May 31st, 2021

герань на окне

Песнь о карнизе

я_20210518_142912_vHDR_On

Точнее, их два, а если считать самый верхний, то и три. Но нижний, первый,  – это как раз та деталь, что задаёт тон. Не будь карниза, мы бы, может, и не заметили бы, что фасад не скучно-плоский, а отчасти криволинейный. Центральная его часть выпирает вперёд – но мягко, деликатно. Не так, как итальянские церкви XVIII века, чьи фасады изгибаются во все стороны, напоминая, что тарантелла – это танец укушенного тарантулом. Университетская церковь Пешта рядом ними – воплощение добропорядочного благородства.


я_20210227_122156

Я насчитала в нём двенадцать ступенек. Это если считать по вертикали, сверху вниз. Но карниз этот и в горизонтальной плоскости устроен ступеньками. (Эх, нет в русском языке глагола «ступенничать», может, в венгерском есть? Оказалось, есть. Андраш Шопрони, переводчик Достоевского и Гроссмана, подсказал: lépcsőződik; слово редкое, но есть).
На самом углу он прочерчен четвертушкой круга, затем ступенька отступает вперёд, в сторону от стены фасада. Приближаясь к линии окон, карниз этот тремя (тремя!) уступами возвращается к стене – но только для того, чтобы тут же повторить этот пируэт ещё раз, в обратном порядке: снова отбежать от стены и снова к ней вернуться. И, как будто этого мало, в центрально части фасада он проделывает это всё, ещё и изгибаясь дугой, – то в одну, то в другую сторону.
В архитектуре XVIII века карнизы, живущие богатой внутренней жизнью – дело нередкое. Но рядом с Университетской церковью Андраша Майерхоффера поставить хочется разве что Смольный собор Растрелли.
Collapse )