February 6th, 2021

герань на окне

Хорошо сказано

Вдруг подумал о том, что только сейчас на улицы выходят протестовать по-настоящему свободные люди. Протестанты в самом изначальном, лютеровском смысле этого слова. Чем был, собственно, переворот в октябре семнадцатого года? Победившей пугачевщиной. Рабы восстали, победили, переименовали царей в генеральных секретарей и устроили на месте прежней тюрьмы куда более ужасную тюрьму в которую сами же и угодили. Одни ордынцы победили других ордынцев. Наша беда не в том, что мы без царя в голове, а в том, что он в ней есть и его оттуда не выкуришь. Только теперь на улицы стали выходить люди, у которых этого вечного ордынского царя в голове нет. Только теперь у нас начинается настоящая Реформация. Их не очень много. Их мало, но это только пока. Может быть их в обозримом будущем много и не будет, но именно они будут определять направление нашего движения, а не «глубинный народ» с царем в голове. Вот эта самая молодежь, которую бьют дубинками, бросают в автозаки и которая читает друг другу лекции в спецприемнике в Сахарово. И еще. Раньше я думал, я мечтал о том, что в той прекрасной России будущего, до которой, быть может, я и не доживу, президентом будет Катя Шульман. Теперь я так не думаю. Она не президент – она махатма. И дельфийский оракул. И сивилла. К ней будут приносить детей и приводить взрослых больных автократией, деспотизмом и латентных тиранов, которых она будет излечивать от этого простым наложением рук. У нее будут просить добрых предзнаменований и советов перед выборами президента и парламентскими сессиями. Одна беда – разведется множество толкователей ее сочинений и они между собой будут постоянно воевать. Редкий их ежегодный съезд будет обходиться без криков а ты кто такой, потасовок и вызовов полиции. Ну, это ничего. Это пережить будет можно.