anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Ветер завыл; сделалась метель



Пушкинская «Метель» закачивается таким диалогом:
— Боже мой! — закричала Марья Гавриловна, — и вы не знаете, что сделалось с бедной вашею женою?
— Не знаю, — отвечал Бурмин, — не знаю, как зовут деревню, где я венчался; не помню, с которой станции поехал. В то время я так мало полагал важности в преступной моей проказе, что, отъехав от церкви, заснул и проснулся на другой день поутру, на третьей уже станции. Слуга, бывший тогда со мною, умер в походе, так что я не имею и надежды отыскать ту, над которой подшутил я так жестоко и которая теперь так жестоко отомщена.
— Боже мой, боже мой! — сказала Марья Гавриловна, схватив его руку, — так это были вы! И вы не узнаете меня? Бурмин побледнел... и бросился к ее ногам...

Хорошо. Но что дальше? У героев два варианта.
Или Бурмин просит руки Марьи Гавриловны, и они, ничего никому не рассказывая об истории с метелью, должным образом, хотя и повторно по факту, венчаются (но как же священность обряда?).
Или Бурмин и Марья Гавриловна объявляют ее родителям о том, что они перед Богом уже муж и жена, и начинают семейную жизнь без церемоний, без – уже по факту состоявшегося – венчания (но как же общественное мнение?).
Мне ни один вариант не кажется реально возможным… Но выходить-то из ситуации как-то надо.
Как?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments