством в Советском Союзе были переведены и изданы в 1950-е годы книги многих венгерских поэтов. В 1946 году в Москве А. Гидаш и А. Кун убедили Гослитиздат, что пора знакомить советских читателей с венгерской классической поэзией. Вместе с Евгенией Книпович подобрали имена подходящих поэтов для русских переводов, среди явных мэтров Книпович рекомендовала и малознакомого Гидашам Леонида Мартынова. В дальнейшем чету Гидашей с четой Мартыновых связывала близкая дружба.[5] В 1959 году Гидаши получили разрешение на возвращение в Венгрию и вернулись на историческую родину. В Венгрии занимался изданием классиков русской литературы.

Похоронен в Будапеште на мемориальном кладбище Керепеши. Рядом с ним была похоронена и Агнесса Кун, скончавшаяся в 1990 году.