anna_bpguide (anna_bpguide) wrote,
anna_bpguide
anna_bpguide

Categories:

Кальман Миксат. «Чёрный город»

feketevaros

Кальман Миксат – один из самых симпатичных мне венгерских писателей XIX века. Возможно, как раз потому, что уж очень видны и его сильные стороны, и его слабости. Пишет он взахлёб, с наслаждением, и эту радость творца с каждой его страницы так и черпаешь полной ложкой.

Вот в начале романа драматический момент, все ахнули, в зале тишина – какая тишина? – а такая,  «что слышно было, как сапожник Петраш скребёт у себя в затылке». ….
Какой такой Петраш? Не было его до этой секунды в тексте, и дальше не будет, но по воле автора мелькнул на секунду сапожник Петраш, прожил эту секунду. Чистый же Гоголь: помните молодого человека, у которого манишка «застёгнута тульскою булавкою с бронзовым пистолетом», который «оборотился назад, посмотрел экипаж, придержал рукою картуз, чуть не слетевший от ветра, и пошёл своей дорогой»?
Это умение Миксата из ничего, из воздуха лепить живых людей и пускать их жить и идти своей дорогой – очаровательно! «Зонтик святого Петра» дважды тут в журнале был – чудо!

А вот архитектор он слабый. Здания его романов – не крепкие продуманные сооружения, а хижины, шалаши, сарайки: тут стену не достроили, тут поленом подпёрто, на чём перекрытия держатся и вовсе не понятно, но держатся.


a_fekete_varos2_1

Роман «Чёрный город» описывает времена героические. Конец XVII века, Венгрию раздирают Османская империя и Габсбургская. Дворянин Пал Гёргей живёт в Трансильвании, в родовом имении Гёргё и трагически переживает смерть молодой жены, от которой осталась у него новорождённая дочка Розалия. Брат Янош с женой берут девочку к себе, выкармливать (у них тоже дочка-младенец), увозят, а через некоторое время сообщают: их малышка, увы, умерла, но дочку Пала, Розалию, они будут любить вдвойне. И закрадывается в душу Пала подозрение: а не его ли дочка умерла на самом-то деле? Не обманывает ли брат? Не задумал ли чего? Страдает-страдает-страдает.

A-fekete-város-e1577136740174


Тут новая напасть. Братец Янош уезжает на войну (не спрашивайте, с кем), и начинают идти слухи, что в его жене по ночам ходит – стыд-то какой – не дворянин по виду даже, а кабы не мужик в тулупе.
Пал его отслеживает, арестовывает и бросает в темницу, наказав еды пока не давать. А тут дела, заботы, хлопоты… Через неделю приезжает к нему жена Яноша с просьбой о помощи и с чистосердечным признанием: это он к ней, сбежав с войны, приходил, в тулупе, а теперь злые люди его убили-похитили, помогите, деверь! «Хм», – говорит Пал, и вместе с невесткой едет в крепость, где арестант содержится.

Милый диалог по пути:
«Сколько дней может прожить человек без еды и питья?» Ответ: «Смотря какой человек! Католик выдержит и неделю, — ведь он привык поститься. А вот за лютеран не могу поручиться».
Этот момент отметим галочкой и двинемся дальше.

В крепости долго не могут доискаться коменданта, которого тоже неделю никто не видел. Наконец, обнаруживают обоих в камере вместе, за накрытым столом, доедающими калач и окорок.
Между делом мелькает очередная «тульская булавка с бронзовым пистолетом»: в коридорах крепости навалена старая мебель, там в ящик кошка провалилась, мяучит. Несколько строк посвящены судьбе кошки.
Про малышку Розалию уже речи нет.


A fekete vаros - 06a

Наступает зима, идёт наш Пал Гёргей, вице-губернатор на тот момент, охотиться, причём на границу своих земель и земель соседнего города Лёче (Lőcse).
На самой меже сталкивается неожиданно с охотниками городскими, во главе с бургомистром, только что подстрелившими оленя. Собака Гёргея в азарте погони за зайцем вылетает на землю города, бургомистр тут же стреляет в неё, а Пал Гёргей, вице-губернатор, немедленно стреляет в бургомистра и его убивает.

Дальше всё внимание автора сосредоточено на делах городских, а что думал и чувствовал Гёргей, почему-то уходит в тень. Про дочку он страдал самым достоевским образом, а тут убил человека – бургомистра! – немотивированно и без всяких переживаний. 
Автору, во всяком случае, чувства Гёргея почему-то становятся не интересны. Дальше всё внимание его отдано обитателям города.
Их много, они все с характерами, биографиями, со своими любовными историями, религиозными взглядами и тульскими булавками. И у них там в городе порядки, надо сказать, занимательные…


A fekete vаros - 06b


Оказывается, если бургомистровой кровью окропить землю, то земля эта по закону становилась собственностью города. И потому подстреленного Гёргеем бургомистра его помощники, пока тот помирал, таскали за руки за ноги по холмам и ухабам, чтобы как можно больше земли отошло городу. Успешно.
Так началось противостояние вице-губернатора Гёргея и вольного города Лёче.

У рода Гёргеев к тому времени дела уже не так хорошо шли – и тут автор даёт этому обстоятельству объяснение, которое, да ещё с такой легкомысленной интонацией высказанное, в романе про русский XVII век представить было бы трудновато: «сначала они неудачно выбрали себе короля, а затем и бога — перешли вдруг в лютеранство».
Отношения католиков и протестантов в Венгрии XVII века по Миксату – это никак не «белые↔красные» или «наши↔немцы», а что-то вроде противостояния любителей варенья из крыжовника и поклонников компота из смородины.
А мусульмане-турки – третья сила, адепты яблочной пастилы. То есть воевать-то все между собой воюют всерьёз и насмерть, но не так, как в войне с абсолютным злом, а как…. Как в футбольном матче. И победитель вовсе не претендует на то, чтобы считаться воплощением Сил Добра, а враг не объявляется носителем Абсолютного Зла. Только правила этого футбола допускают и смерть, и физическое насилие, и огонь, и мор, и глад…

Год 1686 уже случился, войска Священной Римской империи турок из Буды выбили. Христиане в Венгрии возликовали. «Глупцы! – заявляет автор. – Ведь для их страны, самой несчастной изо всех стран на свете, единственной опорой был враг. (Это может случиться лишь с нами, венграми!) Прогнав турок из Буды, наши предки испугались: — Что же теперь с нами будет, без турок-то? До сих пор Вена заигрывала с венграми, потому что боялась, как бы они не ухватились за полы турецкого кафтана, а турки всегда были готовы насолить немцам, Э, что ни говорите, не турки были нужны нам для политики, как хозяйке соль — дли стряпни». (Вот-вот, кулинарные ассоциации – это правильно, это по-здешнему…)

Сюжет ни шатко, ни валко, то тормозя, то летя сломя голову, движется вперёд. Обнаруживается и пропавшая дочка (как бишь её? Розалия), устраивается ей свадьба. А заканчивается в итоге роман так, будто автору надо срочно сдать его в типографию (некогда перечитывать!) и немедленно за новый браться (читатели ждут!).

Кальман Миксат за свою жизнь девяносто восемь произведений написал, если верить венгерской Википедии. Переписывать по многу раз, как Толстому с Софьей Андреевной, некогда было.
Так что я тоже за следующий роман взялась.
И там – тоже любопытное…


index



+
118276381_3307387109344482_2450365776664007313_o
Тот самый город.
Lócse, Körtér a katolikus templommal, a Városházával , 1927
Tags: Венгерская_литература
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Отгадка

    Загадка тут. Желание барина было пакостное, и качество мира он своим действием ухудшил: унизил и разорил Мастера, лишил своих крестьянок…

  • Загадка

    В старые времена во владениях одного венгерского магната работали два скорняка. Один шил по-простому, шубы как шубы, а у другого из рук выходили…

  • В штатном расписании придворных чинов

    В штатном расписании придворных чинов австрийской императрицы Марии Терезии перечислялись многочисленные должности: референты, контроллеры,…

  • Город – это …

    Uszka. Деревня или городок? В России деревню от города на глаз отличить просто. Или бревенчатые избы и поля вокруг, или завод и многоэтажные…

  • Зонт святого Петра

    Фото: Максим Гурбатов http://kniga-bukv.livejournal.com/ На свете – из-за трудностей перевода – не так уж много читателей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments