anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Category:

Антикварный Будапешт



«Золотой век» Будапешта пришелся на вторую половину XIX столетия. Вторая столица Австро-Венгрии по красоте и богатству обгоняла первую, страна богатела и готовилась торжественно и щедро отметить в 1896 году тысячелетие государства. От этого времени в городе остались широкие проспекты, первая на континенте линия метро и не поддающиеся исчислению доходные дома, каждый — почти Эрмитаж.

После Великой войны, поражения и раздела страны все закончилось. Солнце зашло, время остановилось. И весь оставшийся материальный мир во главе с архитектурой приобрел статус истинной национальной ценности, хранящей память об ушедшей прекрасной эпохе. С тех пор здесь с почтением относятся ко всем старинным вещам. Ими украшают интерьеры дорогих ресторанов, холлы адвокатских контор и бары молодежных клубов. Будапештская улица антикваров называется Falk Miksa (ул. Микши Фалка) и тянется от здания парламента к Большому бульвару. На ней два десятка антикварных магазинов и крупнейший аукционный дом Nagyházi Galéria és Aukciósház, действующий с 1984 года.

Идет аукцион, предлагается живопись, мебель, фарфор, столовое серебро. Все — подлинное, исследованное и атрибутированное, с провенансом и официальными документами, позволяющими вывоз из страны.

За 420 евро выставлялся на продажу кувшин для горячего шоколада мейсенского фарфора XVIII века. Не продан. Серебряная вазочка для меда наполеоновской эпохи, с откидывающейся крышкой и стеклянными стенками, предлагалась за 130 евро.«130 евро — раз! Кто больше?» Ушла за 230.

Но главенствуют, конечно, предметы времен Австро-Венгрии, когда дуалистической дунайской империей правил император Франц Иосиф, а императрица Елизавета при любом удобном случае оставляла чопорную Вену ради веселого Будапешта.


Пара милых фарфоровых статуэток (дама и кавалер с собачкой) оценены в 190 евро. Двухъярусный ореховый секретер с пятнадцатью выдвижными ящиками (не считая потайных) в целости и сохранности — садись и пиши — стоит 3160 евро. Набор столового серебра на шесть персон: ложечки с вензелями большие, маленькие и средние, два типа ножей и вилок, половник для разливания супа и киселя и прочие элегантные мелочи — 980 евро.

Разглядывая эти прекрасно сохраненные вещи, самое время вспомнить, что Венгрия за ХХ век проиграла две мировые войны, пережила несколько революций и сорок лет побыла страной социализма. Как при этом сохраняются здесь все эти вазочки-ложечки — одна из главных будапештских загадок. Но то, что пласт материальной культуры, прежде всего XIX и ХХ веков, здесь обширен и весом — факт.

И сейчас в глубинах Пешта прячутся маленькие магазинчики под вывесками «Регишег» (Regiseg) с совершенно непредсказуемым ассортиментом. Хозяева их по-английски не говорят и в Интернете свои лавочки не рекламируют, зато с готовностью дают покопаться в этих россыпях самых разных старинных и просто старых предметов.

Фарфоровые супницы и бронзовые меноры. Часы в виде птичьей клетки, где крохотный щегол прыгает, ударами клюва отмечая каждую секунду. Перевязанные шпагатом пачки старых фотографий и удостоверений всех политических партий, отметившихся в истории страны за бурный ХХ век. Турецкая пороховница времен осады Буды 1686 года. Веер и лорнет с перламутровыми вставками («как у Сисси!»). Пластмассовые очки, бусы и клипсы, которых хватит на весь актерский состав фильма про 60-е годы, кофейники, трости, серьги и кольца и бог еще знает что в запылившемся резном сундуке, что стоит в углу с тех пор, как Будапешт отпраздновал тысячелетие страны.

Цены в этих «лавках древностей» выглядят солидно, только если считать форинтами; в пересчете на евро — меньше на два нуля и совершенно не сообразно ни с какими представлениями о маркетинге.

Особый интерес они представляют для нумизматов. Венгерские форинты, несмотря на то что имеют хождение и сейчас, мало известны в мире. Но в будапештских магазинах старины можно найти еще и пенгё — купюры, использовавшиеся с 1927-го по 1946-й. С точки зрения дизайна — настоящие шедевры, при этом еще и редкостных номиналов — вплоть до банкноты в секстиллион, то есть миллиард триллионов, пенгё. Она, конечно, редкость, но стотысячные, миллионные и даже иногда миллиардные купюры найти в этих лавках еще реально.


Это в духе города — беречь любую мелочь, позволять вещам прожить вторую и третью жизнь. Здесь в августе выходит в рейс самый настоящий антикварный трамвай, 1912 года изготовления, с деревянными сиденьями и бронзовыми шпингалетами на окнах. А дизайн красных почтовых ящиков, что стоят на улицах на фигурных ножках, не менялся с 1880-х годов.

И было бы странно, если бы в таком городе не оказалось интереснейших блошиных рынков. Самый большой, Эчери, нужно искать на окраине города. Поначалу-то, конечно, в глаза бросаются открытые ряды с самыми разнообразными предметами из прежней жизни — от советских солдатских касок до металлических табличек с названиями улиц, стоящих рядами, как книжки в библиотеке: Majakovszkij utcа, Nagymező utca вперемежку с автомобильными номерами и старыми дорожными знаками.

Фарфорово-стеклянные ряды расскажут о культуре последних столетий больше иных толстых томов. Когда на одной полке невозмутимо стоят рядом бюсты Ленина, Сталина, Франца Иосифа, Гитлера и два десятка пастушек с амурами и розанами, становится ясно, что живая-то история выглядела похитрее, чем описывается в учебнике.

От антикварных магазинов на Falk Miksa рынок Эчери отличается широтой ассортимента, не ограниченного тем, что имеет отношение к искусству, а от лавочек-регишегов — богатством мебельных рядов. Туалетные столики, машинки «зингер»и зеркала в барочных рамах — это еще мелочи. Нужно нырнуть дальше, вглубь, мимо кофемолок с резным корпусом, мимо настоящих дуэльных пистолетов и пишущих машинок с венгерской клавиатурой, включающей буковки Ő, Ö, Ó, Ű, Ü, Ú, Á и É, мимо настольной лампы с разноцветным абажуром ар-деко, мимо чего-то медно-блестящего, с шестеренками — большой, большой рынок Эчери, что говорить, — мимо венских стульев и кружевных зонтиков, мимо кувшинов и этажерок…

Мебельные павильоны скромны с виду. Но в них непременно следует заглянуть, чтобы, ахнув, обнаружить себя стоящим посреди будуара в стиле бидермейер, перед кроватью с балдахином не иначе как из графского замка. Слева — ампирный диван, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках, справа венское трюмо, в зеркале которого отражается немецкий комод XVI века, с гербом, из Нюрнберга, два миллиона форинтов…

Антикварный мир Будапешта естествен, как платаны на набережных, как столики летних кафе со скатертями в красно-белую клетку. Любовь к старым вещам в Венгрии — традиционная и совершенно искренняя. Будапештские жители десятилетиями сберегают в домах давным-давно не использующиеся изразцовые печи, медные ключи от погребов, чей-то портрет в раме, повешенный на стену прадедушкой.

Да что портрет… На Западном вокзале до сих в целости и сохранности сохраняется Королевский зал ожидания. На этот вокзал приезжал обычно из Вены Франц Иосиф. Затем — Карл IV, последний император, на последнюю коронацию. Когда в 1921 году он уехал с Западного вокзала, зал ожидания закрыли за ним на ключ. Вместе с люстрами, зеркалами и креслами с бархатной обивкой на изогнутых золоченых ножках. И за весь ХХ век ни разу не потревожили.

Такой уж характер у Будапешта — города, где понимают красоту вещей и знают им цену.


Антиква. Журнал о вещах, которые со временем становятся лучше 1(3) 2014
http://antiqua-magazine.ru/
Весь журнал: http://issuu.com/projector/docs/antiqua_n3
Tags: Антиквариат, Город_изнутри, Публикации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments