Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

4оо
4ооп

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Три кадра с одной точки



Что это мы ни разу не заходили в мексиканский ресторан Будапешта?




Тут рядом церковь святой Терезы Авильской, район-то Терезварош, и давайте пока про Марию Терезию забудем. Ресторан – Tereza, видимо, по испаноязычной близости. Хотя ленточка в волосах у мексиканской красотки – венгерская.




Бррр, страх-то какой. Не, не пойдём мы в мексиканский ресторан Будапешта. Мария Терезия как-то ближе будет. Терезу Авильскую сам Бернини в мраморе ваял, зато Марию Терезию здесь в марципане воплощают.
А вам которая из Терез ближе?
герань на окне

279. Цвета ремонта

1 y_20210806_122920_vHDR_On

Ремонт, впрочем, ещё не начался. Снаружи дом уже прекрасен, элегантен, чист и заставляет задуматься, а не Миклош ли Ибл его строил (данных нет). А во дворике пока полный фейерверк: стены – жёлтые, двери – красные, окна – зелёные. Он похож на непроснувшуюся ещё толком даму в разноцветном китайском халате, с розовыми, цвета фламинго, бигудями на голове и одним пока накрашенным глазом. Другая бы шуганула непрошенных свидетелей, но эта напевает песенку «Проснись и пой» (помните спектакль из венгерской жизни?) и варит кофе.


2 y_20210806_122933_vHDR_On

С добрым утром, Будапешт!


Collapse )
герань на окне

Вот, правильно человек понимает

1493172_900Петр Воронков — о венгерской столице

Венгрия сегодня! Страна, которая после открытия для россиян обрела небывалую популярность. Цены на авиабилеты выросли словно на дрожжах и продолжают расти. Некоторые туристы рассматривают Будапешт как транзитную точку на пути, например, в Италию. Хотя я бы с удовольствием провел отпуск в венгерской столице.

Будапешт — город, который воспринимаешь чувственно. По нему не хочется бегать в поисках дворцов, музеев, картинных галерей, хотя они здесь на каждом шагу. Хочется не спеша прогуливаться, заглядывать в маленькие магазинчики, не торопясь потягивать кофе в крохотных двориках заведений, вдыхать и ощущать. Первое, что производит впечатление, –– запахи.

Насыщенный и одновременно издевательский коктейль из ароматов кофе, шоколада, гуляша, супов, выпечки, сигар. Издевательский, потому что здесь все время хочется есть. Венгры –– народ очень радушный, но слишком аристократичный для обслуги. Каждый официант –– хозяин, и он тебя угощает. Он может возмутиться, если ты закажешь ребенку не то, что он считает правильным: «Это же слишком остро для мальчика! Нет-нет, даже не просите, я принесу ему другое блюдо».

Уже через час, несмотря на огромные порции знаменитого гуляша, опять хочется есть. То ли из-за термальных источников, то ли в Будапеште просто молодеешь душой. Но как иначе, если трамвай здесь мчится со скоростью наших тонированных монстров по МКАДу? Местная полиция какая-то неправильная что ли, не проверяет у людей документы.

Можно лежать на лавке или на траве в парке, сидеть на тротуаре, а вот ночью вдвоем забавно посетить те самые музеи и соборы. Опустишь монетку, и внутри вспыхнет свет, правда, ненадолго. А можно подняться на самую верхнюю точку города, и там, над Дунаем, клясться друг другу в вечной любви, как это бывает только в молодости или в Будапеште.

герань на окне

Прекрасная Симпла снова открылась

я_20210621_202738_vHDR_On

Там за год зелени разрослось – что твои джунгли! Ребята не бездельничали, переделали верхний этаж, и Симпла теперь меньше похожа на классический будапештский дом с двориком. Перетащили Трабант в самый тёмный зал, но панель кнопок, с которой можно было управлять светом и звуком, ещё не подключили. В первом зале переделывают барную стойку; корабельная носовая фигура красуется теперь там. Устроили заодно выставку плакатов о животрепещущем. Облик государственного главного врача Цецилии Мюллер венграм уже не забыть никогда. А Talpra Magyar – это, конечно, слова из «Национальной песни» Петёфи (Talpra, magyar, hí a haza! Встань, мадьяр! Зовет отчизна!), но дословно-то там типа «встань на ступни», тalp – ступня, и речь тут то ли о том, что уже лежать привыкли и вставать не хочется, то ли о том, что как тут встанешь, если носки порвались?

Пиво, кофе, музыка. Счастья в воздухе растворено столько же, как и было раньше.


я_20210621_203443_vHDR_On

Тот самый Трабант.
Collapse )
герань на окне

Неделя Эстерхази. 7. Завтра

Untitled-1
Рис.: th Andrej, Максим Гурбатов


Завтра, 6 марта, с 17.00 до 19.00 по московскому времени на канале «Москва, которой нет» рассказываю про Эстерхази-писателя и про торт «Эстерхази», про Эстерхази-героя и Эстерхази-подлеца, про Эстерхази, воинственных магнатов барочных времён, и Эстерхази времён социализма, про взаимную согласованность архитектуры и кондитерии, и немножко про роман «Улисс».

Экскурсии
Регистрация: https://moskva.kotoroy.net/walks/lecture/esterkhazi_tort_semya_nebesnaya_garmoniya_vengerskaya_istoriya/4575/
Технические вопросы: https://www.facebook.com/y.mezenceva/
герань на окне

Неделя Эстерхази. 2. Торт

2 033


Венгерское вино? Токайское. Венгерский суп? Гуляш. Венгерский деликатес? Гусиная печёнка. Венгерский торт? Конечно, «Эстерхази».
Он запоминается с первого взгляда благодаря тёмно-шоколадной сеточке на белой сахарной глазури. По этой сеточке везде и узнают «Эстерхази», но она – только вуаль, под которой прячется кондитерское и культурное чудо.
Рецепт давно всем доступен: пять коржей, выпеченных из взбитой белковой массы со сливочным маслом, мукой, с орехом миндальным или грецким. Каким был самый первый торт, никто сейчас не знает, поэтому оригиналом считаются оба варианта – и с миндальным, и с грецким орехом.
На нынешний вкус он тяжеловат. Торт «Эстерхази» – памятник кулинарии, как бывают памятники архитектуры. Если некое сооружение называется этим титулом, мы вправе ожидать, что оно интересно не только собственными качествами, то и тем, в какую эпоху вписано, какие её качества выражает и фиксирует, ведь так?
Вот и торт «Эстерхази» – больше, чем еда, больше, чем десерт.

Во всяком случае, ни в каком кафе мне уже не отвлечься – как он ни вкусен – от воспоминания о том, что видела же я, видела Петера Эстерхази, что успели мы за год до его смерти попасть в местный «Дворец культуры» и не столько послушать – не та эта литература, чтоб со слуха сквозь венгерский язык понимать, – но посмотреть на него, на гения.
Через неделю на канале «Москва, которой нет» у меня лекция про Эстерхази, про всех сразу. Готовлюсь.



Картинка – это иллюстрация Максима Гурбатова к нашей книге "Сладкий, сладкий Будапешт, или Тайна кофейной юбочки". В ней без "Эстерхази" было не обойтись.


Регистрация: https://moskva.kotoroy.net/walks/lecture/esterkhazi_tort_semya_nebesnaya_garmoniya_vengerskaya_istoriya/4575/
Технические вопросы: https://www.facebook.com/y.mezenceva/
герань на окне

Точки собирания жизни. Русские посетители будапештских кафе

92701_600

Ольга Балла-Гертман
написала рецензию на наш «Сладкий Будапешт». Теперь осталось дождаться того дня, когда мы встретимся, придём в любимую кофейню, возьмём по кусочку «Эстерхази», «Добоша», «Зелёного золота Эршега», кофе и – в честь встречи – шампанского!


93296_600

Сборник эссе трёх давно живущих в Венгрии русских соавторов убедительно притворяется путеводителем и впрямь имеет многие несомненные его черты – вплоть до формата: сунь в карман да ходи, сверяясь с ним, по улицам, по предложенным маршрутам – от кофейни к кофейне. Тем более что рассказано здесь и о том, чего от разных будапештских кофеен можно ожидать: от эстетики интерьера до вполне подробного меню.
Так, отправляясь в одно из старейших заведений города, в ряде смыслов – эталонное кафе города, Centrál Kávéház, можно не сомневаться, что и сейчас – как в благословенные 80-е годы XIX века – "здесь подают все классические варианты кофе, включая ирландский кофе (с виски) и фраппе со льдом, а также Centrál kávé (эспрессо с миндальным ликёром, карамелизированными орехами и взбитыми сливками)". Попробовать прошлое на вкус? – Да пожалуйста. И машины времени не надо… впрочем, не окажется ли кофейня (конечно, правильного – будапештского образца) и сама – машиной времени?

Вот именно. Читателю довольно скоро предстоит догадаться, что на самом деле книга – культурологическое исследование. Причём вполне серьёзное, тем более, что основано на личном, основательно отрефлексированном чувственном опыте авторов. Хотя те даже и не мыслят позиционировать себя как теоретиков чего бы то ни было: "Мы, – скромно обозначают они свой (меж)культурный статус, – русские гиды по Будапешту, влюблённые в этот прекрасный город". И тут, читатель, обрати внимание: в пределах одного взгляда – а взгляд в книге один, хотя соавторов и трое: каждый из них отвечал за свою часть этого единства, – здесь совмещаются свойства, которые, стоит признать, соединяются друг с другом не слишком часто: принадлежность смотрящих к (хорошо продуманной) русской культуре и внимательное, подробное знание ими культуры, которую в их случае язык точно не повернётся назвать чужой, – скажем: другой и иначе устроенной. Это и обогащает видение, и усложняет его.

Collapse )


95048_600

"…кофейни, или кофейные дома, бывают разные. Турки в своих кофейнях ещё и курят – стало быть, это "курительный дом". Итальянцы устраивают лото и прочие настольные игры – это "игорный дом". Немцы, когда пьют кофе, читают газеты и беседуют о политике и философии – это "беседовательный дом". А в Будапеште в кофейнях и курят, и играют, и читают, и беседуют. Так что здесь – самые правильные кофейные дома, объединившие все достоинства славных европейских образцов".
Да уж, наверное, без известной идеализации здесь всё-таки не обходится (которая, впрочем, тоже понятна: авторы и не обещали нам быть беспристрастными аналитиками, а сразу признались, что очарованы своим героем-городом). Но главное – здесь сказано, как бы между делом, самое существенное: о том, как человек становится самим собой. Как его повседневные практики, привычки и автоматизмы непременно складываются в устойчивые комплексы, в разных культурах неминуемо разные, – а те, в свою очередь, настраивают восприятие им мира (и города), отношение его к самому себе и к собратьям по культурной принадлежности. Формируют ему горизонт очевидностей. А телесное и символическое, непосредственно ощущаемое и высокое – настолько предполагают друг друга, что и существовать друг без друга не могут.

Торжествуйте, кофеманы: о том, что ваш (наш) любимый напиток – смыслообразующий, вы (мы) догадывались давно. Теперь можно не сомневаться.


96231_600

Точки собирания жизни. Русские посетители будапештских кафе
https://www.svoboda.org/a/31071220.html?fbclid=IwAR3f5Jur4-yjV1FIgSuM4linzkxq6aapS7nk1tCUBCXGQ7ra5P7w8SEic6E

В Москве книга не продаётся, только в Будапеште. Но мы высылаем покупателям по почте. Почта справляется.
Экскурсии

герань на окне

Книгообмен

135264174_2559531391006643_7254782325186684227_o

Viacheslav Sereda
1 ч ·
«Из Будапешта прислали красивую и вкусную книжку, спасибо, Anna Chaykovskaya и соавторы! Когда, воспевая кафе и кофе, еще ненавязчиво цитируют Надаша, Эстерхази, Северянина и Бодлера, то это уже не просто и не простой бедекер, а факт культуры!»

Тут дело в том, что Вячеслав Середа – тот самый человек, что перевёл Петера Эстерхази, Ласло Краснахоркаи, Петера Надаша и ещё нескольких гениальных венгров.

Экскурсии