anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Окножираф и два плаката



Попался мне перевод венгерской книги под названием «Последний окножираф».

Ablak-Zsiráf, Окно-Жираф, это нечто вроде «Аист-Ящерица», своего рода детская энциклопедия в картинках, где слова расположены по алфавиту, от А до Zs.

Автор вспоминает свое детство, пришедшееся на финал советской эпохи («Мое первое сексуальное впечатление совпало с кончиной Мао: в детском садике меня укусила девчонка по имени Диана. Когда умер Тито, у меня стал ломаться голос, а смерть Брежнева вызвала первое семяизвержение»).

Описывает он и встречу с советским солдатом, перед отбытием из Венгрии продающим пацанам в Будапеште парашют. Это 1989, или 1990, или 1991 год.

«"Parashut yes?", – спросил я, желая узнать, есть ли у них парашюты, но тут же расхохотался, сообразив, что проглотил одну букву, бог ты мой, оказывается русское “быть” и английское “yes” почти одно и то же, нет, не зря я учился. “Yankee go home!" и "Russkie domoj!” – по сути одно и то же, и оккупация – это всего лишь черта на карте, акцент, грамматическая конструкция.



А не танки, не восемь классов, не медвежонок Миша. Это запись в моем ученическом дневнике. “Две водки”, – ответил сержант по-венгерски и показал два пальца, давая понять, что их двое. После чего поинтересовался, как идут дела в школе. Обидевшись на чрезмерную фамильярность, я буркнул угрюмо: “Nu-nu!”, как некто в кино “Тихий Дон”. Тот поведал, что у него есть сын, Сергей, и он знает, что нам тоже нелегко, может, нужен Калашников? Или вот пистолет имеется. Вообще-то я не сластена, но почувствовал себя, как обжора в кондитерской лавке. Магазин он отдаст в придачу, как сувенир, так что выпьем за старые добрые времена. Пить с противником, говорящим с тобой на родном языке, за старые добрые времена, когда тебя еще не было и ваши отцы с наслаждением истребляли друг друга? “Ege segedre! ”, “в задницу!”, – говорит нам прапор, желая сказать “на здоровье”*. Сергея тоже зовут Сергеем, как и его сынишку, но для нас он – Серега, говорит он, протягивая мне бутылку и довольно сносно цитируя Петефи. “Венгрия – это поэзия”, – добавляет Серега». 

Понадобилась иллюстрация.



Нашлась фотография. Солдаты уезжают на поезде из Венгрии. Возле вагонного окна – плакат.




И еще одна фотография: с тем же плакатом.

И стало ясно, что плакат этот – четко прочитывающийся ответ на известный плакат «Товарищи, конец!» – из тех же времен, из той же истории.


          

Более того: похоже, он так, в качестве ответа, как вторая половина диалога, и задуман!
Композиционная схема обоих плакатов намеренно та же: главное сообщение – наверху, прописными буквами плюс еще слово на желтой наклонной плашке. Одинаково расположена нижняя, и тоже желтая плашка с «подписями»: Magyar Demokrata Fórum Венгерский Демократический Форум; Szovjet hadseregСоветская армия.

Даже незамкнутая черная рамка повторена один в один.

Но там, где в исходном плакате было «Товарищи, конец!», в новом – «Isten veletek, magyarok!», то есть  «До свидания / прощайте / Бог с вами (если дословно), венгры
И где в первом плакате – затылок, по которому вполне угадывается физиономия, и физиономия эта симпатии не вызывает, то во втором – лицо. Лицо вполне симпатичного солдата, да просто парня, мальчишки в военной форме, наверняка никого в своей жизни не убившего.

Автор первого – известный график Иштван Орос (венг. Orosz István; род. 1951). Про автора второго не знаю ничего.

Художественно он куда проще, примитивнее работы Ороса (кстати, Orosz по-венгерски – русский, вот так).
Но тут, кажется дело не в художестве.
Дело в сути.
Это диалог.
Реплика – и ответная реплика. Причем ответ четко, сознательно, недвусмысленно переводит послание в другую плоскость, меняет тон, меняет дискурс.

И если смысл первой реплики можно передать разными словами (Товарищи. Конец! – как раз не самое точное выражение соответствующего месседжа), от «Кончилось ваше время!» до памятного по 1956-му «Oroszok haza!»**, то со второй репликой не так-то просто…

Я, честно говоря, в затруднении.

Итак, венгры говорят:
– Скатертью дорога!
И говорят – «врагу». А «враг» отвечает…
Что отвечает? Как выразить словами смысл плаката-ответа? Как сформулировать этот от диалога между «врагами» до разговора между…
Между кем и кем?


 


*Имеется в виду: Egészségedre! Ваше здоровье!
** Oroszok haza! Русские, домой!

Tags: Венгерская_литература, Венгерские_истории
Subscribe

  • 283. «Правь, ничего не меняя»

    Так учил император Франц I (то, что сначала был Франц II) своего сына. Слова эти, похоже, запали в душу не только наследнику, но и совсем…

  • 282. Дворец на проспекте и его чёрная-чёрная лестница

    Steiner-palota – так его зовут. Австро-венгерский стандарт Будапешта. Впечатляет парадный вход, где свод весь в лепнине, белый, сахарный…

  • Полетела!

    Самый-самый первый экземпляр увезли с собой туристы на следующий день после получения даже не тиража, а первой пачки – утром, не утерпев,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments

  • 283. «Правь, ничего не меняя»

    Так учил император Франц I (то, что сначала был Франц II) своего сына. Слова эти, похоже, запали в душу не только наследнику, но и совсем…

  • 282. Дворец на проспекте и его чёрная-чёрная лестница

    Steiner-palota – так его зовут. Австро-венгерский стандарт Будапешта. Впечатляет парадный вход, где свод весь в лепнине, белый, сахарный…

  • Полетела!

    Самый-самый первый экземпляр увезли с собой туристы на следующий день после получения даже не тиража, а первой пачки – утром, не утерпев,…