Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Кажется, сдвинулось. Пр. Андраши, 47

будапешт_20200208_152749_vHDR_On

Страшное чёрное здание, стоящее на проспекте Андраши безжизненно и мертво, как сгнивший зуб, кажется, хочется верить, похоже на то, что возвращается к жизни.
Я его не видела без деревянных лесов по периметру. Леса эти стояли так давно, что сами уже стали как мёртвые чёрные зубы. Местные шутники, говорят, прикрепляли табличку: леса, мол, памятник истории…


100867 1968

Ладно, я не видела, но и фотографии из 60-х показывают ровно то же: чёрное и мёртвое.
Дедушки-то за столиками сидят, конечно, как не сидеть. Кафе функционирует (1968). Так там и до этой зимы героический (старо)модный магазинчик держался до последнего.
Collapse )
герань на окне

Вот так начнёшь смотреть старые фотографии с будапештскими двориками…

Kinszki_Imre_Bridge_and_Fog

Теперь мы знаем и адрес дома, и имя фотографа.
Имре Кински фотографировал Будапешт. Сейчас его считают классиком. Если начну выкладывать сюда всё, пост не закончу никогда, так что смотреть лучше здесь.
И теперь можно выйти в тот же сайт, набрав в поиске это имя: Kinszki Imre.


157434

Появится девочка.
Collapse )
герань на окне

Вот так начнёшь смотреть старые фотографии с будапештскими двориками…

fortepan_157042

Пересматривала для своих надобностей большой венгерский фотоархив http://www.fortepan.hu.
Попались снимки с теми самыми будапештскими домами с балконами-галереями. Показывающие как раз то, что меня в Будапеште больше всего интересует: жизнь в таком доме. Её порядок, устройство, стиль. Правила. Вот мама с ребёнком играют на галерее, выйдя из квартиры, и видно, что балкон этот – длинный, вдоль всех соседских дверей и окон.


fortepan_157048

А это снято с галереи в сторону комнаты. Это именно будапештская ситуация; привычные наши балконы не предполагают такой ракурс.

Collapse )
герань на окне

1973. Довлатов

138949
Fortepan/Adományozó

(«Советская Эстония». Ноябрь. 1973 г.)

«НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ. Ученые восьми государств прибыли в Таллинн на 7-ю Конференцию по изучению Скандинавии и Финляндии. Это специалисты из СССР, Польши, Венгрии, ГДР, Финляндии, Швеции, Дании и ФРГ. На конференции работают шесть секций. Более 130 ученых: историков, археологов, лингвистов — выступят с докладами и сообщениями. Конференция продлится до 16 ноября».

Конференция состоялась в Политехническом институте. Я туда заехал, побеседовал. Через пять минут информация была готова. Отдал ее в секретариат. Появляется редактор Туронок, елейный, марципановый человек. Тип застенчивого негодяя. На этот раз возбужден:

— Вы допустили грубую идеологическую ошибку.

— ?

— Вы перечисляете страны...

— Разве нельзя?

— Можно и нужно. Дело в том, как вы их перечисляете. В какой очередности. Там идут Венгрия, ГДР, Дания, затем — Польша, СССР, ФРГ...

— Естественно, по алфавиту.

— Это же внеклассовый подход, — застонал Туронок, существует железная очередность. Демократические страны — вперед! Затем — нейтральные государства. И, наконец, — участники блока...

— О'кей, — говорю.

Я переписал информацию, отдал в секретариат. Назавтра вбегает Туронок:

— Вы надо мной издеваетесь! Вы это умышленно проделываете?!

— Что такое?

— Вы перепутали страны народной демократии. У вас ГДР после Венгрии. Опять по алфавиту?! Забудьте это оппортунистическое слово! Вы работник партийной газеты. Венгрию — на третье место! Там был путч.

— А с Германией была война.

— Не спорьте! Зачем вы спорите?! Это другая Германия, другая! Не понимаю, кто вам доверил?!. Политическая близорукость! Нравственный инфантилизм! Будем ставить вопрос...

За информацию мне уплатили два рубля. Я думал — три заплатят...


fortepan_176468
Fortepan/Adományozó


http://www.sergeydovlatov.ru/index.php?cnt=8&sub=1

герань на окне

Глава I

unnamed

Солнце было на полдороге к западу, когда Цвибуш и Илька Собачьи Зубки свернули с большой дороги и направились к саду графов Гольдаугенов. Было жарко и душно. В июне венгерская степь дает себя знать. Земля трескается, и дорога обращается в реку, в которой вместо воды волнуется серая пыль. Ветер, если он и есть, горяч и сушит кожу. В воздухе тишина от утра до вечера. Тишина эта наводит на путника тоску. Один только роскошные, всему свету известные, венгерские сады и виноградники не блекнут, не желтеют и не сохнут под жгучими лучами степного солнца. Они, разбросанные рукою культурного человека по сторонам многочисленных рек и речек, от ранней весны до средины осени щеголяют своею зеленью, манят к себе прохожего и служат убежищем всего живого, бегущего от солнца. В них царят тень, прохлада и чудный воздух. Цвибуш и Илька пошли по длинной аллее. Эта аллея была кратчайшее расстояние между калиткой, выходящей в степь, и калиткой, глядящей в графский сад.

Это, между прочим, Чехов.
Двадцатидвухлетний.
Рассказ «Ненужная победа» за подписью «А. Чехонте» был опубликован в журнале «Будильник» в 1882 году.
А написан на спор с редактором «Будильника» Александром Курепиным.

Рассказ из венгерской жизни? Да запросто!

Collapse )
герань на окне

Читаю Кристиана Унгвари: «Осада Будапешта. 100 дней Второй мировой войны»

1945. Magyarország, Budapest I. a lerombolt Széchenyi Lánchíd megmaradt budai oldali kapuzata.

Читать тяжело. Во-первых, что я понимаю в военном деле? Во-вторых, книга написана историком не советским и не российским, а венгерским, и точка зрения определяет картину увиденного.


1944. Magyarország, Budapest VI. Aradi utca 61. és 59. számú házak.

Ну, а в-третьих… В-третьих постарались редакторы и переводчик. Переводили с английского (да, как Жуковский Гомера с французского). Перевод с перевода, стало быть. Полагаю, предъявлять претензии сложно: так, мол, было уже в английском тексте, а мы ни при чём. Венгерский же прямо с венгерского переводить… желающих немного, а умеющих – и вовсе по пальцам пересчитать. В итоге имеем авторский текст в упаковке редакторских представлений.

Collapse )
Главное в книге Унгвари, на мой взгляд, – свидетельства участников и современников.
Далее цитаты.


1944. Magyarország, Budapest VII. Baross tér 20.

«Когда утром я прибыл в северный район, моему взгляду предстала дикая картина. Наша артиллерия беспрерывно расстреливала русских, скопившихся для переправы у фермы Синя. Нас поддерживали немецкие пикирующие бомбардировщики. В том же направлении вели стрельбу три миномёта Гёзы Терстиански. Но, несмотря ни на что, русские продолжали форсировать реку. Группы советских солдат перевозили не только на лодках, но и даже на паровом пароме. Я видел, как в небольшую баржу, до отказа забитую людьми, попала немецкая авиабомба — судёнышко тут же ушло на дно. Но они сразу же вытянули из-за причала другую баржу и продолжили переправу. Самое чудовищное происходило там, где берег находился в немецких руках. Немцы стреляли из пулемётов по высадившимся солдатам. Шансы выжить были лишь у мизерного процента солдат противника» 51Collapse )
герань на окне

Вечное одиночество венгерской литературы

web-3


Вечное одиночество венгерской литературы
Интервью с переводчицей Оксаной Якименко
Григорий Петухов

24 января 2020

Когда мы говорим о современной европейской литературе, в первую очередь на ум приходят французские или англоязычные тексты, Венгрия же в этом контексте кажется скорее диковинной экзотикой, чем полноправным участником мирового литературного процесса. Большинство русскоязычных переводов и публикаций венгерской классики пришлись на 1970–1980-е годы, часто они выходили небольшими тиражами, а в настоящее время никто не рвется приобретать права на издание современных венгерских писателей, поэтому неудивительно, что представления о литературе Венгрии у нас по-прежнему довольно смутные. В числе тех, кто заполняет лакуны, — Оксана Якименко, переводчица и специалист по унгаристике. Не так давно издательство «Носорог» опубликовало переведенный ею роман Шандора Мараи «Свечи сгорают дотла». По просьбе «Горького» Григорий Петухов обсудил с Оксаной эту книгу и литературу Венгрии в целом.

— В конце прошлого года вышел роман Шандора Мараи «Свечи сгорают дотла» — ваша последняя переводческая работа. Расскажите, пожалуйста, об этом авторе и его романе.

— Про Мараи можно долго говорить, но обязательно надо знать вот что: вероятно, это самый известный венгерский писатель XX столетия (я имею в виду известность за пределами Венгрии). Он вообще ровесник века: родился в 1900 году, а умер в 1989-м. У него судьба, характерная не только для венгерского человека, но и для венгерского автора. Первую половину своей жизни он прожил в Венгрии, был популярен как писатель и очень много писал: статьи, эссе, проза — много прозы, романы, рассказы. Всего из-под его пера вышло около сорока пяти книг. Мараи был настоящим литератором, очень много путешествовал, хорошо говорил на разных языках, даже думал как-то писать на немецком. Кстати, стоит отметить его антинацистские взгляды. После войны, когда изменилась карта Европы и Венгрия стала дрейфовать в сторону советского лагеря, он понял, что эмиграция неизбежна, это и случилось в 1948 году. В то время для Мараи были характерны уже антикоммунистические и антисоветские настроения. Поэтому сначала он уехал в Италию, потом в США, затем вернулся в Италию. С начала 1950-х и до конца 1960-х годов местом работы писателя было радио «Свободная Европа». В конце концов он оказался в США, в Сан-Диего, где покончил жизнь самоубийством, как это заведено у венгерских писателей.

Collapse )

герань на окне

Между "временем статики" и "временем динамики"

F__NY19571120001
1890-е годы. В Будапеште строится метро

Хорошая формулировка у navlasov. Речь шла о том, что Бисмарк не видел на его, казалось бы, глазах происходящих изменений. Почему?

Дело в том, что жизнь и деятельность Бисмарка пришлась на "стык" двух эпох европейской (а пожалуй, что и мировой) истории, которые можно условно назвать "временем статики" и "временем динамики". "Стык" этот, конечно, весьма условный: переход осуществлялся плавно, его предпосылки вызревали столетиями, где-то он закончился совсем недавно. Однако именно в XIX веке - благодаря в первую очередь промышленной революции - одна эпоха сменила другую для миллионов обычных людей, соответствующим образом отразившись на их мышлении и восприятии мира.

На протяжении большей части своей истории люди жили в "статичном" мире, который менялся очень медленно. Даже те, кому повезло дожить до глубокой старости, умирали в тех же условиях, в которых рождались. Конечно, чередовались на троне монархи, войны опустошали целые регионы, процветающие государства рушились под натиском кочевников... и именно в этом плане изменения могли происходить очень быстро. Но технологии, социальные структуры, представления об окружающем мире - все то, что Фернан Бродель называл явлениями "длительного времени" - менялось незначительно или не менялось вообще. Веками по морям плавали одни и те же корабли; воины сражались одним и тем же оружием; европейский крестьянин повиновался дворянину-землевладельцу и слушал проповеди священника; орудия труда переходили от отца к сыну, от деда к внуку. Резкие изменения в этих сферах, конечно, тоже случались, но крайне редко и воспринимались не как норма, а как исключение из всех мыслимых правил.

/.../

В "статичном" мире главной ценностью является стабильность и упорядоченность. В "динамичном" - прогресс, развитие. Поэтому, например, сегодня практически все вне зависимости от политических взглядов убеждены, что по умолчанию экономический рост - это хорошо, а его отсутствие - это плохо (мысль совершенно неочевидная, поскольку оставляет за скобками вопрос о цене и смысле этого роста). Две эпохи - это два совершенно разных мировоззрения. И поэтому особенно сложно приходилось людям, которые, появившись на свет и возмужав в "статичную" эпоху, усвоив ее мировоззрение, плавно и постепенно оказались в "динамичной" со своими правилами и законами.

Не случайно сам Бисмарк, наблюдая в последние годы своей жизни огромный, бурлящий порт Гамбурга, произнес: "Да, это другой мир, новый мир..."
https://navlasov.livejournal.com/171106.html