anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Дом, не-дом, Dóm

z_20200807_121116

Дом, конечно. В том смысле, что Dóm,  то есть кафедральный собор. Но так же   Fogadalmi templom, Вотивная церковь, Обетная церковь, или szegedi Magyarok Nagyasszonya székesegyház.
На вид – выросшее до размером готических кафедралов романское сооружение, но год открытия – 1930-й. Начинал строить Фридьеш Шулек (церковь Матьяша, Рыбацкий бастион – его работы), но заканчивал куда менее известный Эрнё Фоерк.


z_20200807_122025

Лев при дверях держит в лапах, как котёнок пойманный мячик, корону св. Иштвана и, кажется, без креста? Нет, крест, как положено, погнутый, прячется в тени, среди завитушек львиной гривы. А живопись купола в этой церкви, абсолютно неканоничная, авторская, современная  – 2000 года!
Это всё Сегед.

А раз Сегед, значит, «обет» в данном случае – всё на ту же тему: наводнение 1879 года и обещание впредь подобного не допустить. Решение строить церковь приняли на следующий же год, проект заказали Шулеку, который через несколько лет прославится сооружениями, украсившими Будапешт на рубеже веков, к празднику. Но праздник пройдёт, деньги закончатся, Шулек к началу реальных работ в 1913 года постареет, а в 1914-м всем станет не до того.


я_20200807_124906

Поэтому когда здание в 1930-м будет, наконец, освящено, на фасаде появятся даты «1914-1918» надпись: «Не может быть, чтобы столько сердец напрасно пролили кровь». Каменного слоника видите? Первые слова надписи – слева на башне, выше.
Это цитата из стихотворения Михая Вёрёшмарти, написанного значительно раньше, в 1836 году:

Az nem lehet, hogy annyi szív
Hiába onta vért,
S keservben annyi hű kebel
Szakadt meg a honért.

В переводе Н. Чуковского:
«Не может быть, чтоб крови зря
Так много пролилось,
Чтоб столько преданных сердец
В тоске разорвалось».



я_20200807_122833

Главное видно издалека, сразу, раньше, чем успеешь сориентироваться в пространстве: купол! Живопись купола! Композиция, сделанная так, как будто никто никогда прежде церковных куполов не расписывал, оранжево-синие сполохи, складки то ли тканей, то ли облаков – и я знаю эту руку, я такое – и столь же неожиданно – уже видела. Это была маленькая церковь в Рацкеве, расписанная сверху донизу, целиком, в 1990-х художником по имени Ласло Патай – и именно что не церковкой, не традиционной живописью. И вот, снова!
Это он? Да, конечно, он.
Тема: «Сошествие и излияние Святого Духа на Венгерскую Церковь» / A Szentlélek eljövetele és kiáradása a magyar egyházra.


z_20200807_122259

При этом церковь была щедро украшена уже тогда, к 1930-му. Это действительно абсолютно целостный стильный ансамбль, и мозаики, покрывающие стены, своды, конху – великолепны сами по себе, добротны, продуманы, изящны. Не без странностей, конечно: на парусах главного купола изображены не евангелисты, как полагается, а четыре персонифицированные добродетели. Подписано: Prudentia, Temperantia, Fortitudo, Iustitia – Благоразумие, Умеренность, Мужество, Справедливость.
Учитывая, что за время строительство собора случилось поражение в Великой войне, Революция астр, Советская Венгерская республика, центром противостояния которой стал как раз Сегед, распад страны и потеря территорий (внезапно на том берегу – заграница) – названные добродетели были бы населению очень не лишними. Освящали собор, кстати, в присутствии Миклоша Хорти.
Но от тех росписей и мозаик взгляд всё время возвращался к воздушным фигурам Патая. Рассмотреть бы их, подняться бы туда, в купол. Они не только в куполе, кстати. Иногда на одной стене, в одинаковых орнаментальных рамках рядом – по-византийски монументальные фигуры работы художников довоенного поколения и люди Ласло Патая, всегда будто стоящие на ветру, напоминающие скорее книжную графику 60-х (время его первых работ), чем традиционную церковную живопись.


z18517_3   Между прочим, они ещё и портретны. Как пишут, здесь изображены реальные люди. Например,  епископ Эндре Дьюлай – в качестве одного из учеников Христа в сцене Тайной вечери. При этом разрешения у портретируемых не спрашивал, пользовался фотографиями. Жителей Сегеда и родственников художника изображено им в виде библейских персонажей не менее десяти.


z_20200807_121746

Площадь перед собором, обычное место гуляний и празднеств, была пуста. В 12.15 музыкальные часы на стене Колледжа напротив собора дают представление: выплывают фигуры студентов и профессоров (тоже, говорят, портретные), играется старая немецкая песенка про студента Баллага, мне незнакомая, но можно вспомнить «На французской стороне, на чужой планете…» 


я_20200807_125227

Уходя с площади (Сегед славен архитектурой модерна, нам её ещё смотреть и смотреть), оглянулись: мы сюда ещё вернёмся.
Tags: Окрестности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments