anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Читаю Кристиана Унгвари: «Осада Будапешта. 100 дней Второй мировой войны»

1945. Magyarország, Budapest I. a lerombolt Széchenyi Lánchíd megmaradt budai oldali kapuzata.

Читать тяжело. Во-первых, что я понимаю в военном деле? Во-вторых, книга написана историком не советским и не российским, а венгерским, и точка зрения определяет картину увиденного.


1944. Magyarország, Budapest VI. Aradi utca 61. és 59. számú házak.

Ну, а в-третьих… В-третьих постарались редакторы и переводчик. Переводили с английского (да, как Жуковский Гомера с французского). Перевод с перевода, стало быть. Полагаю, предъявлять претензии сложно: так, мол, было уже в английском тексте, а мы ни при чём. Венгерский же прямо с венгерского переводить… желающих немного, а умеющих – и вовсе по пальцам пересчитать. В итоге имеем авторский текст в упаковке редакторских представлений.



Не знаю, как там с переводом собственно военных терминов и ситуаций. Но если так, как с городом…
Переводчик/редактор в принципе знают, что венгры пишут сначала фамилию, а потом имя, и по мере возможностей исправляют. Но не в топонимах. Там оставляют порядок слов, где надо бы поменять, и меняют, где лучше бы не трогать.
И получается то площадь Бетлена Габора, который по-русски вполне себе Габор Бетлен, то бульвар Роберта Кароя (Карой – это не фамилия; фамилия тогда уж была бы Анжуйский).
Я даже не сразу поняла, что такое «площадь Кальмана». Ну, Кальмана же, да? Который Имре, который «Цыганский барон» и прочая «Сильва»? Страшным местом была тогда эта площадь – позднее площадь Москвы, а тогда и сейчас – площадь Кальмана Селля, премьер-министра королевства Венгрия.
Книга – именно про осаду Будапешта, и город, его улицы, их расположение, их конфигурация – вообще-то едва ли не самое главное для понимания происходящего.
А какое может быть понимание, если из книги в русском переводе складывается впечатление, что Большой бульвар, Большое кольцо, Бульварное кольцо и бульвар, например, св. Иштвана – это всё разные улицы?
Как возникает путаница, понятно. Читаем: «Кольцо Святого Иштвана выглядело сплошным раскалённым полукругом, который тянулся…». Речь идёт о Szent István körút, и körút, бульвар, вполне себе можно перевести как kör út → круглая дорога, кольцо. Было бы желание. Но «круглой дорогой», да и то не кольцом, можно назвать только весь Большой бульвар, Nagykörút, целиком. А именами св. Иштвана, Терезы, Елизаветы и далее названы его отдельные отрезки (и как раз отрезок, называемый Szent István körút, – совсем прямой). Это как если, говоря о Москве, упоминать Самотечное и Сухаревское кольца.
Erzsébet körút и Erzsébet híd, бульвар и мост, называются в Будапеште именем одной и той же Елизаветы – Елизаветы Баварской, жены Франца Иосифа, венгерской королевы. В книге же то Эржебетское кольцо, то Елизаветинское кольцо, и мост – то Эржебеты, то Эржебетский мост. Говорят, в советское время карты топографические выпускали с намеренными неточностями – шпионам жизнь усложнить. А тут – кому?
Понятно, трудности объективные. Мы называем улицы в родительном падеже: улица Чехова, европейцы – в именительном: Erzsébet körút. Но как-то хотелось бы, чтобы хотя бы в пределах одной главы улица Роттенбиллера, пештского мэра XIX века, не превращалась в улицу Роттенбиллер.
И порождать кадавров вроде «холм  Рожадомб-Хедь» (Rózsadomb; domb – это и есть холм, а hegy – гора), вроде бы не обязательно?
И Английский парк превращать в Ангольский не надо, а? (Хотя бы из соображений исторической логики: откуда взяться Ангольскому парку в Венгерском королевстве?)

Это вопросы перевода. Редактура в книге оказалась тоже непростая. Некто, скрывающийся за сокращением «Ред.», перебивает автора на каждой странице, буквально влезает внутрь фразы, чтобы выразить несогласие, указать, поправить, возразить, поставить автора на место:
«Малиновский, явно желая оправдаться за бессмысленные (по мнению автора. — Ред.) жертвы среди своих солдат, щедро раздавал награды».
Стоит автору сказать, например, что советским солдатам командиры выдавали «большое количество алкоголя», как редактор немедленно вклинивается со своей поправкой: (не больше 100 г водки. – Ред.).
Иногда редактора просто распирает от негодования и тогда внутрь авторской фразы втыкается редакторский вопросительный знак – мол, просто нет слов!
Честно говоря, такое:
(! – Ред.)
я вижу в книге первый раз…

Иногда как раз над редакторским замечанием зависаешь в попытки понять его (его, редактора; ладно бы автора, венгра) мировоззрение. Унгвари пишет о маршале Толбухине: «Приняв такое решение, он рисковал собственной жизнью…» Авторская фраза двигается дальше, но редактор рассекает её потрясающим замечанием: (и должностью. – Ред.). Чёрт с ней, с жизнью, – но должностью…

Кто этот Ред., тоже не очень понятно. На последней странице указаны фамилии ответственного редактора и технического редактора. Надо ли понимать, что первый из них и взял на себя заботу поправлять венгерского историка? А является ли он сам при этом историком? Специалистом по Второй мировой войне? По Венгрии? Спросить некого.

Корректоры также внесли свой вклад. Улица Ostrom – то Оштром, то Остром.  Сообщить  что ли корректорам и редакторам задним числом, что ostrom – как раз осада, и именно это слово присутствует в оригинальном названии книги: Budapest ostroma, Осада Будапешта, 1998 года издания?
Перепутать князя и коммуниста, Ракоци и Ракоши, – тоже запросто.
Sas-hegy, Орлиная гора, на одной странице – Сас-Хедь, на другой – Шаш-Хедь. Кто-то подошёл в середине работы и сказал, что S в венгерском – Ш? И? Что, предыдущую страницу проверить не надо было?
(! – Чит.)

Главное в книге Унгвари, на мой взгляд, – свидетельства участников и современников.
Далее цитаты.


1944. Magyarország, Budapest VII. Baross tér 20.

«Когда утром я прибыл в северный район, моему взгляду предстала дикая картина. Наша артиллерия беспрерывно расстреливала русских, скопившихся для переправы у фермы Синя. Нас поддерживали немецкие пикирующие бомбардировщики. В том же направлении вели стрельбу три миномёта Гёзы Терстиански. Но, несмотря ни на что, русские продолжали форсировать реку. Группы советских солдат перевозили не только на лодках, но и даже на паровом пароме. Я видел, как в небольшую баржу, до отказа забитую людьми, попала немецкая авиабомба — судёнышко тут же ушло на дно. Но они сразу же вытянули из-за причала другую баржу и продолжили переправу. Самое чудовищное происходило там, где берег находился в немецких руках. Немцы стреляли из пулемётов по высадившимся солдатам. Шансы выжить были лишь у мизерного процента солдат противника» 51


1945. Magyarország, Budapest I. a lerombolt Széchenyi Lánchíd az Alagút tetejéről nézve.

«Я попробовал пройти по проспекту Олас. На всю ширину улицы растянулись массы военных, пешком и на машинах. Здесь же шли крестьяне-швабы, спасавшиеся бегством из Будакеси, в основном пешком. Свои пожитки они несли на себе. В этом повсеместном всепоглощающем потоке было невозможно обнаружить даже маленькую брешь. Испуганные крики пытавшихся спастись людей сопровождались все более громким грохотом орудийного огня и взрывами со стороны Сепилоны. Я попытался проложить себе путь, свернув на Варошмайор, но и здесь были видны целые легионы беженцев, двигавшиеся в сторону центра...
…К счастью, меня допрашивал венгерский офицер. Я сказал ему, что пытался пройти в квартал Пашарет, чтобы встретить там Рождество, но не смог найти дорогу. Он не стал требовать от меня документы, но выразил сомнение в том, что мне удастся пройти туда… потому что русские уже находятся на площади Пашарети и вскоре меня убьют по дороге либо те, либо другие». 87


1945. Magyarország, Budapest I. kilátás a Királyi Palotától a Krisztina körút házsora felé. Előtérben a Királyi Testőrség épületének romjai az Attila út (körút) - Attila köz sarkánál.

«Подобно попавшим в ловушку мышам, все мы находимся во власти истребителей. Представь себе затор перед мостом, нагромождение машин одну на другую, после чего начинается настоящий цирк. Огромные многоквартирные дома горели, как факелы, на улицах полно мусора, трупов, обломков обрушившихся стен. Мы едва могли идти». 179


1945. Magyarország, Budapest I., budai Vár a romos Királyi Palota (ma Budavári Palota), előterében Savoyai Jenő lovasszobra (Róna József, 1899.).

«Пехота покинула Пешт по тому, что осталось от двух мостов через Дунай. Солдаты спасали свои жизни и почти не обращали внимания на бомбёжку. Приказ незамедлительно покинуть мосты породил панику. Полицейский батальон генерала (Конрада) Хичлера, понёсший тяжёлые потери ещё до прибытия на плацдармы, за несколько часов потерял от 200 до 300 человек. Части дивизии «Фельдхернхалле», 13-й танковой дивизии и люфтваффе были опустошены ураганным артиллерийским огнём. Мосты постоянно обстреливались, но люди, не обращая на это внимания, шли вперёд. Смешавшаяся масса легковых и грузовых машин, крытые брезентом крестьянские повозки, напуганные лошади, беженцы-гражданские, причитающие женщины, матери с плачущими детьми, много, очень много раненых — все спешили попасть в Буду». 179


1945. Magyarország, Budapest I., budai Vár Hess András (Ince pápa) tér, Szent Miklós torony.

«Под интенсивным артиллерийским огнём мы пытались спасти свои жизни. Полученный нами приказ отойти в Буду, пока не были взорваны мосты, по-настоящему напугал гражданское население Пешта. Многие побежали в Буду следом за нами. В возникшей неразберихе некоторые, солдаты и гражданские лица, все ещё оставались на мостах в момент взрыва. Но большая часть жертв пришлась не на эти взрывы, а на предшествующий им интенсивный обстрел тяжёлой артиллерии». 180


1945. Magyarország, Budapest IX. a Ráday utca Török Pál utca és Erkel utca közötti szakasza.

«Там, где заканчивался Пешт, в районе моста Маргит, я видел океан огня. Кольцо Святого Иштвана выглядело сплошным раскалённым полукругом, который тянулся до самой стальной громады здания Западного вокзала. Казалось, там должно было погибнуть все живое, и теперь над руинами царят лишь огромные вздымающиеся ввысь языки пламени. Я боялся даже подумать о дорогих мне людях, которые там жили прежде». 180


1945. Magyarország, Budapest V. Dunakorzó a lerombolt Lánchíd felé nézve.

«С учётом наших огромных потерь и превосходства противника в технике невозможно остановить врага на геометрически запутанной территории города, когда оборона даже небольших улочек требует сил не менее батальона. Все наши позиции, за исключением одной позиции артиллерии, прорываются ещё в процессе их оборудования». 212


1945. Magyarország, Budapest II. Bem (Margit) rakpart, szemben az 1945. január 2-án felrobbant Fő utca 59. és Vitéz utca 2. számú házak romjai.

«Вдруг с улицы Пашарети выкатились три танка, которые открыли огонь осколочными снарядами и трассирующими пулями по толпе. От них до тесно сгрудившихся людей было около 400 м. Каждый выпущенный снаряд забирал с собой по восемь — десять человек. Тот, кто пытался спрятаться, должен был в буквальном смысле слова идти по упавшим людям, которые заходились в истошном крике. Людская масса пыталась найти убежище в сгоревших домах. Танки все-таки удалось подбить из фаустпатронов. И толпа с криками «ура!» вновь ринулась вперёд. Это была форменная мясорубка, которая превращала людей в фарш. Впереди опять появились советские танки. И опять началась бойня. Те, кому посчастливилось выжить, бежали на улицу Филлер, откуда устремлялись на северо-запад». 249


1945. Magyarország, Budapest V., Budapest I. a lerombolt Lánchíd és a Királyi Palota (ma Budavári Palota) a Széchenyi István (Ferenc József) tér felől nézve.

«На одной из улиц, ведущих к Дунаю, навстречу мне попалась колонна из 30–40 человек, поголовно одетых в белое. Когда они подошли поближе, я увидел, что все мужчины и женщины были в нижнем белье, под их босыми ногами поскрипывал снег и хрустело битое стекло. Поражённый, я застыл на месте, а когда колонна подошла совсем близко, спросил одного из партийных боевиков, сопровождавших ее, кто были эти люди. Никогда не забуду его циничный ответ: «Избранный Богом народ». Какое-то время я стоял потрясённый, пока звуки пулемётных очередей откуда-то со стороны Дуная не заставили меня понять, что тот путь для всех этих людей был последним». 323


1945. Magyarország, Budapest VIII. Harminckettesek tere, jobbra a 32-es Honvéd Gyalogezred emlékműve (Szentgyörgyi István, 1933.).

«Утром 12 февраля было ещё темно, когда к нам подошёл патруль из трёх солдат, один из которых заявил: «Идите домой, осада кончилась». Они выкрикивали это у каждого дома… Нам с сыном с трудом удавалось тащить санки, потому что снег к тому времени уже успел растаять. По дороге мы повсюду видели тела мёртвых немецких солдат в полной экипировке…» 368


1945. Magyarország, Budapest V. Kossuth Lajos tér, Parlament.

«Они собирались убить меня, потому что считают, что, как «буржуа», у которого есть телефон и радио и который говорит по-немецки, я просто обязан быть немецким шпионом…» 392


1945. Magyarország, Budapest V. Szervita tér a Bárczy István (Kamermayer Károly) utca felé nézve, jobbra a Városház utca.

«Папа!» — позвал я его, приняв его по щетине за отца и решив, что тот вернулся домой с фронта. Капитан спросил остальных, что я сказал. Кто-то ответил на сербохорватском языке, и офицер расплакался. Он прижал меня к себе и заявил, что он учитель и у него ребёнок тех же лет, показывал фотографию. Позже он постоянно носил нам еду. После прорыва он поставил у нашего дома охрану, чтобы нас защищать, а во время грабежей не разрешал никому из нас выходить на улицу». 398


Унгвари К. Осада Будапешта. Сто дней Второй мировой войны / Пер. с англ. А.Л. Андреева. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2013


1482300 6099908-kristian-ungvari-osada-budapeshta-100-dney-vtoroy-mirovoy-voyny-2.jpg_330 9780857730138
Tags: Прочитано, ХХ_век
Subscribe

  • Будапештские картинки

  • Buli и папа

    Фото https://nepszava.hu Проходили вчера с туристами по району, традиционно называемому Жидонедьед, Еврейский квартал, а теперь и Булинедьед,…

  • Видите?

    Видите архитектурный рисунок на фасаде? Он становится виден не сразу, и только если смотреть с той стороны, откуда на здание должен падать свет,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Будапештские картинки

  • Buli и папа

    Фото https://nepszava.hu Проходили вчера с туристами по району, традиционно называемому Жидонедьед, Еврейский квартал, а теперь и Булинедьед,…

  • Видите?

    Видите архитектурный рисунок на фасаде? Он становится виден не сразу, и только если смотреть с той стороны, откуда на здание должен падать свет,…