Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Варошлигет, книга и выставка

я_20200912_114309

В Будапеште ведь как – куда не пойдёшь, всё время обнаруживаешь себя в 1896 году. Но вчера мы чуть изменили обычаю и отправились в 1885-й.
Тогда в парке Варошлигет всё лето шла большая выставка, на которой сама страна показывала себе, что она умеет делать в промышленности, искусстве и прочем земледелии. Себе! Гостей особо не звали, на иностранные языки ни переводили. Страна смотрелась в зеркало и приходила к выводу: «А недурно…»

Год был неплохой. Иоганн Штраус написал оперетту «Цыганский барон» по мотивам новеллы Мора Йокаи. Будапештская Опера отработала первый сезон в новом здании на проспекте Андраши. В Америку прибыл давний французский подарок, статуя Свободы, причём прибыл с помощью и при непосредственном участии Джозефа Пулитцера, тоже будапештца. Национальное собрание Венгрии приняло Закон XXIII о праве на воду.  Мопассан опубликовал роман «Милый друг» (Толстой прочёл и обругал: «Неприличие какое!»), а Чехов – рассказ «Злоумышленник» про гайки и железную дорогу.


119473134_4375336315841200_4805018541416587272_o

Самое время выставки устраивать.
Collapse )
герань на окне

Рубенс с геранью

119171209_3413373452062955_6457305807286657834_o

Не могла пройти мимо ))).

Пишет Dilshat Harman:
Сыновей американского художника Чарлза Уилсона Пила (1741 - 1827) звали Рембрандт, Рафаэль, Тициан Рамзей (их было два, второму дали такое же имя, когда первый умер в 18 лет), Рубенс, Ван Дейк, Бенджамин Франклин и Карл Линней, а дочерей Анжелика Кауфман, Розальба Каррьера и Софонисба Ангвиссола.
Вот вам Рубенс с геранью, уютный.
герань на окне

252. Август. Солнечный двор. И его двойник

я_20200810_115916

Сегодня – просто любоваться. Двор – один из очень многих, типичный, классический, настоящий пештский, а потому разделяет с прочими классическими пештскими домами ряд базовых качеств. Галереи вдоль стен – и тишина. Кружевные кованые перила. Мозаика полов. Невидимость обитателей.
Образцовый двор. Настоящий пешский двор!..


я_20200810_115901


Собственно, этой мыслью я и собиралась ограничиться, и просто для порядка заглянула в гугл, не знает ли он чего об этом доме, об архитекторе. Ну и зависла, разбираясь. У дома обнаружился двойник!


я_20200810_115928


Но сначала – полюбоваться.
Collapse )
герань на окне

Пока...

452775_800

Пока поспевают арбузы и груши (август – чудеснейшее время в здешних краях!), читаю новости и правлю свой гидский сайт http://gidvbudapeste.hu/. Добавлю экскурсию в Сегед, действительно очаровательный город оказался. Перечень объектов, закрытых на ремонт (Опера, Музей прикладного искусства, Музей транспорта, Этнографический музей...) пока не сократился, двумя большими будапештскими развлечениями стало меньше из-за карантина (в июле не было пикников на мосту Свободы, в августе – Сигета), но город уже живой, весёлый, как положено в августе, насквозь прогретый, и вообще красота.
герань на окне

Шиле и Хундертвассер

z_20200731_112102

В венском музее Леопольда идёт выставка Эгона Шиле и Фриденсрайха Хундертвассера.
Один прожил 28 лет, второй 71 год. Впрочем, второму вообще повезло больше.


я_20200731_105710

Такие двойные выставки – дело непростое, но тут получилось как-то очень удачно.
Collapse )
я_20200731_112745

Жизнь Шиле, как и его искусство, скорее пугает (ужасает? вводит в недоумение?), если мерить её человеческими мерками,
Смерть от «испанки» в 28 лет и смерть в Тихом океане, на борту пассажирского лайнера Queen Elisabeth II, в 71 – тоже совсем разные финалы.


я_20200731_113049

Можно попытаться представить себе, каким художником стал бы Эгон Шиле, если б не смерть (28 лет – это ж самое начало…). Пережёг бы он в себе в конце концов эту страсть к деконструкции, деэстетизации, деэтизации (что, нет такого слова?), пришёл бы, как Пушкин к прозе, к ясности и мудрости, к чистой воде? Или напротив, разобрав живопись на окончательные, последние элементы, упёрся бы в абстракцию, в пустоту, в чёрный квадрат? Так квадрат – этап уже пройденный, переработанный и оставленный позади.
Честно говоря, не очень-то у меня получается представить себе живопись Эгона Шиле 40-х годов или тем более 60-х.
Совсем не получается.
герань на окне

Сентендре, где нет туристов

z_20200726_122456

Обычно по этому городку туристы ходят от Музея марципана до «Музея вина», что в целом правильно. Но мы с коллегой Валерией были без туристов, а потому пошли дальше, в те края, куда обычно не забредаем.
Там тихо, и чужаков никто не ждёт.


z_20200726_125002

Сувенирные лавочки и даже кафе с ресторанами остались позади. А здесь – тишина, солнце, нагретые камни мостовых. Кривые, уползающие вверх и вниз по холмам, неожиданно поворачивающие или вовсе разворачивающиеся обратно, улочки. Проложены те улочки веке в XVIII, а то и раньше. Во всяком случае табличка на одном из домов была красноречивая: дата окончания строительства – 2010-е годы, дата его начала – середина XVIII века, как раз Мария Терезия только-только на престол взошла.


z_20200726_123512

Сентендре («Святой Андрей»), представляясь новым знакомым, называет себя или «сербским православным городом», или «городом художников». Первое – больше воспоминание, второе – тоже, но более наглядное. Художественность растворена в пространстве. Дома украшены. Но не по-крестьянски щедро, всюду, где рука дотянется, чтоб пустого места не оставалось ни в саду, ни в амбаре, ни на платье (вышивки из вчерашнего поста!), ни на стене. А с подходом профессиональным, с пониманием композиции, с внутренней редактурой (вот тут украсим, а тут оставим чистую ровную стену, как пустоту воздуха в японской живописи).

А ещё Сентендре – город деталей, что хорошо видно, если приезжаешь из большого города. Тут надо смотреть не на «архитектурные ансамбли», и даже не на фасады, а на разбросанные по фасадам жемчужины: на ангелочка размером с яблоко, смотрящего со стены над табличкой с адресом, на сами эти таблички, которые здесь авторские, керамические, на дверные ручки, на почтовые ящики, на выглянувшего из-за разросшегося куста каменного раскрашенного святого. Это в больших деревнях на заборе может быть табличка «Собака кусается!», в маленьком городке Сентендре таблички эти пишут так: «Кошка кусается».

А ещё здесь множество статуй. В мастерских у художников эти «Похищения Европы» и «Богини плодородия» не уже помещаются, поэтому выставляются на лужайки. Впрочем, главные персонажи здешней монументальной пластики – сами художники. Бела Чобель, например.
Сюда нужно ездить не за новыми впечатлениями, а за гармонизацией старых. Это не симфония, а звук камертона. Очень тихий, в столицах не слышный. Но расставляющий всё по местам, настраивающий зрение, отодвигающий в тень лишнее.

Не кофе с тортиками, не Будапешт; не вино. Чистая вода.

Collapse )
герань на окне

Лестница

y_20200308_095431_vHDR_On

Это отель, кстати. Маленький, в самом центре, за спиной у статуи первого мэра объединённого Будапешта.


y_20200308_095514_vHDR_On

Лестница головокружительна.

Collapse )
герань на окне

— Ну и влипли же мы с престарелым императором…

i_027

Любопытно, однако, переводить с венгерского тезисы научной конференции 2016 года над названием «Ференц Йожеф – покровитель межконфессионального мира, искусства и науки», одновременно почитывая Гашека.

Повесть о портрете императора Франца-Иосифа
Господин Петишка держал в Младой Болеславе писчебумажный магазин. Он уважал законы и с незапамятных времен жил напротив казарм. В день рождения его величества императора, равно как и в остальные высокоторжественные праздники в честь императорской фамилии, Петишка вывешивал на своем домике черно-желтый флаг и поставлял офицерскому казино бумажные фонарики. Он сбывал портреты Франца-Иосифа в еврейские шинки Младоболеславского округа и в полицейские участки. Он поставлял бы изображения императора и в школы округа, но портреты не соответствовали размерам, одобренным земским школьным советом. У земского школьного инспектора был даже однажды разговор с Петишкой:
— Весьма сожалею, господин Петишка, но вы хотите вручить нам императора намного шире и длиннее, чем это предписано постановлением земского школьного совета от двадцатого октября тысяча восемьсот девяносто первого года. Постановлением предусматривается император более скромных размеров, а именно сорок восемь сантиметров в длину и тридцать шесть сантиметров в ширину. В вашем же императоре пятьдесят сантиметров на сорок. Вы говорите, что у вас осталось на руках свыше двух тысяч портретов нашего всемилостивейшего монарха. Но не воображайте, что вам удастся всучить такую заваль. Ваш император — это товар отвратительного качества и прескверно отпечатанный. Можно подумать, что его величество никогда не расчесывал себе бороду, на носу у него слишком много красной краски, и, наконец, он косит.
Вернувшись домой, удрученный этим разговором, Петишка сказал жене.
— Ну и влипли же мы с престарелым императором…
Collapse )