герань на окне

Глава IV. Конец века – утро города. Миклош Ибл. Не гений, но Мастер

я_20201011_141305

С вчерашней экскурсии: Как повезло Будапешту с Миклошем Иблом, как повезло Миклошу Иблу с Будапештом! Он был не гений – мастер. Он умёл всё. Более того, зная и умея всё, владея всеми художественными стилями и всеми техническими средствами от готики до металлоконструкций, он умел сочетать и совмещать разное, будучи настоящим мастером в искусстве (Австро-Венгрия подсказывает правильное слово) компромисса. Гармонией между величием и уютом, праздником и обыденностью, тем, что приезжающие люди хором определяют как «город для людей», Будапешт обязан именно ему. И дальше уже не так важно, кто именно построил отдельные дома: дух, стиль, масштаб (человеческий масштаб!), порядок и характер Будапешту задал Миклош Ибл. И город это знает.


P_20201011_140115

Цветочки-яблочки у дверей Базилики святого Иштвана. Да, сельскохозяйственная, земледельческая страна.

Collapse )
герань на окне

Про кино

13 незабываемых фильмов из Венгрии


Вадим Рутковский
25 марта 2019

От классиков до современников: встречаем фестиваль нового венгерского кино подборкой работ, проверенных временем

На 5-м фестивале Cifra, который открывается в Москве 27 марта, – 5 новинок. У каждой есть свои предшественники. В четвёртом выпуске рубрики «Кинокарта» – 13 фильмов, которые стоит посмотреть как экспресс-курс по венгерскому кино.

На мой взгляд, в Венгрии вообще нет плохих фильмов.

Или от меня они прятались, но всё произведенное и в Буде, и в Пеште, и в любых других географических мадьярских точках – хоть «фестивальное» кино, хоть коммерческие комедии-пародии-детективы, предназначенные, главным образом, для внутреннего рынка, студенческие ли зарисовки, работы мэтров, что ни припомни – всё хорошо. Но раз уж нельзя объять необъятное, ограничусь этими 13 названиями; из недавних времен, когда Венгрия была самой либеральной страной Варшавского договора, и из новой капиталистической эпохи.

Это не рейтинг, фильмы расположены в произвольном порядке. А начинается список, как и фестиваль Cifra, с мультфильма.

1. «Восточный парк» (Nyócker!) Арона Гаудера, 2004*

(* Nyócker - это сокращение от Nyolcadik kerület. В обсуждении в этом журнале родился идеальный вариант перевода: "Восьмёра!")

Для большинства советских синефилов, родившихся в последней трети ХХ века, первым венгерским фильмом была мимимишная сказка про лисёнка Вука.

Новое поколение тоже может начинать с анимации – но совсем другого рода: «Восточный парк» (он же «Восточный район») – пацанская фантастика об обитателях горячего района Йожефварош. Антиполиткорректный хит нулевых, о задиристых качествах которого лучше всего говорит тот факт, что в России «Парк» озвучивал Сергей Шнуров.

Collapse )

герань на окне

Учу венгерский

Untitled-1

Учу венгерский, смотрю кино на двух языках. Местами пытаюсь разобраться с синтаксисом. Этот кусочек, например: «Этого не нужно было делать? – Чего? – Я ей всё рассказала, извини…» Но в конце запуталась.

Ezt nem kellett volna megtenni.

Mit?

Mindent elmondtam neki, bocsáss, nem bírtam megállni.

Az ökölök nem megoldás. Szóval is lehet tudni, ami neha fájdalmasabb.

Is ha nem értetnék a szót?

Akkor rosszul voltal kimondtad. De ki meg jóssz arra, hogy más képes lehet. Hogyan tudta te, a felnőtt férfi? Bebizonyitotta neknek, hogy van igaza önnek, aki az erösebb.

Is csak azt bizonyitottak be neknek, hogy minden erő szemben masik erő is áll. Is ezt jól megtanljak.

– Minden esetben meg kérlék, hogy a jövőre légy szíves a nelkülom beszélni meg hasonló ugyek ne avatkozz bele!

Értettem. De akkor légy szíves te is, egyezmeg a jövőre nézem, hogy meg egy szer velem szemben mostani hasonló hangot engedsz meg, akkor engem soha sem benne látszik. És együtt  azt is meg hogy mindig és mindenben én magam fogok dönteni azon egyszerű okan én vagyok a ferfi.



2:10:53
герань на окне

Совершенно не мистический город

z_20201005_160445

Вот уж и фамилия владельца эффектная, Gschwindt, и легенда о том, что хозяин дома увлекался алхимией, подкреплена самым основательным фактом – его трупом, обнаруженным в лаборатории членами семьи, после того, как они получили извещение о том, что эликсир бессмертия найден. А намёка на присутствие иномирности – никакого.


z_20201005_161139

Хозяин дома заказывал архитектуру явно что-то возвышенно-готическое. Чтобы взывать, как Фауст:
«О духи! Здесь вы в тишине
Витаете: ответьте мне!»

Архитектор старался. Арочкам острые углы вычерчивал. Аттики на манер готических шпицев поставил. А окошки-то получились широ-о-кие, чтобы света побольше впустить. Света, а не духов.

Дух-то в таких приглашающих вратах не нуждается:


…«Явись, явись мне – я всем сердцем твой!
Пусть я умру – явись передо мной!
(Закрывает книгу и таинственно произносит заклинание.)
Вспыхивает красноватое пламя, в котором является Дух.
Дух
Кто звал меня?»…
Collapse )
герань на окне

Санкт-Пештбург

166235
Alt Rudolf rajza 1850-ből (Forrás: FSZEK Budapest Gyűjtemény)

Здесь принято жалеть исчезнувший Пешт классицистических времён. В начале XIX века город, по крайней мере, в тогдашнем невеликом его размере был застроен домами с колоннами и пилястрами «под неизменным греческим фронтоном» (А.К. Толстой) и походил на Санкт-Петербург ещё больше, чем сейчас.


budapest-lloyd-palota

Кажется, это во многом, всё же, эффект романтизации прошлого.
Неузнаваемый пейзаж, да? Между тем место известное. Справа возвышается гора Геллерт, на её фоне виден Цепной мост (правда, художник не очень разобрался, где там стоят львы). На первом плане присутствуют те самые длиннорогие серые коровы, с которыми все, конечно, знакомы близко… очень близко.
А здания уступили место другим, и не по одному разу. Это площадь Сечени (название, впрочем, тоже не один раз менялось), Széchenyi István tér.
Collapse )
герань на окне

259. Квартал дворцов, графский дом

я_20201005_153714

Не буду врать, это не обычный дом. На дверях его красуется одиннадцатизубцовая корона – герб графского семейства Каройи, известного, по крайней мере, с XIV века.

Время строительства дома – то, которое в наших профессиональных кругах называется «тогда же». В 1896 году Венгрия праздновала Тысячелетие обретения Родины, и в городе по такому случаю было построено невообразимое количество великолепных зданий. Это датируется 1897-м годом.
Попасть во двор такого дома – удача редкая. Любопытствующих гостей не  ждут, посторонних не пускают. И если в домах на Большом бульваре не редкость парикмахерская или обменник, и потому зайти во двор можно на законных основаниях, то тут – извините.


я_20201005_153844

Хотя, честно говоря… Сказать или нет? Как раз тут, в подвале графского дома, в Квартале дворцов работает кузница. Настоящая. Были, заглядывали, написали.

Поскольку про устройство будапештских двориков рассказано уже много (см. Коллекцию двориков), тут будем просто любоваться, отмечая некоторые особо душевные детали.


Collapse )
герань на окне

Глава III. Солнце встаёт над Пештом. Йожеф Хильд и романтики

1pekary-haz-budapest11 фото

Гуляли вчера по Пешту времён романтизма. Удивительно наглядно всё-таки показывает всё это архитектура: как осточертел всем к середине века нормативный серьёзный классицизм, как захотелось торговцу нарядиться дожем, а графу – флорентийским банкиром. И как противоположны на самом глубоком уровне установки романтизма и задачи архитектуры!

1227490_900

...Наступило время чувства, бурного и непосредственного, свободного. От чего? От всего, но прежде всего от диктата разума. Не без основания: преобразовали французы в 1793 году собор Парижской Богоматери в храм Разума – и чем дело кончилось?

Романтикам претила вся старая классицистическая учёность, и смертельно, до отвращения, надоели правильные, как прописи, но безнадёжно устаревшие греки и римляне. «Они любили то, что было странным: привидения, древние разрушенные замки последних меланхолических потомков когда то великих фамилий, профессионалов месмеризма и оккультных наук, чувствительных тиранов и левантийских пиратов». Бертран Рассел не интересовался венграми, а то бы упомянул здесь вместо пиратов венгерских гайдуков, или бетьяров-разбойников, а ещё лучше – гуннов Аттилы, потомками которых тогда считали себя венгры.

Древние замки, готические руины присутствуют на рисунках Фридьеша Фесла, средневековые прообразы очевидны в проектах его непостроенных зданий. И сам он, судя по портрету, – образцовый романтик: рыжая борода, расстёгнутая замшевая куртка, из-под которой выглядывает что-то шотландски-клетчатое, как плед на портрете Пушкина, на голове – большой, не иначе как бархатный, ярко-красный берет. Делакруа и Мицкевич взяли бы его в компанию, а в венгерской поэзии параллель ему – поздний Вёрёшмарти:

Мир разума погас. И на щеках

Небес, от этой бури потемневших,
Разрисовали молний диким светом
Великий гнев враждебные нам боги.

Стихотворение, кстати, написано в 1854 году – незадолго до того, как еврейская община, расставшись с Фёрстером, возьмёт проект Фесла для убранства синагоги.

А ещё через десять лет в Пеште появится здание, построенное по проекту Фридьеша Фесла, знакомое всем, кто бывал в Будапеште: «Вигадо», концертно-бальный зал. Знать-то его все знают, но надо зайти внутрь. И онеметь.

Collapse )
герань на окне

Фриз или архитрав?

121095936_1683763611786121_6500783045247039673_o


В фейсбуке у Сергея Кавтарадзе идёт прекрасная в своей классической элегантности дискуссия о том, чего именно нет в антаблементе Камероновой галереи в Царском Селе – архитрава или фриза? Я слежу со всем вниманием.


  • Архитрава не быть не может. Конструктивно. Так что, отсутствует именно фриз.



  • Может не быть. Даже советской власти не стало. И капитализма не станет. В ордере нет никакой конструктивности - всё это чистый метафизический соблазн и связанные с ним домыслы.



  • Увы, некоторые вещи неизбежны, как налоги (под вопросом) и смерть. Архитрава ("главной балки" в переводе) может не быть в единственном случае – полного отсутствия кровли. Но тогда и о фризе говорить не приходится.



  • Это просто названия. Но фриз связан с размещением информации и декорных акцентов. У Камерона это венки над капителями. Поэтому по моему разумению это фриз.



121106516_1683763581786124_495143125843512983_o