anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Category:

Király utca, Budapest, 1929



Где-то когда-то попались мне чьи-то слова о том, что Петербург, точнее, Петроград, был особенно хорош в 1920-е, когда порядок прежней жизни разрушился, а новая еще не заполнила собой улицы. Пустой и замерзший, но без шелухи всей этой непричесанной обыденности – без вывесок, без машин и без извозчиков, без праздногуляющих, без шума.

Город, говорят, предстал тогда во всей своей архитектурной красе – как идеал, как платоновская идея города.

А Будапешт как раз на эту пеструю городскую жизнь и рассчитан.
С вывесками. С людьми.




Автор этой фотографии – Имре Кински. Он снимал городскую жизнь, здания, жителей – обыденность.



Родился в Будапеште в 1901-м. В 1937 году с двумя другими фотографами создал Modern Hungarian Photographers Group. Его фотографии печатали American Photography и National Geographic.



С 1943-го – в лагерях. Умер по дороге в Заксенхаузен в 1945 году.


Это медная табличка, установленная в позапрошлом году у дома, где он жил, на Rónai utca 121. Такие таблички – «камни преткновения». Всего их здесь сотни, пожалуй.




Написала, отложила, чтобы поставить 4 перепоста про хламники.
И жж-волной на берег вынесло цитату:

«...до какой степени Петербургу оказалось к лицу несчастие. Москва, лишенная торговой и административной суеты, вероятно, была бы жалка. Петербург стал величествен. Вместе с вывесками, с него словно сползла вся лишняя пестрота. Дома, даже самые обыкновенные, получили ту стройность и строгость, которой ранее обладали одни дворцы. Петербург обезлюдел (к тому времени в нем насчитывалось лишь около семисот тысяч жителей), по улицам перестали ходить трамваи, лишь изредка цокали копыта, либо гудел автомобиль, — и оказалось, что неподвижность более пристала ему, чем движение. Конечно, к нему ничто не прибавилось, он не приобрел ничего нового, — но он утратил всё то, что было ему не к лицу. Есть люди, которые в гробу хорошеют: так, кажется, было с Пушкиным.
Несомненно, так было с Петербургом».

В.Ф. Ходасевич. Белый коридор
.
Tags: Город_изнутри
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 282. Дворец на проспекте и его чёрная-чёрная лестница

    Steiner-palota – так его зовут. Австро-венгерский стандарт Будапешта. Впечатляет парадный вход, где свод весь в лепнине, белый, сахарный…

  • Полетела!

    Самый-самый первый экземпляр увезли с собой туристы на следующий день после получения даже не тиража, а первой пачки – утром, не утерпев,…

  • О чём наша книга?

    О том же, о чём этот журнал и наши экскурсии – о том, что архитектура не врёт. «Семь ключей от Пешта» – это история…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • 282. Дворец на проспекте и его чёрная-чёрная лестница

    Steiner-palota – так его зовут. Австро-венгерский стандарт Будапешта. Впечатляет парадный вход, где свод весь в лепнине, белый, сахарный…

  • Полетела!

    Самый-самый первый экземпляр увезли с собой туристы на следующий день после получения даже не тиража, а первой пачки – утром, не утерпев,…

  • О чём наша книга?

    О том же, о чём этот журнал и наши экскурсии – о том, что архитектура не врёт. «Семь ключей от Пешта» – это история…