anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

На почитать

Инвентаризация и начучность

В одном давнем отчете одной группы по гранту в 90-е годы я встретил выражение «проведенная нами начучная работа». Эта опечатка блестяще передавала характер работы, о которой шла речь – по бумагам и по заявке находясь в рамках науки, по существу это была смесь чучельности и начетничества.

Это слово вспоминается мне всегда, когда я провожу инвентаризацию важных социокультурных открытий и изобретений, делавших жизнь людей лучше – комфортнее—справедливее-милосерднее- великодушнее. В том числе «повышения планки». Ну вот, например, много тысяч лет считалось, что рабство, конечно, неприятная штука для раба, и при прочих равных лучше бы без него, конечно, но ведь реально прочих равных нет, так что это нормальное жизненное явление. А потом как-то изобрели и внедрили ту идею, что оно такая неприятная штука, что нужно вообще без него, и оно попало под запрет. Или вот веками считалось в Риме, что раба хозяин может убивать, и это подлежит только моральной оценке – а так его право. А потом при Антонинах взяли и положили, что убивать раба нельзя.

В Китае более полутысячи лет считали, что если не применять заложнических наказаний – не карать вместе с преступником его родственников (не по подозрению в соучастии, недонесении и т.д., а просто по факту родства, в чисто заложническом порядке - чтоб всякий человек знал заранее, что при совершении им преступления пострадают и его родные, и это удерживало бы его от совершения преступления) – то начнется ужас, такой разгул преступности, что надо идти на эту не-справедливость как на необходимую и тем оправданную меру. Потом появляются Хуй-ди и Вэнь-ди (II в. до н.э.) и в два этапа эту радость отменяют, оставляя лишь наказания за собственную вину – и ничего, никакого разгула. Правда, после Вэня эту систему немедленно восстановили на все следующие 2000 лет, ибо нефиг.

Разумеется, кроме таких изобретений, есть контр-изобретения – наподобие того, что вот считалось сотни лет в России, что мужик может жаловаться властям на своего господина, а между 1690 и 1730/40 на голубом глазу перетолковали один глагольный оборот в Соборном Уложении (у тех, кто его писал и принимал, глаза бы стали квадратными от такого перетолкования), и такая жалоба стала автоматически караться как заведомо ложный донос (оборот был «не верити» и значил «не принимать как свидетельство, имеющее юридическую силу, а рассматривать только как оперативный материал – ценность которого пусть определяет по усмотрению дознаватель» [что должно было подразумевать: так что если уж по такой жалобе дознание сочтут нужным начать, а оно докажет, что жалоба была ложной, - то вот тогда ее покарают как ложный донос, а если дознание вообще не начнут, или начнут, но такого не выяснят – то жалоба и не карается], а потом для удобства землевладельцев и властей его стали толковать как «безусловно рассматривать как заведомо ложный донос, тем самым и подлежащий каре как заведомо ложный донос».

Или там новации всяких гуситов и Пол Потов.

Попробуем перечислить теперь такие социокультурные изобретения последних веков, которые легли в основу создания современного цивилизованного мира. С указанием времени изобретения и внедрения (приятно выглядящее изобретение без опыта внедрения мало чего стоит – оно может оказаться вздорной и пагубной утопией).

При этом заранее оговорим некоторые вещи, которые НЕ являются такими изобретениями, но часто выдаются за них непрофессионалами.

Например, социальные гарантии и перераспределение в пользу слабейших – это никакое не изобретение левых защитников трудящихся. Этот граммофон изобрел никак не император Франц-Иосиф. Во всех своих компонентах – принудительные ограничения и регулирования свободного рынка (и внеэкономической эксплуатации) в пользу низов, государственные пособия, государственное и общественное обеспечение работой и средствами производства, государственное кредитование и т.д. – все это применялось во множестве обществ испокон веков (хоть в Египте и Месопотамии II тыс. до н.э.), в том числе, например, в Англии Тюдоров – ранних Стюартов и олигархической Венеции XVI в., да хоть Франции старого порядка (эта самая Франция при Людовике XVI тратила в районе 10 проц. госдоходов на помощь бедным, вводила при голоде товарные интервенции, твердые цены и иные формы помощи, все это считалось нормальным; иное дело, что все прочее оный Людовик вел так, что число нищих удвоилось, налоги выросли на треть, государство при этом нахватало долгов до полной финансовой несостоятельности, а предложить могло только новое увеличение налогов). Я даю примеры просто навскидку, это не исключения. Если потом некая очередная когорта «начучных» дикарей – Смита, Рикардо и Ко – объявила, что это все некошерно и не по науке, а Французская революция запретила профсоюзы (как-де, подрывающие бессословное общенациональное единство, - наряду со всеми прочими объединениями по профессии и состоянию) и забастовки (их потом разрешил уже Наполеон III), а в Европе первой половины XIX в. под всеми передовыми лозунгами экономической эффективности, личной ответственности за свою судьбу и прогресса по-фритредерски на все это со страшной силой забивали, и т.д., и т.п. - то от этого другие, левые «начучные» деятели не становятся изобретателями социальных гарантий и перераспределения и регулирования. Их не надо было изобретать, их применяли и за две трети века до Коммунистического манифеста. Вот священная борьба с частной собственностью, объявление такой собственности и найма работников собственником воровством и угнетением, лозунги полного обобществления и пр. прелести такого рода – вот это все действительно левые XIX – XX вв. добавили к прекрасно известным и без них соцгарантиям в порядке своего изобретения. Вот эти-то прибавки к соцгарантиям и перераспределению – действительно их ноу-хау. Отмечу, что это их изобретение не в том смысле, что они это первыми придумали – они это все как раз не придумали, а взяли без особых перемен из бредовых позднесредневековых и ренессансных утопий XIV – XVII вв. Но тогда, за исключением всяких недолговечных коммун анабаптистов, это и оставалось книжными утопиями, а левые XIX – XX вв. сделали это изобретением в вышеуказанном смысле слова, то есть изобретением-с-практическим внедрением. Они все это внедрили в реальную жизнь – то как лозунги реальной политической борьбы и революций, то, если им выпадало основательно победить, как нормы, по которым отныне предстояло реально жить обществу. Но соцгарантии и перераспределение придумали и внедрили не они.

Точно так же какое-нибудь прекращение преследования однополых связей – это ни разу не изобретение гуманистов XX века. Никто за них не карал в древнем Риме; и хотя потом были введены различные иррациональные дикие нормы на этот счет, эти нормы в ряде сред и обществ де-факто спустили на помойку - много кто знает случаев реального преследования за содомию в России XVI века или второй пол. XVIII – XIX века, или во французской элите XVI – XVII вв., или в Англии XIX в.? Да, из законов это почти нигде не убирали, но само изобретение той идеи, что нечему тут ужасаться и нечего карать, все эти ужас-ужасы – бред какой-то, - все это никак не XX в. Эту идею в XX в. только, наконец, расширили в применении и привели в соответствие с ней писаный закон, но не придумали. И если некая другая когорта «начучных» дикарей с плохо переваренными представлениями об эволюции и отборе, бросившимися слишком сильно в их некрепкие головы, придумала в XIX веке однополую или би-полую ориентацию как «болезнь» и некую «измену природе», общую противоестественную неполноценность (как-то в варварское средневековье до такого не додумывались, так как обожествляли все же авраамитического Бога, а не некую умозрительно усмотренную логику эволюции, отбора и видового развития,и потому просто видели тут один из многих «пороков» – увлечений людей, осуждаемых религией, а потому – и светским законом), и в XX пришлось это их «открытие» закрывать, - то это не делает прекращение стигматизации однополых связей изобретением каких-то гуманных передовых умов XX века.
К этому надо добавить, что и из законов наказание за содомию впервые убрали в Западной Европе все в том же XVIII веке - Французская революция на стадии конституционной монархии в 1791 (подтверждено Кодексом Наполеона). Следующим почему-то оказался бразильский император в 1830. Идею и формальной декриминализации содомии активно выдвигал и Бентам в XVIII веке в Англии, но там в законах формально и смертная казнь за это оставалась до 1861. Интересно, что в Польше времен Речи Посполитой это вообще не было преступлением, в России не преследовалось (иначе как церковным покаянием-исправлением и _истязанием ДУХОВНЫМ_, под угрозой отлучения, см. Стоглав 1551 года, гл. 33. Характерно, что там специально было объяснено, почему вообще за это надо дониматься - не потому что грех, а потому что из-за этого греха и другие, непричастные к нему люди страдают по всей земле: " Таких бо ради скверных дел божий гнев приходит на православное хрестьянство: овогда ратию, иногда же глади, овогда же тлетворныя ветры, овогда же падение человеком и скотом сииречь смертная язва, иногда же великие пожары и иные многие казни наводит господь бог"...). Петр I в подражание Германии ввел наказание за мужеложество в 1706 для военнослужащих, а в 1835 ввели его в России вообще, чтобы быть не хуже цивилизованной Европы...

Или, скажем, антирасизм. Его не надо было изобретать – например, индеец или негр мог получать испанское и португальское дворянство или становиться европейским профессором, был бы он католик (XVI – XVII вв.), и смешанные официальные межрасовые христианские браки были массовы в испанской и португальской сфере. Если какие-то дикари, то очень благочестные на свой особо пуританский лад, то «начучные», а-ля Гобино, от этого отошли, то это не делает того, что никогда и не забывалось, изобретением XX в.

Или, скажем, представление о праве населения на мятеж против дурной власти, хоть бы и законной – мятеж, не требующий никаких заранее прописанных в законах механизмов. Для выработки этого представления не надо было ждать ни французской революции, ни тем более революционеров XIX в. с их народофилией (уже в смысле «народа» как основной массы населения отдельной от элиты). Право на мятеж / вне-законный вооруженный удар против формально вполне легитимной, но слишком плохо ведущей себя власти открыто признавалось самой властью и/или элитой, самой государственной нормой, например, в Хеттском царстве, Ассирии, Вавилонии, Китае всех времен, Риме, Восточном Риме – Византии, халифате-до-Аббасидов, Англии, домонгольской Руси, России XVII – XVIII вв., многих иных странах Европы, Африки и Азии; на это самое право опирали свое возникновение США в 1770-х. Собственно, не так много было на свете стран, где официальная государственная культура этого права _не_ признавала бы.

За вычетом псевдоизобретений обратимся к настоящим. Бессистемный перечень главных:

- открытие новоевропейской естественной науки, с новым (и корректным) отграничением репрезентативного опыта от нерепрезентативных: XVI – XVII вв.

- отмена пыток и мучительных наказаний, кое где – отмена смертной казни, рождение и внедрение той идеи, что тюрьма не должна быть физическим мучением – XVIII век (отмена смертной казни, например, Йозефом II и Елизаветой, отмена и запрет пыток и мучительных казней в ряде стран во второй пол. XVIII в., проповедь Говарда по преобразованию тюрем, начало практического внедрения этих его идей в 1780-х в США, Англии, у Йозефа II, и т.д.). Системное, осознанно-намеренное смягчение системы наказаний как курс – XVIII в. (например, Елизавета – Екатерина сравнительно с законами Петра, кодекс Марии Терезии сравнительно с предыдущим, кодекс Йозефа сравнительно с кодексом Марии Терезии);

- запрет рабства как такового – включая рабство иноземных невольников; освобождение имеющихся рабов - XVIII в. (формально и принципиально: Англия 1772 г., [не для терр. колоний] Вермонт 1777 г., Шотландия 1778 г. [в 1799 в Шотландии отменили и полурабство – крепостное право, которое там существовало для шахтеров], Пенсильвания 1780 г., Массачусетс 1780 г., Нью-Хемпшир 1783 г.; в России нет собственно рабства с первой пол. XVIII в., соответственно, при присоединии, например, Крыма в 1783 г., там отменяется рабство и невольники тамошние перестают быть рабами; рабство отменяют Мария Терезия - Йозеф II на присоединяемых территориях – в Буковине [в самой державе Габсбургов его к этому времени и нет]. Французская революция здесь лишь последовала примеру Англии, США и ряда просвещенных абсолютных монархий, Франция отменила рабство на всей территории, включая колонии, в 1794 г., восстановила – лишь в колониях – в 1802, вновь отменила его и там в 1848).

- конституционное представительное демократическое устройство с разделением властей – XVIII век. Англия, США. Гражданское бессословное равноправие – XVIII в.
В том числе все это cо всеобщим бесцензовым [в смысле отсутствия имущественного ценза] избирательным правом [конечно, речь идет лишь о всеобщем _мужском_ изб. праве!] (в том числе с участием свободных иной расы, включая бывших рабов иной расы) – XVIII в., США: Пенсильвания 1776 г., Вермонт 1777 г., к 1787 прибавились еще такие штаты К 1790 шесть штатов (Мэрилэнд, Массачусетс, Нью-Йорк, Пенсильвания, Северная Каролина, Вермонт) предоставляли избирательные права свободным черным (а в некоторых из них при этом и рабство уже было запрещено). В Вермонте, а в 1792 и в Кентукки уже не то что ценза не было, а и налогов платить было не надо для избирательных прав.
Франц. революция этому только подражала, и очень неудачно: в дек. 1789 г. было введено широкое, но все же _цензовое_ избирательное право для мужчин (не только надо было платить налоги, что нарушением бесцензовой всеобщности не является, но и надо было иметь налогооблагаемое имущество такого размера, с которого платился бы пороговый налог; если ты такого имущества не имел, то прав не получал, даже если был готов просто внести государству сумму, равную пороговому налогу. Кроме того, не было изб. прав у мужчин, находящихся в услужении). Конституция 1791 утвердила и укрепила имущественный ценз, в ее рамках избирательными правами пользовалось лишь примерно около половины французских граждан-мужчин. В 1792 имущественный ценз был отменен, в 1795 снова введен, и после этого бесцензовое избирательное право для мужчин было введено во Франции лишь в 1848.

- свобода слова (включая публичное и печатное) принципиального характера, в наиболее полном вольтеровско/американском варианте: идея выдвинута в XVIII в. (в Риме существовала концепция, иногда осуществляемая государством, свободы «думать что хочешь и говорить что думаешь» [речь не шла о подстрекательствах к беззаконию, конечно], не ограниченной законом об оскорблении величия римского народа [в том числе в приложении этого закона к принцепсу как символу и носителю этого величия – такое приложение ввел Тиберий], - но речь тут явно шла о свободе устного и частного слова, все остальное могло прибавляться частично и опционально), резкие реформы в этом направлении были приняты, например, Йозефом II, полная свобода слова введена в Дании-и-Норвегии в 1770 (чуть урезана, но без цензуры, позднее в 1770-х), 1789-1791 – Первая поправка в США как часть Билля о правах. Свобода слова, провозглашенная Французской революцией в 1789, была ей же незамедлительно отменена в 1792 (с ликвидацией королевской власти).

- Профсоюзы и стачки. Легальные объединения рабочих имелись в Европе уже и в Средние века, устраивались и забастовки. Периодически власти ограничивали эти объединения, иногда и запрещали (потому что – или под предлогом того, что – те переходили к насилиям и насильственному запрещению работать). Тем не менее, например, во Франции, хотя эдикты 1539-1572 гг. резко ограничивали деятельность компаньонажей, но их так и не запретили. В американских колониях Англии, позднее в США в середине – второй половине XVIII в. и ассоциации рабочих (включая женские!), и забастовки их (в частности, с выставлением требований о плате и о продолжительности рабочего дня) имели место вполне легально, в том числе с успехом. А вот в той же Франции право на профсоюзы и стачки наглухо отменила Французская революция в 1791, ввел в итоге Наполеон III в 1860-х.

- Секулярное государство / отделение церкви от государства / свобода совести и вероисповедания. Идея выдвинута в XVIII в., внедрение: Виргиния 1779-1786, США с 1789-1791. Французская революция ввела то же самое с ограничениями (если обнародование религиозных убеждений не угрожает общественному порядку) в 1789, укрепила в 1791, якобинцы открыли гонение на религию и тем самым реально отменили обсуждаемые свободы, затем в итоге вполне закреплено при Наполеоне (по Конкордату государственной религии во Франции не было, Гражд. Кодекс религиозных материй не упоминает).

- Переворот в нормах ведения межгосударственной войны – примерно между 1648 и 1740/1748 гг. (в основном первая пол. XVIII в.). Содержание переворота: наложение табу на неколлатеральное уничтожение вражеского мирного населения; поставление в одну из целей уменьшение коллатерального; гарантии пленным; перевод взятия заложников и групповые репрессалии в крайние и нежелательные сами по себе меры; табу на лишение жизни заложников и лишение жизни при репрессалиях и при этих мерах. (Естественно, самоочевидным было распространение соответствующих норм на обращение с собственным невоюющим населением при подавлении восстаний).
Впоследствии к этому очень мало что было добавлено. Французская революция на якобинской стадии обрушила эти нормы при внутренних войнах (стала казнить заоржников, убивать при групповых репрессалиях), Наполеон восстановил. Еще в конце XVIII в. можно было блефовать при осаде – грозить поголовным истреблением гарнизона или всего населения осажденного города, если он не сдастся (если не сдавался, реально этого все равно потом нельзя было делать и не делали), в первой половине XIX в. и блефовать так уже не считалось допустимым. В конце XVIII – начале XIX вв. стихийные расправы разъяренных солдат с нонкомбатантами, идущие при взятии ожесточенно сопротивляющегося населенного пункта (и участии в этом сопротивлении каких-то нонкомбантатов), _по ходу_ боя в этом пункте (не после боя) считались эксцессами, которые недопустимо организовывать, следует по мере сил останавливать, но наказывать за это солдат не положено, обязанности пресекать такие эксцессы силой нет, ответственности за них сторона, чьи чины такие эксцессы совершили, не несет. К концу XIX в. и это считалось недопустимым: разъярение солдат при взятии сопротивляющегося города не считалось столь сильным извинением. В начале XX в. окончательно и принципиально исчезла отдача несдававшегося города на разграбление желающим своим воинам в течение первых дней после его взятия (в XVIII в. это перешло в разряд крайних исключительных мер, причем и в рамках этих мер можно было теперь только грабить, а не убивать, в то время как еще ок. 1700 воинам можно было в этом случае и убивать местных; реально отдачи города на разграбление уже и в XIX в. не применяли). В 1914-1945 в целом ряде стран – как при старых режимах, так и особенно при новых революционных, как красных/левых, так и красно-черных/националистических, произошел обвал и отказ от этих норм, иногда грандиозный; даже в межвоенные уставы США была внесена новация, разрешавшая в крайнем случае и казнить заложников, в английских уставах формулировки на эту тему были туманны (хотя разрешения на казни заложников и при репрессалиях они так и не дали, при желании, хоть и с трудом, офицер мог бы по ним заключить, что делать это бывает можно), но ни Англия, ни США так и не применили подобных мер. После реально осуществленных эпик фэйлов других стран и режимов на эту тему, особенно во время ВМВ, в конце 1940-х были заключены конвенции с добавочными требованиями – например, расширением гарантий пленным и полным запретом групповых репрессалий и взятия заложников (а не только запретом при этом убивать). Но все смягчения норм ведения межгосударственной войны с конца XVIII в. были лишь непринципиальными дополнениями/расширениями переворота конца XVII – первой трети/половины XVIII вв.

- Распространение этих смягченных норм ведения межгосударственной войны на войны с дикарями (у которых граница между гражданским населением и воюющими размыта и которые сами не считают себя обязанными соблюдать какие-либо – или вот эти смягченные – нормы) и «варварами», не вошедшими в коллективную систему дипломатических отношений, включающих европейские государства. Это распространение в разных странах имело место в разное время – в России, например, уже в середине XVIII в. (еще в 1740-х гг. несдающиеся семьи и группы чукчей предписывалось искоренить вовсе, то есть, при желании, посредством поголовного истребления всех, кроме тех, кто специально изъявил сдачу и покорность; к концу XVIII в. действовать должны были уже те же правила, что и на любой войне, и когда Ермолов в 1810-х хотел истребить в сопротивляющемся чеченеском Дадан-юрте как можно больше нонкомбатантов, - в чем, как подчеркивает он сам, он был уникален среди русских командиров, - то он не отдал приказа о таком истреблении и не осуществил его на деле, а лишь вызвал к жизни ситуацию стихийных расправ солдат с кем попало по ходу ожесточенного боя за пункт с участием каких-то гражданских – в данном случае женщин и стариков - с вражеской стороны, каковые расправы тогда не считались преступлением, подлежащим обязательному пресечению, и на межгосударственных войнах (подробно см. https://wyradhe.livejournal.com/385984.html).
Англия и Франция распространили новые нормы ведения межгос. войн на войны с дикарями позже, уже в XIX в. США – так же (скажем, по бойне в Вундед-Ни производилось расследование, причем ни приказа на уничтожение невооруженных и несопротивляющихся лиц из числа несдающихся индейцев, ни реального их поголовного уничтожения не было). (Отмечу нюанс. До введения четких норм того, как именно могут силы правопорядка обращаться со _своими же согражданами/соподданными_, отказывающимися подчиниться их законным требованиям, пытающимися скрыться вопреки этим требованиям или оказывающим сопротивление (пусть не вооруженное и не агрессивное), и как себя вести исполнителям, когда среди этих неподчиняющихся или сопротивляющихся лиц еше и находятся несовершеннолетние и малолетние, - до введения таких норм исполнители оказывались тут в серой зоне довольно широких масштабов, причем касательно вражеского населения на войне нормы могли быть выработанными раньше и четче, чем для ситуации усмирений своих же).
Но, как показывает пример России, само «изобретение» распространения новых норм войны на дикарей – это тоже XVIII в.

- Уменьшение поля для административных / надзаконных / помимозаконных решений, расширение компетенции суда, реанимация римского принципа «нет наказания без закона [запрещающего соответствующий поступок]» (то, что дало в итоге правовое государство) – идея активно выдвинута в XVIII в. Внедрение: например, США. Декларация прав Франции 1789 (немедленно перечеркнутая резиновыми репрессивными законами той же Французской революции). Правовые реформы Йозефа II в сравнении с кодексом Марии-Терезии шли в том же направлении.

- Равноправие женщин. Вот это, пожалуй, уже нужно считать открытием XIX – XX вв. Не на сто процентов– потому что вообще-то и это отстаивали и внедряли в XVIII в. Саму идею выдвигали в XVIII в. (Кондорсе, Олимпия де Гуж, конст. монархисты, позднее жирондистск. лагерь, пали жертвами якобинского террора). Женщины – члены гильдий, платящие налоги, имели избирательное право в Швеции сер. XVIII века, но потом его лишились. В 1755-1769 женщины, не состоявшие замужем ( = незамужние совершеннолетние + вдовы) имели избирательные права на Корсике, но с аннексией Корсики Францией это было ликвидировано. В Америке штат Нью-Джерси в 1776 г. дал женщинам просто избирательное равноправие с мужчинами (в этом штате был имущественный ценз, одинаковый для женщин и мужчин), но потом, уже в 1807, здесь это право упразднили, так что пришлось потом их вводить заново. Но, конечно, реальное выдвижение и внедрение здравых идей на эту тему – это уже XIX – XX вв.

Свобода развода, т.н. no-fault divorce - право на развод по желанию одной из сторон (право на развод при доказательстве некоего нарушения семейных обязанностей партнера имелось во многих странах), - XX – XXI вв., см. https://en.wikipedia.org/wiki/No-fault_divorce . Впервые - Советская Россия, 1917! В Китае с 1950. В США – впервые в Калифорнии в 1969/1970, далее распространилось (последний штат ввел его в 2010). В Англии и Уэльсе его нет до сих пор! (https://www.independent.co.uk/…/divorce-no-fault-law-unnece… ) В Австралии - с 1975, в Канаде – с 1986, в Испании – с 2005. Предтечей (но неполноценной) этого можно считать декрет Франц. респ. от сент. 1792, по которому к возможностям развестись из-за поступков второй стороны или обоюдному согласию прибавлялась возможность получить развод по одностороннему желанию при заявлении о несходстве характеров. Конечно, развод по одностороннему заявлению о несходстве характеров есть де-факто развод просто по желанию одной стороны. Но получить развод именно таким образом было непросто: надо было вынести этот вопрос на разбор трех последовательных собраний родственников и друзей (третье следовало через 6 мес. после подачи просьбы о разводе) ив четвертый раз подтвердить свое намерение еще через 6 мес. после последнего указ. собрания. Твердой воли подавшего заявление о несходстве характеров хватило бы для получения развода, но ждать ему пришлось бы не менее года, и трижды обсуждаться на указанных собраниях. Весь этот год продолжалось брачное состояние со всеми его обязанностями. https://www.facebook.com/alexandre.nemirovsky/posts/1945480938898166

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments