anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Category:

Вот я превращаюсь в воробья!

Untitled-21

Жил-был в Будапеште мальчик Вили. Школу прогуливал, по воробьям стрелял. Обманывал. За это всё был наказан Волшебницей – превращён в воробья.
Об этом – мультик Vili, a veréb (1989).

В мультфильме есть всё, что полагается воспитательному сюжету: становление характера протагониста, переоценка им прежних инфантильных представлений, обретение дружбы и успехи социализации. Но есть и ещё одно (подозреваю, что для того фильм и затевался).
Став воробьём, Вили приобрёл город. Будапешт.


Untitled-20


Его мальчиковый мир – детская комната, способная, правда, превращаться по желанию хозяина хоть в Индию, хоть в Техас. Не зря первые минуты фильма – вовсе даже сцены охоты в джунглях. Добавим школу (но только упоминаемую) и двор (на который, впрочем, Вили смотрит из окна). Это маленький мир. Это замкнутый мир. Дверь в квартире заперта на несколько замков.


Untitled-13


Став воробьём, Вили попадает в другой социум, но социум естественный: пацаны-воробьи – нормальная мальчишечья компания, старый воробей с бакенбардами, которые в здешних краях определённо отсылают к Францу Иосифу, – тоже довольно узнаваемый персонаж, «старший друг», учитель. Для морали «нельзя обижать маленьких» подошло бы не хуже превращение главного героя… да хоть в котёнка, в мышонка, в муравья, как в советском мультике «Баранкин, будь человеком!» (1963).
Но воробей летает над городом! (Я засомневалась: а воробьи действительно так высоко летают?).

Он видит улицы сверху, видит крыши домов – и обнаруживает, что картинка «вид сверху» принципиально отличается от всего того, что он знал о мире вчера.
Он учится ориентироваться в пространстве насколько большом, для освоения которого в реальности мальчику потребовалось бы вырасти в мужчину, а неплохо было бы ещё получить архитектурное образование.

Он видит, как устроен город: кварталами (получивший архитектурное образование Григорий Ревзин объясняет это, цитируя Патрика Джедса, Александра Эткинда, Сергия Радонежского, Анри Пиренна, Ле Корбюзье и Жака Ле Гоффа).


Untitled-14

Освоив искусство полёта и взлетев над крышами, Вили-воробей, естественно, должен первым делом заблудиться.


Untitled-15

Который из домов с прямоугольниками внутренних двориков – его? Какая крыша – родного дома? Но, утратив дом как «маленький мир», он получает большой мир.
Вили немедленно опознает главные ориентиры: Будайские горы, направо – Парламент, налево – Базилика; ура!


Untitled-12


Вили, что в воробьином обличье, что в человеческом, не обязан ничего знать об архитектурных стилях, но то, что у этого города есть стиль, есть художественное качество – это понимание он приобретает.


Untitled-19


Превращение-то двойное: он стал маленьким и беззащитным – но одновременно свободным и способным к перемещениям в куда больших, чем прежде, масштабах.
Самое замечательное, конечно, что в мультфильме показан не город вообще, а именно Будапешт.


Untitled-5

Untitled-10

Увиденный сверху (буквально с высоты птичьего полёта), снизу (с высоты воробьиного роста), изнутри (чердаки и подвалы), реальный, настоящий Будапешт.


Узнаваемы здания: Нью-Йорк Палас, Восточный вокзал, Ипподром. Улицы: с карниза он смотрит на пересечение бульвара Елизаветы и проспекта Ракоци. Детали: у окна имеются не только карнизы, но и фронтоны; под окном возможны металлические решётки вентиляционных выходов, намекающих на то, что по ту сторону окна, в квартирах, установлены газовые конвекторы; вполне будапештская деталь; в мультфильме через такое отверстие вылезает за воробьём на карниз кошка.



Untitled-1

Я даже могу сказать, из окна какого дома в начале фильма Вили смотрит и что видит.


20502597_9f07541c780a120371a726307d475e3c_l

Вот
эту площадь он видит, площадь Клаузал, где стоит рынок 7 района.

Узнаваемых деталей столько, что их стоит спрятать под кат.

IMG_1259 п6
Красные будапештские почтовые ящики.


zG_20170702_130252 Untitled-3
Прячущиеся во дворах и на лестницах скульптуры.


308227_800 Untitled-2
Кружевные перила лестниц
.


zG_20171228_143106 Untitled-6
Ворота, ведущие с улицы в дом.


703131_800 Untitled-7
Изгибающиеся по спирали лестницы.


Untitled-24

А здесь не получится назвать точный адрес только потому, что именно так и выглядит большая часть центрального Пешта, от Дуная до Варошлигета, от Западного вокзала до Центрального рынка и далее.


hqdefault maugli-1024x774

Как Баранкин, Вили снова становится человеком. Как Маугли, он завоёвывает господствующее положение в животном мире. Но этого приобретение города, «большого дома», большого, но своего, ни у Маугли, ни у Баранкина не наблюдается. Баранкину большой мир так и не показали, Маугли в мире человеческом – никто, ему, если он захочет, придётся начинать его освоение с нуля.


Untitled-11

Вили явно повезло больше.


Untitled-21


На сюжетном уровне это тоже высказано достаточно внятно: в финале Волшебница не просто превращает его обратно в человека, но повышает его статус до волшебника, передавая ему «магическое оружие». Но в пределах фильма Вили им не пользуется – зачем? У него теперь есть жизненный опыт, знания, набор умений и пространство, где он всё это сможет использовать – город.
Tags: Фильмы
Subscribe

Posts from This Journal “Фильмы” Tag

  • Кино

    Три дня капрала Шеметки Историк Олег Бэйда — о «Естественном свете» Денеша Надя, победившего в Берлине с сумрачной зарисовкой…

  • Oligarchia

    Козьму Пруткова все помнят, да? Сочинённого Алексеем Толстым и братьями Жемчужниковыми? Так вот, в Венгрии свой Прутков. Не знаю, верили ли…

  • В главных ролях – все!

    Да, это не тот случай, когда можно сказать, что все-то, конечно, уже, а мы вот только сейчас. Фильму восемь лет, но я что-то ни от кого про…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Posts from This Journal “Фильмы” Tag

  • Кино

    Три дня капрала Шеметки Историк Олег Бэйда — о «Естественном свете» Денеша Надя, победившего в Берлине с сумрачной зарисовкой…

  • Oligarchia

    Козьму Пруткова все помнят, да? Сочинённого Алексеем Толстым и братьями Жемчужниковыми? Так вот, в Венгрии свой Прутков. Не знаю, верили ли…

  • В главных ролях – все!

    Да, это не тот случай, когда можно сказать, что все-то, конечно, уже, а мы вот только сейчас. Фильму восемь лет, но я что-то ни от кого про…