Category: архитектура

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Аскетично

будапешт_20190726_132538

Двор – как музыкальный инструмент. Структура у традиционного будапештского дома всегда одна, а мелодии получаются разные.


будапешт_20190726_132728

Самые эффектные дворы – те, где надо себе на каждом шагу напоминать, что это не графский особняк, а многоквартирный дом на Большом бульваре.
Лепнина, живопись и реплика местной жительницы: «Это у нас не доходный дом. А доходный дворец!» – в этих случаях остаётся только глазеть, запрокинув голову, и удивляться.


будапешт_20190726_132609

А когда никаких видимых украшений нет, когда красота создаётся чистыми плоскостями стен, ровными прямоугольниками окон и чёрно-белой клеточкой полов… Минимализм? Филип Гласс?

Collapse )
герань на окне

Можно, я мужнин пост процитирую?

гусары, стоять!



про то
зачем у нас в Буде стоит памятник полковнику Хадику
я уже писал

если коротко
то стоит полковник в целях добычи удачи в любви и личной жизни
для повышенной добычи этой самой любви
нужно натирать тестикулы коню полковника
это во-первых



во-вторых для ради красоты

живые гусары разъезжают по Будайскому Замку
в этих же целях
и конечно в целях озонирования воздуха

но ихим коням натирать что бы то ни было
я бы не советовал


герань на окне

Будайский замок, Господская улица

яz_20191013_172249_vHDR_On

Жизнь в Средневековье. Ну, не совсем, конечно. Здешние дома – это уже XVII век. За Средневековьем нужно идти в подвалы, а туда нас никто не звал.


zя_20191013_172215_vHDR_On

То, что снаружи – это аж 1860-е годы, то есть уже времена рождения Австро-Венгрии. Прогресс, Цивилизация и Умеренное Процветание.
Collapse )
герань на окне

И побольше, побольше!

будапешт_20191025_094052_vHDR_On

А вот так! Ну-ка, мечи стаканы на стол и прочую посуду. Ионические капители – сюда! Раскрепованный во всю силушку фронтон – а как же? И всего побольше, побольше!


будапешт_20191025_094328_vHDR_On

Здание это напоминает мне, во-первых, накрытый праздничный стол разбогатевшего австро-венгерского плотника. Или мельника. Когда и барашек жареный, и печёнка гусиная, и дыня с арбузом, и бланманже, и ананасы, и эти, как их, анчоусы. Потому что наконец-то можно себе позволить и семью порадовать, а поколения дедов-прадедов, которые этого себе позволить не могли, строго запрещают от богатства-изобилия нос воротить.

Collapse )
герань на окне

Пейзаж несуществующий

1900 k Budavár d

Не то, чтобы совсем не существующий. В здании справа – кафе, мы там кофе пьём во время экскурсии по Будайскому замку. Через большие окна вид открывается на Королевский дворец. "Торт Венгрии" там всегда есть. И просто очень правильное места для паузы посередине прогулки.
Особенно, если держать в памяти и эту фотографию.
Будапешт, 1900.
герань на окне

Семидесятые, самолетик и аэросувенир,

или Маленькие гидские радости

1960

Первая фотография – из шестидесятых годов. Вечер, улица Ваци, офис Аэрофлота. Но к нему мы ещё вернёмся.


будапешт_20191026_112810_vHDR_On

Прекрасный осенний день. И прекрасные туристы, знающие настоящее название страны. Это, поверьте на слово, случается не часто. Александр и Людмила работали и жили в Будапеште в 1970-х годах и вот приехали вместе с взрослым сыном – показать ему Венгрию. Показать места его самого раннего детства.

Collapse )
герань на окне

Подглядываю

будапешт_20191024_095754_vHDR_On

Дверь-то закрыта, естественно. Но можно заглянуть в дырочку, в «глазок». Окошком это не назвать, оно с ладошку размером. Во дворике – девятнадцатый век, само собой.


будапешт_20191024_095826_vHDR_On

Фасад – а заглянув во дворик, нужно поднять глаза и на фасад – говорит, что это явно ещё не Австро-Венгрия, а Австрийская империя. Вот и окошки в мелкую расстекловку, и арка входная пологая, и общий классицистический дух…

Табличка подтверждает очевидное:

будапешт_20191024_095802_vHDR_On

Városképi jelentöségü érület
Épult 1847-1848-ban
Tervezte: ifj. Zitterbarth Mátyás


bBorsos_Portrait_of_Mátyás_Zitterbarth_1851

А это архитектор. Здесь ему 48 лет. Три года, как этот дом на Банковской улице построил.

Bank utca 3
герань на окне

Ещё о капиталистическом романтизме

1900 körül. Az egykori Zsolnay mintaüzlet háza, Március 15. tér.

Между прочим, перечень тезисов капиталистического романтизма – архитектурного стиля 1991–2008 годов на постсоветском пространстве, сформулированных А. Семеновым, Г. Малышевым и Д. Веретенниковым, вполне приложим и к архитектуре конца XIX-начала ХХ века.
На фото здание представительства компании Zsolnay в Будапеште (не сохр.).

Сверяем:

1) Архитектура капиталистического романтизма значима в историческом плане. Она признак и свидетель своего времени. Капиталистический романтизм необходимо сохранять.

2) Капиталистический романтизм — важное архитектурное явление. В своей нелюбви к канонам, академизму и модернизму оно доводит постмодернизм до логического конца. Не должно быть таких правил, которые нельзя нарушать. Все — ложь. Если ты верен каким-то вечным архитектурным принципам, ты не только заблуждаешься, но и упорствуешь в ошибке. Капром знаменует конец постмодернизма. [Всё так, кроме упоминания постмодернизма].

3) Любые течения, направления, стили приходят к декоративизму. Это действительно и для постмодернизма. Капиталистический романтизм доводит декоративизм постмодернизма до метадекоративизма.  [Аналогично; уж чего-чего, а декоративизма – хоть ложкой ешь].

4) Лучший комплимент для архитектуры капиталистического романтизма — «какая же ты стремная!» Главный принцип по-пелевински многозначен: чем хуже, тем лучше. Разумеется, «хуже» с модернистской точки зрения.  [Всего-то: заменить модернистскую точку зрения на академическую].

И так далее… В особенности про народность, демократичность и толерантность.

герань на окне

Капром – архитектурный стиль 1991–2008 годов на постсоветском пространстве

lяjWM1SB98iCRrpCVE0rSZg

А что, по-моему, здорово. Мне все эти сооружения тоже активно не нравятся, но «не нравится» – это не научный термин, так же как не научны высказывания «безвкусица», «ужас и мерзость» и «стрёмно» (см. каменты). Полностью здесь.


я98y0qR9qPVvsnGOn_5Dy8w

10 тезисов капиталистического романтизма

Авторы: Александр Семенов, Гавриил Малышев, Даниил Веретенников

1) Архитектура капиталистического романтизма значима в историческом плане. Она признак и свидетель своего времени. Капиталистический романтизм необходимо сохранять.

2) Капиталистический романтизм — важное архитектурное явление. В своей нелюбви к канонам, академизму и модернизму оно доводит постмодернизм до логического конца. Не должно быть таких правил, которые нельзя нарушать.

Все — ложь. Если ты верен каким-то вечным архитектурным принципам, ты не только заблуждаешься, но и упорствуешь в ошибке. Капром знаменует конец постмодернизма.

3) Любые течения, направления, стили приходят к декоративизму. Это действительно и для постмодернизма. Капиталистический романтизм доводит декоративизм постмодернизма до метадекоративизма.

4) Лучший комплимент для архитектуры капиталистического романтизма — «какая же ты стремная!» Главный принцип по-пелевински многозначен: чем хуже, тем лучше. Разумеется, «хуже» с модернистской точки зрения.

5) Капиталистический романтизм наглядно доказывает, что любая идея может быть реализована. Это самое толерантное явление в архитектуре.

6) Постсоветское пространство — логово и источник вдохновения позднего постмодернизма. После развала СССР страны бывшего социалистического лагеря широко открыли двери отступающему постмодернизму. Капиталистический романтизм значим в мировом масштабе.

7) Капром — это народная архитектура. Заказчиком, а значит и основным вдохновителем, становится простой человек — не Проектный институт, не Госплан, не партия, а частное лицо, со своими взглядами на то, что такое красиво. В этом проявляется демократичность периода 1990-х — начала 2000-х.

8) Если советский постмодернизм — это подпольная борьба с маломерностью соцреализма, его интеллектуальной бедностью и неспособностью к самоиронии, то капиталистический романтизм — это результат победы постмодернизма и трансформации его из диссидентского учения в правящую идеологию. После 1991 года на вооружении постмодернизма стоит уже не только художественный аргумент, но и политико-экономический.

9) Эпоха капиталистического романтизма — полноправный эволюционный этап развития российской архитектуры. Завершившись, он оставил после себя неосмысленное наследие, которое продолжает оказывать влияние на творчество современных архитекторов. Эмоциональная сдержанность, унификация выразительных средств в сочетании с как минимум семантической тягой к контекстуализму, возвышение роли материала над формой — признаки, характерные для архитектуры нынешнего десятилетия и столь несвойственные капрому, — свидетельство того, что маятник качнулся в обратную сторону: романтическим эпохам эволюционного пути архитектуры всегда следовала пора отката.

10) Поскольку феномен капиталистического романтизма имеет ярко выраженный социально-экономический генезис, то и окончанием его эпохи можно считать событие не архитектурное, но экономическое. Конец капрома — всемирный финансовый кризис 2008 года. Именно это событие поставило под вопрос непотопляемость машины рыночного капитализма, до сих пор снабжавшей капром идеологическим топливом. Пала вера в освободительную силу капитализма.