?

Log in

No account? Create an account
герань на окне

anna_bpguide


По Будапешту маленькой компанией


Previous Entry Share Next Entry
Антикварный Будапешт
герань на окне
anna_bpguide


«Золотой век» Будапешта пришелся на вторую половину XIX столетия. Вторая столица Австро-Венгрии по красоте и богатству обгоняла первую, страна богатела и готовилась торжественно и щедро отметить в 1896 году тысячелетие государства. От этого времени в городе остались широкие проспекты, первая на континенте линия метро и не поддающиеся исчислению доходные дома, каждый — почти Эрмитаж.

После Великой войны, поражения и раздела страны все закончилось. Солнце зашло, время остановилось. И весь оставшийся материальный мир во главе с архитектурой приобрел статус истинной национальной ценности, хранящей память об ушедшей прекрасной эпохе. С тех пор здесь с почтением относятся ко всем старинным вещам. Ими украшают интерьеры дорогих ресторанов, холлы адвокатских контор и бары молодежных клубов. Будапештская улица антикваров называется Falk Miksa (ул. Микши Фалка) и тянется от здания парламента к Большому бульвару. На ней два десятка антикварных магазинов и крупнейший аукционный дом Nagyházi Galéria és Aukciósház, действующий с 1984 года.

Идет аукцион, предлагается живопись, мебель, фарфор, столовое серебро. Все — подлинное, исследованное и атрибутированное, с провенансом и официальными документами, позволяющими вывоз из страны.

За 420 евро выставлялся на продажу кувшин для горячего шоколада мейсенского фарфора XVIII века. Не продан. Серебряная вазочка для меда наполеоновской эпохи, с откидывающейся крышкой и стеклянными стенками, предлагалась за 130 евро.«130 евро — раз! Кто больше?» Ушла за 230.

Но главенствуют, конечно, предметы времен Австро-Венгрии, когда дуалистической дунайской империей правил император Франц Иосиф, а императрица Елизавета при любом удобном случае оставляла чопорную Вену ради веселого Будапешта.


Пара милых фарфоровых статуэток (дама и кавалер с собачкой) оценены в 190 евро. Двухъярусный ореховый секретер с пятнадцатью выдвижными ящиками (не считая потайных) в целости и сохранности — садись и пиши — стоит 3160 евро. Набор столового серебра на шесть персон: ложечки с вензелями большие, маленькие и средние, два типа ножей и вилок, половник для разливания супа и киселя и прочие элегантные мелочи — 980 евро.

Разглядывая эти прекрасно сохраненные вещи, самое время вспомнить, что Венгрия за ХХ век проиграла две мировые войны, пережила несколько революций и сорок лет побыла страной социализма. Как при этом сохраняются здесь все эти вазочки-ложечки — одна из главных будапештских загадок. Но то, что пласт материальной культуры, прежде всего XIX и ХХ веков, здесь обширен и весом — факт.

И сейчас в глубинах Пешта прячутся маленькие магазинчики под вывесками «Регишег» (Regiseg) с совершенно непредсказуемым ассортиментом. Хозяева их по-английски не говорят и в Интернете свои лавочки не рекламируют, зато с готовностью дают покопаться в этих россыпях самых разных старинных и просто старых предметов.

Фарфоровые супницы и бронзовые меноры. Часы в виде птичьей клетки, где крохотный щегол прыгает, ударами клюва отмечая каждую секунду. Перевязанные шпагатом пачки старых фотографий и удостоверений всех политических партий, отметившихся в истории страны за бурный ХХ век. Турецкая пороховница времен осады Буды 1686 года. Веер и лорнет с перламутровыми вставками («как у Сисси!»). Пластмассовые очки, бусы и клипсы, которых хватит на весь актерский состав фильма про 60-е годы, кофейники, трости, серьги и кольца и бог еще знает что в запылившемся резном сундуке, что стоит в углу с тех пор, как Будапешт отпраздновал тысячелетие страны.

Цены в этих «лавках древностей» выглядят солидно, только если считать форинтами; в пересчете на евро — меньше на два нуля и совершенно не сообразно ни с какими представлениями о маркетинге.

Особый интерес они представляют для нумизматов. Венгерские форинты, несмотря на то что имеют хождение и сейчас, мало известны в мире. Но в будапештских магазинах старины можно найти еще и пенгё — купюры, использовавшиеся с 1927-го по 1946-й. С точки зрения дизайна — настоящие шедевры, при этом еще и редкостных номиналов — вплоть до банкноты в секстиллион, то есть миллиард триллионов, пенгё. Она, конечно, редкость, но стотысячные, миллионные и даже иногда миллиардные купюры найти в этих лавках еще реально.


Это в духе города — беречь любую мелочь, позволять вещам прожить вторую и третью жизнь. Здесь в августе выходит в рейс самый настоящий антикварный трамвай, 1912 года изготовления, с деревянными сиденьями и бронзовыми шпингалетами на окнах. А дизайн красных почтовых ящиков, что стоят на улицах на фигурных ножках, не менялся с 1880-х годов.

И было бы странно, если бы в таком городе не оказалось интереснейших блошиных рынков. Самый большой, Эчери, нужно искать на окраине города. Поначалу-то, конечно, в глаза бросаются открытые ряды с самыми разнообразными предметами из прежней жизни — от советских солдатских касок до металлических табличек с названиями улиц, стоящих рядами, как книжки в библиотеке: Majakovszkij utcа, Nagymező utca вперемежку с автомобильными номерами и старыми дорожными знаками.

Фарфорово-стеклянные ряды расскажут о культуре последних столетий больше иных толстых томов. Когда на одной полке невозмутимо стоят рядом бюсты Ленина, Сталина, Франца Иосифа, Гитлера и два десятка пастушек с амурами и розанами, становится ясно, что живая-то история выглядела похитрее, чем описывается в учебнике.

От антикварных магазинов на Falk Miksa рынок Эчери отличается широтой ассортимента, не ограниченного тем, что имеет отношение к искусству, а от лавочек-регишегов — богатством мебельных рядов. Туалетные столики, машинки «зингер»и зеркала в барочных рамах — это еще мелочи. Нужно нырнуть дальше, вглубь, мимо кофемолок с резным корпусом, мимо настоящих дуэльных пистолетов и пишущих машинок с венгерской клавиатурой, включающей буковки Ő, Ö, Ó, Ű, Ü, Ú, Á и É, мимо настольной лампы с разноцветным абажуром ар-деко, мимо чего-то медно-блестящего, с шестеренками — большой, большой рынок Эчери, что говорить, — мимо венских стульев и кружевных зонтиков, мимо кувшинов и этажерок…

Мебельные павильоны скромны с виду. Но в них непременно следует заглянуть, чтобы, ахнув, обнаружить себя стоящим посреди будуара в стиле бидермейер, перед кроватью с балдахином не иначе как из графского замка. Слева — ампирный диван, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках, справа венское трюмо, в зеркале которого отражается немецкий комод XVI века, с гербом, из Нюрнберга, два миллиона форинтов…

Антикварный мир Будапешта естествен, как платаны на набережных, как столики летних кафе со скатертями в красно-белую клетку. Любовь к старым вещам в Венгрии — традиционная и совершенно искренняя. Будапештские жители десятилетиями сберегают в домах давным-давно не использующиеся изразцовые печи, медные ключи от погребов, чей-то портрет в раме, повешенный на стену прадедушкой.

Да что портрет… На Западном вокзале до сих в целости и сохранности сохраняется Королевский зал ожидания. На этот вокзал приезжал обычно из Вены Франц Иосиф. Затем — Карл IV, последний император, на последнюю коронацию. Когда в 1921 году он уехал с Западного вокзала, зал ожидания закрыли за ним на ключ. Вместе с люстрами, зеркалами и креслами с бархатной обивкой на изогнутых золоченых ножках. И за весь ХХ век ни разу не потревожили.

Такой уж характер у Будапешта — города, где понимают красоту вещей и знают им цену.


Антиква. Журнал о вещах, которые со временем становятся лучше 1(3) 2014
http://antiqua-magazine.ru/
Весь журнал: http://issuu.com/projector/docs/antiqua_n3

  • 1
как интересно...

нельзя такие посты писать, они не дают спокойно лежать на диване перед телевизором, а пробуждают мечты о месяце или двух в этом городе...

Спасибо! :) Очень интересно! Тем более, что я в мыслях еще в Будапеште, где в конце марта довелось погулять всего три дня... :)

три дня - это мало

Пенге вообще очень интересные деньги. В Австро-Венгрии кроны были одинаковыми с обоих сторон, только надписи были на немецком и венгерском. На пенге в 38-м, если не ошибаюсь, номинал обозначался на шести языках, в т.ч. русинском.

Печатали их венгры сами, в довоенной Европе не все могли это позволить.

Да, пенгё достойны отдельного рассказа.


Edited at 2014-04-07 06:23 pm (UTC)

Миллиард триллионов пенге или сикстиллион :)))
Что такое гиперинфляция? Сикстиллионерам не по карману утренняя газета :))


Самый знаменитый снимок про пенгё:
Август 1946 года. Венгерский дворник сметает выброшенные банкноты после введения форинта

завлекаете! соблазняете!
а вот скажите, с аукционом понятно - все бумажки для вывоза из страны сопровождают покупку. а с барахлом с блошиных рынков как? допустим, купила я этажерку 1925г (в мечтах), допёрла на трамвае до гостиницы - и куды мне теперь с ней бежать?

на почту ((((
боюсь, тут не формальности будут самым сложным делом, а транспортировка.
Какой так немецкий комод 18 века на рынке стоял! Но как?

Таким уютом веет от статьи. И от города... Какое-то домашнее блаженство в душе разлилось :) Спасибо!

домашнее блаженство

да, правильное слово... Будапешт - имперский вроде, но и домашний.

Да, все эти венгерские антикварные магазины - просто пещера Алладина!!!
И вроде ничего не покупаю в них, а всё равно часами там зависаю, как в музее. :)

а уж какую они выполняют социально-организующую функцию - словами не описать )))

(Deleted comment)
Часы с причкой продались - нет их в магазине больше. А пенгё - сколько угодно.
)))
Ну, может, не самое необходимое дело ездить на могулу Штрауса, да еще в то время; так что (она в Вене, насколько я понимаю). Могилы молчат....

---вот и я не знаю, и словарь помалкивает...

http://www.fortepan.hu/ взгляните, может и дом найдется

(Deleted comment)
"Помни.
С настоящей любовью...." дальше еще что-то, не видно

  • 1