Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Дворики-дзен

Untitled-3

Канал на Дзене я завела, честно говоря, исключительно для своих надобностей. Коллекцию двориков туда складывать.
Прямо по порядку, по номерам (последний №243), отдельно от других жж-тем и публикаций.
Но оказалось, что Дзен сам формирует нечто вроде оглавления…
И, знаете ли, красиво получается!


Untitled-1
Untitled-2

***
Не сегодня и не завтра, но постепенно Европа откроется. И, как только снова путешественники приедут в прекрасный Будапешт, я снова поведу по нему экскурсии. Буду рассказывать о городе, который в большом европейском доме – комната, закрытая на замок волшебного венгерского языка. Буду объяснять, чем именно так хороша архитектура Пешта второй половины XIX века. Отвечать на главный будапештский вопрос «Но откуда деньги?!». Показывать любимое – дворики, и обязательное – достопримечательности. Будем любоваться ежевечерним торжественным фейерверком Парламента и разбираться в империях Римской, Священной Римской, Австрийской и Австро-Венгерской (они тут имеются все). Пить кофе в старинных кофейнях. Удивляться, что символ Венгрии – торт, и его же пробовать. Будем гулять по Будапешту маленькой компанией: http://gidvbudapeste.hu/
герань на окне

Будапешт. Фотография

36915683_1986624694722664_2964618317278478336_n

Дама и девушка сидят на каменной скамье в арке Королевского дворца в Буде. Никто же не думает, что пустой проезд с царапинами от грузовиков по стенам был таким изначально, правда? Из-под свода арки хорошо виден постамент памятника принцу Евгению Савойскому. Вдалеке, на том берегу, если приглядеться, – купол и башни Базилики святого Иштвана.
Какой год, не знаю. Но, вероятно, ХХ век уже начался.



***
Не сегодня и не завтра, но постепенно Европа откроется. И, как только снова путешественники приедут в прекрасный Будапешт, я снова поведу по нему экскурсии. Буду рассказывать о городе, который в большом европейском доме – комната, закрытая на замок волшебного венгерского языка. Буду объяснять, чем именно так хороша архитектура Пешта второй половины XIX века. Отвечать на главный будапештский вопрос «Но откуда деньги?!». Показывать любимое – дворики, и обязательное – достопримечательности. Будем любоваться ежевечерним торжественным фейерверком Парламента и разбираться в империях Римской, Священной Римской, Австрийской и Австро-Венгерской (они тут имеются все). Пить кофе в старинных кофейнях. Удивляться, что символ Венгрии – торт, и его же пробовать. Будем гулять по Будапешту маленькой компанией: http://gidvbudapeste.hu/
герань на окне

Город

Untitled-1

Поёт Янош Броди / Bródy János



A város, ahova hívlak, nincs a térképeken
Ne kérdezd, hol van, ha akarsz, jöjj velem
Eltévedt utcák, rejtett udvarok
Színes tűzfalak közt érzem, otthon vagyok
Город, тебя ищу, нет на карте
Не спрашивай, где, если хочешь, иди со мной
Среди затерянных улиц, спрятанных дворов
Цветных брандмауэров чувствую – я здесь дома

Collapse )
герань на окне

Ресторан во дворе

94319338_1720715804733482_5236082080382713856_n
Kerthelyiség egy VII. kerületi gangos ház udvarán 1921-ből a Budapest régi kocsmái, presszói, éttermei csoport oldaláról

Точного адреса, жалко, нет, но пишут, что это Седьмой район. Ромкочмы, стало быть, не на пустом месте возникли. Это то, что Питер Акройд назвал «топографический императив»: у городских мест есть замысел, и они о нём помнят.
герань на окне

Еще один год без Петера Эстерхази

TA_B1-2-896x1280   художник: Andrej Tóth, www.andrej.hu

Цитирую целиком:

интервью с писателем
14.04.2020

70 лет назад, 14 апреля 1950 г., родился Петер Эстерхази – один из лидеров венгерского и европейского постмодернизма. В память о нем мы впервые публикуем полный текст интервью писателя для журнала «Афиша», в котором он рассказывает про свои любимые места в Будапеште. Предисловие и перевод интервью Оксаны Якименко.
В 2011 году модный в те годы журнал «Афиша» решил сделать вкладку-гид по Будапешту, мне предложили, в числе прочего, сделать подборку в духе «любимые места в городе». Тихие радости, предложенные моими знакомыми будапештцами, в целом, гламурную афишную публику не впечатлили, но какие-то кусочки взяли, а тексты у меня остались. Сейчас перечитала текст – прямо услышала, как Петер все это говорит (Петер Эстерхази откликнулся тогда на мою просьбу и прислал мне буквально несколько предложений про «свой» Будапешт). Его нет, а я люблю иногда пересматривать видео с ним. У Петера была совершенно непередаваемая интонация. Вот в этом фильме, посвященном его памяти, например, в тех фрагментах, где он ходит по «Римскому» берегу, недалеко от дома, где он жил, и рассказывает про свое детство эту интонацию хорошо слышно - примерно на 22-23 минуте. Как-то так, наверное, он мог бы произнести и этот текст. В сносках я объясняла читателю, о каких местах идет речь.
Каждый год думаю о нем в апреле и в июле, а иногда и в другие месяцы. Хочется много написать, но и невозможно. Одно понимаю точно, людей, писателей такого масштаба мне, вероятно, и не приходилось больше пока в жизни встречать. И человеческое меня тронуло не меньше писательского, а об этом как напишешь?
Оксана Якименко





Петер Эстерхази
«Мой Будапешт»
Мои любимые места в Будапеште? Если карту нарисовать – странный получится узор. Меня часто спрашивают про любимые места, но так сложилось, что я живу на краю города. Нет у меня серьезной внутренней связи с городом.

Живем мы здесь давно, с 56 года. Когда я женился, мы ненадолго переехали поближе к центру, но потом все равно выехали. Человек я не очень-то городской. Нет у меня ни «своих улиц», ни «своих площадей». Наверное, тем местом, куда я попадаю чаще всего можно назвать район «
Лавки писателей». Именно сюда я приезжаю, когда выбираюсь в город, здесь назначаю встречи.

Мои настоящие места – это рестораны. Например, ресторан на ул. Чалогань 26. Сейчас оформилось движение венгерских поваров за модернизацию венгерской кухни, чтобы не один пёркельт бесконечный готовить. Давно пора, между прочим. Виноделы уже обновили традицию, но кухня пока запаздывает. Этот ресторанчик на ул. Чалогань – как раз такое новое место. В общем, если представлять себе карту Будапешта, я бы мыслил в ресторанных категориях.

Спроси меня о «моем Будапеште» лет тридцать назад, я бы стал перечислять футбольные поля, небольшие футбольные площадки на окраинах. Сейчас-то у меня железка в бедре, совсем бегать нельзя, но все эти площадки так и нарисованы в голове. Их все позастраивали, так теперь принято; маленькие клубы перестали существовать. Футбол потерял былую популярность. Если талантливые игроки и появляются – сразу попадают в европейские клубы второго эшелона. Такая вот у меня столичная география. Улицы назвать не могу, но уж если ностальгировать, то вспоминаю футбольные поля.
герань на окне

Без пятницы

bulinegyed_koronavirus_001B-2-1200x800

На сайте urbanplayer.hu фотографии квартала вечеринок (он же Еврейский квартал, он же Тусовочный квартал, Bulinegyed) вечером в пятницу и в субботу, 13 и 14 марта.
Надо понимать, что обычно-то там толпы. Это то самое место, где ночи нет в принципе, где гудёж и веселье, и пьяные англичане на мальчишниках, и буйные испанки, и шаббат – всё сразу. Районной власти пришлось года два назад запретить, пивные тележки, beerbike, потому что всё это счастье уже просто не помещалось, и улицы больше всего напоминали кастрюлю, в которой молоко убегает.
Одно слово – пятница!


bulinegyed_koronavirus_002-1-1200x800

Но вот – сказано сидеть дома. Ромкочмы, пивные, бары, клубы, рестораны, пабы, кафе или закрыты, или почти закрыты, то есть отменены все музыкальные и прочие программы, ограничено количество посетителей внутри, а то и вовсе продают еду только на вынос.
Без буйных толп район выглядит грустно, как маскарадный костюм вне маскарада. Сразу видны прорехи, дыры, потёртости. Становится понятно, какую нагрузку принимает на себя этот район обычно.

Что ж, Тусовочный квартал тоже берёт паузу. 

Collapse )
герань на окне

Обеденный зал во дворце графа Венкхайма

я_20200311_120343_vHDR_On

Дерево, бронза, картонные обои с позолотой.
Напоминает рыцарский зал и оперу, одновременно. Всего много, всё солидно, резьба основательная, бронза внушительная.
Дьявол, который в деталях, нашёптывает: «А канделябр с рисунком обоев состыковать по осям не получилось!» Даже так: «Не получиииилось!» – и рожа такая пакостная, злорадная.
Не будем его слушать.

я_20200311_115943_vHDR_On

Лучше заглянем в подходящую к случаю книгу.
Мор Йокаи описывал Венгрию, и примерно те же времена. Но у него в книге речь идёт всё же о быте весьма и весьма богатого магната, но живущего в усадьбе, в провинции. Этот дворец – в столице.
Герой Йокаи – самый что ни на есть венгерский венгр, плоть от плоти… Венкхаймы – из саксонцев.
Полного совпадения быть не должно: люди разные, характеры разные. Но если книга выглядит комментарием к архитектуре, а архитектура – иллюстрацией к книге, то это значит – надо процитировать.

Collapse )
герань на окне

Город с характером

будапешт_20200219_155018_vHDR_On

Это Герцль. Теодор Герцль. Будапештец. Тот, кто придумал государство Израиль. Как там было сказано: «Американцы по хорошей книге снимают фильм, а евреи по хорошей книге построили государство». А в шарфике – февраль же ещё, и климат в Будапеште не израильский.


будапешт_20200207_185549_vHDR_On

Это ресторан. Gettó Gulyás. Тут же, за углом. Неплохой ресторан, мы как-то были.