Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Вот так начнёшь смотреть старые фотографии с будапештскими двориками…

fortepan_157042

Пересматривала для своих надобностей большой венгерский фотоархив http://www.fortepan.hu.
Попались снимки с теми самыми будапештскими домами с балконами-галереями. Показывающие как раз то, что меня в Будапеште больше всего интересует: жизнь в таком доме. Её порядок, устройство, стиль. Правила. Вот мама с ребёнком играют на галерее, выйдя из квартиры, и видно, что балкон этот – длинный, вдоль всех соседских дверей и окон.


fortepan_157048

А это снято с галереи в сторону комнаты. Это именно будапештская ситуация; привычные наши балконы не предполагают такой ракурс.

Collapse )
герань на окне

Перед Рождеством

будапешт_20191203_160135_vHDR_OnПеред Рождеством в Венгрии случается Микулаш.
Венгерский Санта-Клаус, он же св. Николай. Его день сегодня.
И дети венгерские подарков ждут уже сегодня, хотя и на Рождество, конечно, тоже, и на Новый год – само собой!


#будапешт, #экскурсии, #гидвбудапеште, #гидпобудапешту

Экскурсии – по Будапешту маленькой компанией: http://gidvbudapeste.hu/

герань на окне

«Откуда можно узнать, что ты венгр?»

73245042_1391195571004829_3876067981591052288_n

«Если больше используешь сметану, чем кетчуп.
Если паприка по крайней мере настолько важна, как соль и перец.
Если кто-нибудь из твоих родственников – Аттила, Йожеф, Ласло, Янош или Иштван.
Если любишь Туро Руди, но не можешь толком объяснить иностранцам, что это, пока они не попробуют.
Если твой иностранный друг спрашивает, веришь ли ты, что Микулаш приносит подарки в ночь с 24 на 24 декабря, а ты отвечаешь несколько смущённо, ведь Микулаш у нас дарит подарки 6 декабря, и когда в рождественское время явится младенец Иисус, то подарки-то тут уже с вечера 24 декабря.
Если не говоришь с полным ртом.
Если в течение 5 минут можешь на одном вздохе ругаться так, чтобы не повторить одно слово дважды.
Если носишь обручальное кольцо на другой стороне.
Если поезд ещё не покинул станцию, а ты уже ешь сэндвич, в котором обычно половина – паприка или помидор, а всё остальное – жареное мясо.
Если зовёшь озеро длиной 79 километров венгерским морем.
Если клянёшься в том, что чеснок и чай с мёдом изгоняют из тебя хворь быстрее, чем за один день.
Если ребёнком постоянно ел морковь, и на твой вопрос «зачем?» родители отвечали «для того, чтобы лучше мог свистеть».
Если тебе тяжело объяснить, что на первом месте стоит фамилия, то есть это – не имя.
Если желая счастливого дня рождения, тебя тянут за уши.
Если термальная вода или купальня – у тебя дома или в пределах 10 километров».

Последний пункт у нас уже совпадает )))
герань на окне

...

будапешт1_20190927_153631Увидела в будапештской лавке старых вещей. Поднос, комплект бокалов, бутылка. Размер – видите.
Это, – спрашиваю, – для кого? Зачем?..
Ну, как, – отвечают, – для кого? Для детей. Играть.
герань на окне

Рассказ Ференца Херцега «A majom»

я_20190809_133907

Прочитала в старом журнале рассказ. По-венгерски читала. Без словаря. Да, я хвастаюсь! Самым нахальным и неделикатным образом – хвастаюсь, и радуюсь; и перевод – ниже, но речь сейчас не об этом.
Слово, вынесенное автором в заголовок, majom, было мне незнакомо; во всяком случае, среди тех текстов, что я читаю по-венгерски – про Будапешт, про историю – вроде бы не попадалось. Ладно, думаю, это majom в рассказе в центре внимания, в каждой строчке. Догадаюсь же по ходу дела, да? Рассказ прочитала. Перевела. Что такое majom, из текста ясно не стало. Посмотрела в словарь уже после того, как дочитала до последней точки. М-да…
А вот так и оставлю в переводе. Догадывайтесь!

Жила в Будапеште одна вдова, у которой был сынок по имени Дюрка. Однажды вдова дала сыну двадцать филлеров и отправила в лавку, купить сыру. Дюрка пошёл в лавку, по дороге с монеткой играл, подбрасывал в воздух и ловил. Но двадцатифиллеровик взял да и упал на землю,  покатился по мостовой и пропал в уличном канализационном люке. Мальчик тогда очень испугался и начал горько плакать.
Подошел к нему полицейский.
- Почему ты плачешь?
Мальчик пожаловался, что у него двадцать филлеров в канализацию упали.
- Если большей беды нет у тебя, тогда мы тебе можем помочь, – сказал полицейский.
Взял Дюрку за руку и повёл с собой. Долго шли вместе, туда-сюда переходили улицу, наконец вошли в ворота старого большого дома. Мрачный двор был заполнен ящиками и бочками. Полицейский открыл дверь и так сказал мальчику:
- В этом складе лежит всё, что люди потеряли. Слепой сторож охраняет вещи; он отдаст тебе твои двадцать филлеров.
Полицейский удалился, а Дюрка вошёл в здание. Он вступил в очень длинное, мрачное помещение. Его потолок поддерживали чёрные балки. Вдоль обшарпанных стен грудами лежало множество потерянных вещей. Зонтики, трости, пальто, которые люди где-то забыли. Шляпы, которые унёс ветер. На длинных полках валялись украшения и часы. На всех них были приклеены бумажки, а на них написано имя владельца.
Дюрка ни одной живой души не встретил в первом помещении и вошёл в следующее. Там было множество потерянных собак и кошек, и даже одна лошадь. В конце же этого зала сидели несколько потерянных детей. У них на шее были записки с именами их матерей. Они сидели тихо и большими глазами серьёзно смотрели на Дюрку.
В третьем помещении оказались все игрушки, которые потеряли будапештские дети. Множество мячей, бумажных змеев, дудок и кукол. Дюрка с любопытством смотрел на выставленные предметы. Особенно на majom [и тут появляется это слово; грамматического рода в венгерском, напомню, нет], размером с ладонь. Majom мог двигать четырьмя руками, глаза были красные, и странно скалились зубы. На шее majom была записка с именем владельца: Палко Фараго. Пока Дюрка смотрел на majom, из угла послышался кашель. Возле маленькой железной печки сидел бородатый старик. На глазах у него был зелёный козырек. Он пыхтел трубкой и выпускал в воздух синие кольца дыма.
Мальчик подошёл к нему, вежливо приподнял шапку и сказал, что он пришёл за потерянными двадцатью филлерами.
- Иди в четвёртую комнату и там ищи, – сказал старик.
В четвёртом помещении хранились потерянные деньги. На длинных столах стояли глиняные тарелки, на одних тарелках были банкноты, на других золото, на третьих серебро. В конце концов Дюрка нашёл свои двадцать филлеров. На тарелке была записка с надписью: «Двадцать филлеров Дюрки».
- Нашёл? – спросил старик.
- Нашёл, дядя, – ответил Дюрка.
- Забирай и иди в лавку сыр покупать.
Дюрка поблагодарил старика и отправился назад. Когда проходил мимо majom, остановился на минуту.
- Хорошо было бы, если б majom было моим, – подумал он про себя. – Я же могу забрать. Палко Фараго, наверное, уже и не думает о нём больше, а старик ничего не видит.
Collapse )
герань на окне

Вопрос к переводчикам

z26633

Роман Пала Бекеша «Чикаго» – это про Будапешт. Есть в городе один район, известный под таким прозвищем. О районе и о романе я уже писала. А тут перечитала…
Удивительное это дело – читать о событиях, происходивших на соседних улицах, узнавать названные перекрестки, угадывать детали. Особенно, если большую часть жизни знать не знала о существовании этих перекрёстков и этих улиц.

И со второго прочтения становится видно, что есть в романе узелки сюжета, которые понятны только своим, здесь-живущим, венгро-говорящим. И что переводчику все их вытащить на свет божий и предоставить читателю не удалось, увы.

Начинается всё с того, что в 1920-х к жителю будапештского «Чикаго», сапожнику, обитающему в бедности в классическом пештском доме с внутренним двориком и галереями, приезжает брат из Чикаго американского. Встреча происходит на галерее дома, то есть на том самом балконе, опоясывающим двор, который составляет характерную особенность будапештских домов. Я-то эти балконы зову обычно галереями, поскольку более подходящего термина не знаю.
А у местных жителей в ходу другое слово – ганг. Американский брат – гангстер.
Эта игра слов ясна и понятна; ожидаема даже.
А дальше…


z4162


Идет воспоминание о весне 1919 года, описывается коммунистический митинг на площади Героев: идёт запись добровольцев в армию, знаменитая опереточная актриса поёт воодушевляющие песни и, захваченный всеобщим энтузиазмом, один брат говорит другому:
- Слушай, старина, а ничего, что мы туда вступим?
Брат засмеялся:
- А что в этом такого? – он показал на свои волосы. – Нам-то какая разница, мы и так рыжие.

Рассказ двигается дальше, а у читателя остается смутное недоумение – «А?». У меня, во всяком случае, так было, пока я не вспомнила, что «рыжий» по-венгерски vörös, и это же слово означает «красный», особенно если речь идёт не о цвете, а о качестве: Красный крест, красное вино, Красная армия / Vöröskereszt, vörös bor, Vörös Hadsereg. Синоним piros – это как раз просто про цвет. Но в русском-то языке не называется одним словом главная площадь Москвы и цвет волос! «Красные» в смысле «коммунисты» – они никак с шевелюрой и веснушками не пересекаются (убил дедушку лопатой, однако); эпитет «красный» не прилагается к рыжим!
А в венгерском тексте тут, стало быть, узелочек завязан.


z44474


У меня ещё несколько вопросов возникло к переводу.
«Бронетанки», например. Или «ширококолейка» (попробуйте произнести). Или «опустили ставни». Или «смачные пререкания».  И без слова «керамитовая» применительно к тротуарной плитке я бы обошлась…

Collapse )
герань на окне

Зелёное

z_20190410_093654

…Сын моего отца еще ребенком слышал, что мой отец однажды упал с четвертого этажа. Как это произошло? Он был двадцатилетним студентом и как-то раз перед Рождеством навестил своих родственников, которые жили в старом доходном доме на пештской стороне Дуная. Его двоюродные сестры проводили его до лестничной площадки. Он стоял на верхней ступени четвертого этажа. И именно в этот момент ступеньки, которые ждали ремонта в течение сотни лет, дошли до того крайнего состояния, когда им пришла пора обрушиться, что они и сделали. Одна из кузин, стоявшая на площадке, протянула моему отцу руку, но он не принял ее. И вместе с рушившимися лестничными маршами, за этажом этаж, стал падать вниз и несколько мгновений спустя без сознания приземлился на первом этаже на уставленный банками с вареньем шкаф. Мы, дети, с ужасом слушали эту историю. Мы бы и не поверили, если бы наш отец не показал нам кусочек мрамора, попавший в его карман во время падения, и голубой шелковый галстук, все еще шершавый от запекшейся крови. Он выжил лишь потому, что, повинуясь инстинкту самосохранения, ухватился за падающие вместе с ним перила, металлические части которых в клочья разодрали все его тело. Огромные шрамы на его бедрах и на груди видны были даже в старости. Так спасся от смерти мужчина, ставший позднее моим отцом.
Петер Эстерхази «Небесная гармония».


z_20190410_093851

История про упавшего отца – неправда, как большая часть историй об «отце» из «Небесной гармонии». Там «отец» у местечка Баконьлеп, где пересекаются три дороги, сталкивается с дедушкой и в завязавшемся споре о том, кто нарушил ПДД, убивает его, отказывается от земельных наделов, которые крестьяне в 1951 году намереваются вернуть «его сиятельству», владеет всем, и понимает, что потерять «всё» невозможно, разве только «много», а это не страшно, работает сексотом венгерской «гэбэ», да мало ли ещё что.

Collapse )
герань на окне

Надори-Чабадуль

839

Глава из романа Магды Сабо «Дверь». Иллюстрации – кадры из фильма Иштвана Сабо по этому роману.

Раньше обычного выведя в утро моего отъезда выгулять полусонного пса, Эмеренц не ушла, как всегда, а осталась, следя за моими приготовлениями и все подвергая сомнению: то мою прическу, то платье. У меня уже руки стали дрожать: ну чего вяжется, пристает; не на бал же собираюсь. И все-таки настояла, взялась причесывать сама, рассказывая попутно, что давно не бывала дома, с самого сорок пятого, да и раньше — только наездами, как позволяло сообщение: вещи меняла на продукты. В сорок четвертом осталась, правда, на целую неделю, но не сказать, что весело время провела, да и время-то было не слишком веселое — и родня к веселью была мало расположена. Дед-то всю жизнь тираном был, но и все успели издергаться из-за цирка из-за этого. «Цирк» в словаре Эмеренц неизменно означал государственные катаклизмы, в данном случае вторую мировую войну, а вообще — любую ситуацию, когда мужчины затевают драки и поножовщину (разумеется, в историко-политическом смысле), а женщины начинают стервенеть, жадничать и злиться. Кабы от нее зависело, Эмеренц и мартовскую молодежь [это как раз про героев той революции 1848 года, которой сегодня в Будапеште празднование - АЧ] в кутузку бы заперла и нотацию ей прочитала: нечего-де по кофейням толочься и шуметь; чтоб я этих революционных лозунгов больше не слышала! Извольте, дескать, какое-нибудь стоящее занятие избрать, а не литературой баловаться. Идите-ка вон в поле поработайте или на фабрике.
*

6918_az_ajto-990x556

Лишь при виде машины министерства культуры с трафаретом: «Надори-Чабадуль» дала она мне поручение: посмотреть, целы ли могилки ее близких и дом родительский на краю Надори.
*
Часовщик сказал, что они слышали об Эмеренц, но не встречались, и посоветовал навестить его крестную. Она тоже из Дивеков: двоюродные сестры с пештской родственницей, подругами были в детстве. Крестная, дескать, вам очень обрадуется; особенно рада будет узнать что-нибудь о дочке тетушки Эмеренц, она ведь целую вечность не видела девочку, с тех самых пор, как ее увезли обратно в Пешт.
Collapse )