March 8th, 2021

герань на окне

Итак, о чём шла речь позавчера?

Untitled-1

О том, что «Эстерхази» – не только торт.
Эстерхази – фамилия. Славная и знатная.
«Фамилия нашей семьи происходит от утренней и вечерней звезды (Ишт, Истар, Астарта)... Это имя – синоним мечты, венгерской мечты о несказанно богатом вельможе, запускающем в свой кошель сразу обе руки; о хозяине, который, будто зерно на току, лопатит банкноты и корзинами мерит злато-серебро; словом, о персонаже сказочном. Имя это означало когда-то просто «богатый венгр», – так писал Петер Эстерхази, потомок графского рода, гениальный литератор.
Будь моя воля, я бы так читала его книгу всю лекцию, от первой фразы «Чертовски трудно врать, когда не знаешь правды» и до последней, о том, как из пишущей машинки летят и летят слова, одно за другим опускаясь на белый бумажный лист. Сколько это заняло бы? Неделю?

Collapse )


Untitled-11
Что же касается самого Петера Эстерхази и его книги, то мне хотелось бы пересказывать её целиком, цитируя страницами, восстанавливая хронологический порядок , отмечая скрытые, явные, завуалированные, очевидные и намеренно запутанные цитаты из очевидных, полузабытых, смутно знакомых и совсем незнакомых текстов. Никакой лекции не хватит. Понятно, что когда «по пути, у местечка Баконьлеп, где пересекаются три дороги, он столкнулся с дедушкой и в завязавшемся споре о том, кто нарушил ПДД, укокошил его» – это привет Софоклу, а когда веткой жимолости помешивать коктейли «Слеза комсомолки» – Веничке Ерофееву. Но вот Вячеслав Середа, переводчик, пишет, что в тексте ещё множество отсылок к «Энциклопедии мёртвых» Данило Киша, сербского писателя, умершего в Париже в пятьдесят с небольшим – а я только фрагменты пока успела прочесть, да и те с экрана…


Untitled-10

А на эту тему я ещё подумаю. Подумаю и напишу.

Про «Исправленное издание» уже шла речь. Добавить стоит только ссылку на предисловие переводчика, Вячеслава Середы, о том, как Венгрия пережила появление этой книги. Я тогда, в 2002-м, и мысли про ту Венгрию не имела, и торт «Эстерхази», насколько помню, не пробовала, и не знала, что буду однажды июльским жарким вечером 2016 года стоять с туристами на будайском берегу, на закате, и говорить, что вот сейчас, сейчас совершится главное будапештское чудо, начнётся этот ежевечерний фейерверк, включится подсветка здания Парламента, и туристы замрут в ожидании, и загорятся уже огни на мосту Маргит, и на Цепном мосту, и заблестит разноцветной черепицей крыша церкви Матяша, и зажгутся звёзды, и взойдёт луна, а здание Парламента так и останется стоять тьмой, кляксой, чёрной дырой.
(«...как сейчас обстоят дела в венгерской литературе в целом? — Прямо вот сейчас? Плохо. Потому что умер Эстерхази»)
Как обстоят дела с моим личным чтением его книг? Прекрасно: ещё не всё прочитано.


Экскурсии