anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Год накануне

Начало здесь



...Кажется, что инициаторами создания художественных музеев двигала мысль о том, что человек, видевший Мадонну Рафаэля (или хотя бы пейзаж Левитана), на подлость и злодеяния уже не способен. Все шедевры мира, все взлеты художественного гения – на расстоянии пешей прогулки по городу, по цене входного билета или вовсе бесплатно, как в Британском. Иди и наслаждайся, просвещайся, совершенствуйся.

Лень дойти? Так это время – еще и начало эпохи полноценной технической воспроизводимости произведений искусства. Увидеть ту же Сикстинскую мадонну Рафаэля до XIX века можно было только одним способом: приехав в Дрезден. Теперь книги и журналы наперебой торопятся донести до читателя-зрителя все подряд, от руин Пальмиры до 241-метрового небоскреба Вулворт-Билдинг, построенного в Нью-Йорке как раз в 1913 году.

«Собор покидает площадь, на которой он находится,  чтобы попасть в кабинет ценителя искусства; хоровое произведение, прозвучавшее в зале или под открытым небом, можно прослушать в комнате», – отмечает философ Вальтер Беньямин, и в словах его звучит если не хвастовство, то законная гордость цивилизованного человека.

Tiny Car

Все это было ново, очень ново, и новаторство это яснее всех чувствовали люди искусства. Поэт Поль Валери поет дифирамб именно этому, такому привычному для нас явлению: «Подобно тому как вода, газ и электричество, повинуясь почти незаметному движению руки, приходят издалека в наш дом, чтобы служить нам, так и зрительные и звуковые образы будут доставляться нам, появляясь и исчезая по велению незначительного движения, почти что знака».

Пресса тиражирует свежую живопись. Журнал «Аполлон» – нервные портреты Мунка и мистические пейзажи Чюрлениса, «Нива» – жанровые сценки с красивыми дамами среди цветов и птиц. Журналы попроще повторяют городские шутки:

– Хотите верьте, хотите нет, но впервые появился я здесь в столице в стоптанных ботинках и рваном платье…
– А я появился здесь совершенно голый.
– Голый?!
– Ну да, я ведь здесь родился.
(Листок-копейка № 2 за январь 1913 года)



Уяснив силу масс-медиа, даже музыканты теперь пишут сразу в газету – так в 1913 году футурист Луиджи Руссоло, один из первых теоретиков электронной музыки публикует свой скандальный манифест «Искусство шумов». Ни премьера, ни выставка не может считаться удачной, если о ней не напишут в газете.

«Вот В. Кандинский, – писал Р. Ивановский в московской газете «Раннее утро». – И публика, и товарищи-художники помнят, конечно, его смелые, яркокрасочные полотна, его изящные плакаты. Потом… Потом началось «это»… и я, простояв целых десять минут около этих «Импровизаций», ничего, – абсолютно ничего, не понял». И читатели со спокойной совестью соглашались: «Не смотрел, не понял, но осуждаю».

Многоголовая публика прожорлива как волк и наивна, как ребенок. Она хочет все больше сладких конфет и столько же – цветных фантиков. Завоевать ее симпатии непросто – автомобиль и тот въезжал в историю не по ковровой дорожке с лепестками роз, а совсем наоборот: издал же в свое время британский Парламент «закон о красном флаге», по которому перед каждым самодвижущимся экипажем должен был идти служащий, размахивая флагом – чтоб привлекать внимание и не позволять обгонять пешеходов.



И так во всем: разного рода новшеств, изобретений, открытий и свежих идей – все больше, а уверенность в том, что правильный нормальный мир уже сформировался и кардинально меняться в ближайшее время не будет – все крепче. Веру эту разделяют и страны Европы, и Россия.

«Два новых факта в особенности поражают за последние годы, – пишет в 1913 году в «Русской мысли» князь Евгений Трубецкой, –  подъем благосостояния и поразительно быстрый рост новой общественности. Улучшение техники, рост цен на рабочие руки, появление городской одежды у крестьян, – все это идет параллельно с поразительным развитием сельской кооперации. И этот рост идет не вопреки власти, а при ее прямой материальной поддержке».

Как там у Цвейга, венского современника эпохи: «Никогда Европа не бывала сильнее, богаче, прекраснее, никогда не верила она так глубоко в свое прекрасное будущее…»

В политике и экономике как раз нового-то происходило немного: геологический сдвиг Французской революции имел еще достаточную инерцию, чтобы не было нужды в новых перестройках. К 1913 году Европа почти сто лет жила в мире; войны чем дальше, тем больше казались досадным рудиментом прошлого, вроде Крестовых походов. Армия была украшением государства, но более символическим, как королевские регалии: вещь, конечно, необходимая, но использовать ее на практике так же не прилично, как лупить нерадивых подданных скипетром. И когда Лев Толстой говорит о том, что блаженство военной службы состоит в обязательной и безупречной праздности, он фиксирует мироощущение, к тому времени отнюдь не спадавшее, а нараставшее.



Для пущей наглядности наступает время длинных царствований: 63 года провела на престоле Великобритании «бабушка Европы» королева Виктория, и к 1913 году уже 64 года царствует в Вене Франц Иосиф. В России тогда же торжественно и неторопливо отмечают трехсотлетие Дома Романовых – с балами, молебнами, парадами. С оперой «Жизнь за Царя», где по случаю юбилея решили в последнем действии изобразить самого государя Михаила Федоровича, (хотя вообще-то самодержцев запрещено было изображать в театре), и царя Михаила Федоровича сыграл сладкоголосый тенор Леонид Собинов, но – безмолвно, всего лишь
молча пройдя по сцене.



Европа как будто нашла себя, пришла в некую приемлемую для всех форму и намеревалась двигаться дальше – сколь угодно быстрее и со сколь угодно разнообразными новациями в сфере быта, техники и народного просвещения. Но в том же направлении и на тех же основах.

Да, случались волнения, аварии и даже преступления. Да, где-то шли войны, вот Балканская, например. Ну так никто и не ожидал всерьез, что человечество сразу научится жить без войн. Потом, постепенно, когда-нибудь… а пока мир такой, какой есть: трезвый, благоустроенный, насколько возможно справедливый, в значительной мере правильный. Движущийся в будущее размеренно и разумно – так, как следует.

И никто – ни императоры, ни газетчики, ни гадалки – не знал, что это был последний год старой эпохи. В 1913 году заканчивалось уютное, как старый сюртук, и энергичное, как Эдисон, XIX столетие. В следующем, на четырнадцать лет позднее рубежной даты, мир вступит в иную, Новейшую, историю. Наступит тот самый 1914-й, и начнется, переворачивающий все и вся, в облаках отравляющих газов и грохоте железных танков, «не календарный, настоящий двадцатый век».






http://www.svoboda.org/
http://asianhistory.about.com/

http://www.shorpy.com/
http://www.three-eye.com/
http://historyinphotos.blogspot.hu/

http://www.leveste.de/
http://www.roadplanet.ru/
http://nasha-starina.ru/

http://www.avtomobil-i.ru/
http://www.fortepan.hu/
http://foto-history.livejournal.com/
http://bubligum9000.livejournal.com/
http://protofoto.ru/
http://transphoto.ru/
http://foto-history.livejournal.com/
Tags: Публикации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments