anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Красные почтовые ящики



Продолжаем мифологизацию Будапешта).
Здешние красные почтовые ящики всем хороши, но легенды у них нет.
Сделать из них персонажей городской мифологии – был бы символ, и образ, и тема для сувениров  (над этим мы тоже работаем).
А пока – колонка на сайте GEO.




О красных почтовых ящиках и ночном чтении стихов

Красные почтовые ящики Будапешта – такой же привет из времен Австро-Венгрии, как линия метро, построенная еще в XIX веке, или доходные дома со львами и атлантами на фасадах. Они стоят на тротуарах, не прижимаясь к стенам домов, отдельно; так обычно ставятся скамейки или памятники. Красный – ярко-красный! – ящик с прорезью для писем под самой крышей, с рельефным изображением почтового рожка.

На макушке фигурное навершие, вроде тех, что украшают корпуса старинных настенных часов. Внизу два ноги опоры, делающие всю конструкцию похожей еще и на швейную машинку «Зингер» в ее классическом варианте.



Все эти предметы – часы, «Зингер», метро, красный будапештский почтовый ящик (да и красный лондонский в ту же компанию) – могли бы сказать о себе, как звери Киплинга: «Мы с тобой одной крови!».

Они все – из того досегодняшнего, досовременного мира, где мужчины не выходили на улицу без головного убора,
трамвай был новинкой, как и кинематограф, а войны казались глупостью, навсегда оставшейся в темном прошлом.

По ним видно – это было время новых технологий, но старой эстетики, когда опору для почтового ящика или подземного зала метро уже можно сделать из металла, а вот оставить ее без капителей с листьями аканфа, пусть и чугунными, без розочек, гирлянд и прочих завитушек – еще нельзя.

Публика не поймет. Это как в общество – без перчаток, как даме на улицу – без шляпки.

Пройдет еще немного времени, проедет по судьбам и головам Великая война – и тогда Корбюзье и Баухауз объяснят, что без всех этих металлических кружев – можно, и сложится тот мир, в котором живем теперь мы с вами.



Пройдет еще сто лет, и глаз радостно начнет выхватывать из городской среды эти пережившие свой век раритеты,
эти жемчужины «прекрасной эпохи», наивные и очаровательные. Если, конечно, они сохраняются.

Будапештские красные ящики, трогательно называемые в словаре середины XIX века «шкафами для писем, куда можно бесплатно положить письмо», в таком, практически неизменном виде существуют с рубежа веков.
Дизайн их был придуман для Венгерской промышленной выставки 1885 года, и накануне Первой мировой войны в городе стояло 959 почтовых ящика.

Без изменения перешли они и в век двадцатый. На старых фотографиях нет-нет, да и мелькнет силуэт ящика на изящных фигурных опорах: пешеходы вокруг – то в цилиндрах и с тросточками, то в круглых шляпах и с портфелями, то в солдатской форме следующей уже войны, то в джинсах – а красные ящики все те же.

A szerző válogatása - Budapesti Ipari Vásár

Честно говоря, у будапештского почтового ящика были все шансы стать символом города, этаким узнаваемым его знаком – как лондонские телефонные будки, например. Но в Будапеште архитектурные символы на экспорт – Цепной мост и Парламент, а для себя – трамвай.

Не только потому что он желтый и длинный (самый длинный в мире – 50 метров). И не только потому, что гениальный Иштван Сабо в фильме «Отец» сделал трамвай символом послевоенного возрождения (а там так: отец с сыном вкатывают в город брошенный на окраине полуразбитый трамвай, и к нему сбегаются горожане, и моют ему стекла, и толкают его по городу, и приклеивают на его бока листочки с объявлениями «Я снова пеку хлеб» и «Я ищу жену. Кто видел?..», и вешают на него венки из цветов, и целуются, и поют).

А еще потому, что трамвайные пути здесь – маршрут для машины скорой помощи, и когда она с воем летит посередине улицы, а трамваи резко тормозят или ускоряются, чтобы побыстрее пустить ее на свои рельсы, ведь ей нельзя медлить, то понимаешь, что в кино все правда, и трамвай – это спасение, это жизнь.

Так что песенки здесь поют не про почтовый ящик, а про трамвай, и в рекламе пива упоминают желтый будапештский трамвай через запятую с футболистом Пушкашем, Дунаем и королем Матиашем – как национальную гордость. И в сувенирных магазинах брелки в виде желтого трамвая продают, а в виде красного почтового ящика – нет.

И вот четыре года назад городское начальство решило, что ящики эти устарели. Во-первых, почта нынче электронная, и столько ящиков городу просто не нужно. Во-вторых, в старые ящики не влезают конверты большого формата – а это плохо. Взялись заменять на более современные, простые и, надо полагать, дешевые…

Но не тут-то было: горожане начали возражать, говорить и писать, что эти старые ящики – часть истории, что они к ним привыкли, что это своего рода «городская мебель», к оторую не надо выбрасывать на свалку только потому, что ей почти двести лет. В конце концов, это уже антиквариат.

И начальственная инициатива заглохла. На центральных улицах и сейчас стоят ящики – отчасти замененные, отчасти усовершенствованные – но практически того же облика, что и при Имре Кальмане, удивляя туристов и радуя горожан – как привет из прабабушкиной эпохи.

Помните старый мультик «Чьи в лесу шишки»? А чьи в городе почтовые ящики? А скверы?
А памятники?

Вот еще пример, когда горожане показали, что имеют свое мнение на то, каким быть Будапешту. Год назад правительство затеяло реконструкцию площади перед Парламентом. Среди прочего было объявлено, что со старого места на новое будет перенесен памятник поэту Аттиле Йожефу, лирику, «гению боли», классику венгерской поэзии ХХ века.

Узнав об этом, горожане сказали: «Нет, пусть останется там, где стоит» и устроили «Йожеф Аттила марафон». На площади у памятника собрались люди – литераторы, учителя, университетские преподаватели, переводчики, писатели и читатели, и с вечера пятницы, всю ночь и всю субботу до полуночи в ноябрьском холоде читали
его стихи, передавая друг другу микрофон.



К слову сказать, сносить или взрывать памятник никто и не собирался, речь шла лишь о том, чтобы переместить его ближе к Дунаю. Но интеллигенция почувствовала в этом действии начальственное хамство, самодурство, которому следует противостоять – как со времен Сократа и противостоит интеллигенция любой забывающей о своих обязанностях власти – и вмешалась.

Кто победил, пока непонятно; свои резоны есть у тех, кто занимается реконструкцией площади, и у тех, кто провел на ней холодную ноябрьскую ночь, читая стихи Аттилы Йожефа…

Почти год прошел. Время от времени я заглядываю на площадь у Парламента. Памятник поэту стоит на своем месте.

Как и красные почтовые ящики.




колонка на сайте GEO

Фото:
Максим Гурбатов
http://nol.hu/belfold/maradjon_ott__ahol_van__-_versmaraton_jozsef_attila_szobraert
http://hg.hu/cikk/design/7946-a-cimzett-budapest/nyomtatas
http://www.fortepan.hu/

Tags: Город_изнутри, Публикации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments