Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Глава I. Набережная Дуная, предрассветный туман. Пештское барокко

я_20200925_114652(1)

Провела вчера экскурсию по первой главе ещё не дописанной книги.

Туристов нет, слушатели – русские будапештские жители. Главный вывод из экскурсии по пештскому VIII веку: Андраш Майерхоффер – архитектор, который может выдержать сравнение с любым европейским мастером эпохи барокко, и если отстаёт от Растрелли, то лишь на шаг. Это можно было заподозрить в Гёдёллё, на это намекает дворец Петерфи и отчасти церковь святого Георгия на Сербской улице, но здание Университетской церкви говорит об этом в полный голос и не оставляет места для сомнения.
Университетская церковь мало того, что показалась нам в новой расцветке, так ещё и открыла нам двери. Интерьер её потрясающ. Это то самое преисполненное энергии барокко, которое цепляет всех без разбору на крючок чувства, сопереживания, душевного трепета и тащит куда хочет. Понятно, куда – в католическую церковь.
Сейчас у этой системы нет двигателя, нет рыбака на том конце лески, который мог бы тянуть с достаточной силой. Но крючок внутри, где-то между сердцем и печёнками, все почувствовали.
«Красота – она всех цепляет», – сказала одна из слушательниц.

На фотографии Университетская церковь Андраша Майерхоффера – то, что справа. Её корпус полностью застроен соседними, университетскими как раз, зданиями, и взгляду открыт, по сути, только фасад. Но какой фасад!


Collapse )
герань на окне

POSZTSZOVJET

Untitled-2

POSZTSZOVJET – «Постсовет», фотовыставка. Показаны фотографии Ленке Силадьи, которая путешествовала по исчезающему Советскому Союзу в 1990-х. Шла выставка и живым порядком, но в этом году с посещением выставок невесело, поэтому дан полный виртуальный вариант.


Moszkva_1990_446
Фотографии сопровождаются «Русским дневником», Orosz napló.
Ленке Силадьи записывала, что видела, не слишком, как мне показалось, торопясь с выводами. Но кто помнит 90-е – там и без выводов было что увидеть, удивиться, записать и перестать удивляться. Гугл с переводом справляется, есть и английский вариант.
Collapse )
герань на окне

СЯУ, почему

1181803_900

СЯУ, почему мемориальная доска в честь Эрнё Немечека находится именно на улице Hőgyes Endre, рядом с Музеем прикладного искусства. Жил он там. По этому району когда-то протекал старый боковой рукав Дуная, то, что называется Rákos-árok, Раковая канава. Маршрут его вёл от берега Пешта в районе нынешнего проспекта Váci, снаружи от линии Большого бульвара, которую он пересекал в районе площади Луизы Блахи, и к Boráros tér. Там, в Ференцвароше, об этом до ХХ века напоминали названия улиц.
И Немечек жил на Раковой улице:


...Ott volt mind egy szálig az egész társaság, csak egyetlenegy tagja hiányzott: Nemecsek, aki betegen feküdt otthon. Így történt, hogy a Pál utcaiak hadserege a csata napján, éppen a csata napján közlegény nélkül maradt. Aki ott volt, mind hadnagy, főhadnagy, kapitány volt. Maga a közlegény, maga a tulajdonképpeni hadsereg otthon feküdt a Rákos utca egyik kertes kis házában, annak is egy csöpp kis ágyában, betegen...
... Там были все до одного, вся компания, отсутствовал только один: Немечек, который лежал больной дома. Так получилось, войско с улицы Пала в день битвы, в самый день битвы осталось без рядового. Те, кто был, были лейтенантами, старшими лейтенантами, капитанами. А рядовой, тот, кто и был настоящая армия, лежал дома в одном из маленьких домиков с садами на Раковой улице, в маленькой постели, больной...


IMG_2156
А то, что Эрнё Немечек, строго говоря, вообще не жил, что он – герой литературного произведения, выдуманный персонаж, это не повод не в его честь мемориальную табличку, правда?


Rakosarok_torkolat1820

Тонкая извилистая линия на карте 1820 года – Раковая канава.
Узнала отсюда:
https://dunaiszigetek.blogspot.com/2014/01/a-rakos-arok-nyomaban.html
герань на окне

Варошлигет, книга и выставка

я_20200912_114309

В Будапеште ведь как – куда не пойдёшь, всё время обнаруживаешь себя в 1896 году. Но вчера мы чуть изменили обычаю и отправились в 1885-й.
Тогда в парке Варошлигет всё лето шла большая выставка, на которой сама страна показывала себе, что она умеет делать в промышленности, искусстве и прочем земледелии. Себе! Гостей особо не звали, на иностранные языки ни переводили. Страна смотрелась в зеркало и приходила к выводу: «А недурно…»

Год был неплохой. Иоганн Штраус написал оперетту «Цыганский барон» по мотивам новеллы Мора Йокаи. Будапештская Опера отработала первый сезон в новом здании на проспекте Андраши. В Америку прибыл давний французский подарок, статуя Свободы, причём прибыл с помощью и при непосредственном участии Джозефа Пулитцера, тоже будапештца. Национальное собрание Венгрии приняло Закон XXIII о праве на воду.  Мопассан опубликовал роман «Милый друг» (Толстой прочёл и обругал: «Неприличие какое!»), а Чехов – рассказ «Злоумышленник» про гайки и железную дорогу.


119473134_4375336315841200_4805018541416587272_o

Самое время выставки устраивать.
Collapse )
герань на окне

Про старую квартиру

zfortepan_27779(1)https://fortepan.hu/

Довелось увидеть будапештскую квартиру, полностью сохранившую старую, до Первой мировой планировку. Посмотреть, походить, примерить на себя.
Интересно же!
Главное: чёткое и внятное разделение двух зон: той, где жили хозяева, и той, где обитала служанка.
Постараюсь описать. В отличие от классических пештских домов, про которые «Коллекция двориков», здесь большого двора как раз нет, и парадный вход в квартиру – с лестничной площадки.


regi_szoba_szerenyebb

А за лифтом – меленькая скромная дверь, которая ведёт на балкон-галерею, которая тут сбоку, углом. Выходим на неё, и через пять шагов будет чёрная лестница, спиральная. Не доходя до лестницы – дверь в кухню.


regi_szoba_konyha

То есть кухарка или горничная поднималась по чёрной лестнице (хотя вот тут не знаю, насколько строги были правила; если не с ведром, могла она по парадной лестнице ходить?). Поднималась, и заходила сразу к себе в кухню. Кухню, конечно, сто раз переделали. Печки нет, водопровод и газ есть. Водопровод, впрочем, уже был наверняка с самого начала. Там и лифт изначальный, старый.

Collapse )
герань на окне

Арабские надписи в будапештской церкви и лингвисты в чалмах

я_20200829_123611

Когда речь заходит о Дракуле, я люблю рассказывать про Арминия Вамбери – венгенрского лингвиста, без которого «Дракула» бы у Стокера не получился.


яarmin-vambery-in-dervish-dress

Может, и придумываю немного – пусть будет миф, человек этот мифа достоин. Но и реальная его история впечатляет. Дервиш-полиглот, путешественник, европеец, посетивший Среднюю Азию в 1860-х годах, автор книг о своих странствиях, английский шпион и профессор Будапештского университета.

Так вот у него был ученик.


я25116
Collapse )
герань на окне

Совсем как женщина

aba_novak_vihar_elott-1
Aba-Novák Vilmos (Budapest, 1894 – Budapest, 1941).
Táj vihar előtt, 1919 körül


Герой рассказа Кальмана Миксата не торопится жениться, потому что и так совершенно счастлив:


«Земля – вот кто была его возлюбленная: имение под названием «Пальфа», с садами, бескрайними пшеничными нивами, огромными огородами, капустниками, сверкавшими под осенним солнцем, как серебряные озера, да загонами под красными крышами.
Ее одну он любил, ею постоянно был занят. И «Пальфа» платила ему за его любовь любовью. Заигрывала с ним, шутила: то взрастит для него невиданные в тех краях цветы, которые здесь никто не сеял, то усыплет персиковые деревья такими ароматными плодами, каких и король не едал, или возьмет да и уродит огромный-преогромный арбузище, так что его и двое работников с трудом поднимают, а то вырастут на ней такие огромные да плотные кочаны капусты, что покупатели-словаки по осени ревмя ревут от зависти и ругают своего древнего короля Святоплука, что он, глупый, не догадался спуститься с гор со своим народом чуточку пониже. Уж лучше бы он уступил венграм белую лошадь, согласился бы хоть на осла.
Не было конца причудам «Пальфы». Умела она и огорчить и развеселить своего хозяина. То неохотно приносила урожай, а то была слишком даже расточительной. Четыре года тому назад она примешала к своим травам некое желтое растеньице (и откуда только берется такое?!), и ни лошади, ни овцы не хотели есть сена с ее лугов. Ничего не скажешь, зло пошутила…
Даже говорить умела «Пальфа». На одном из лугов, откуда ни возьмись, поднялись и принялись замечательные всходы рапса. Словно «Пальфа» шепнуть хотела хозяину: «Сей на этом месте рапс, дружок!»
На следующий год Марьянский попробовал, и рапс действительно уродился на диво. О, если «Пальфа» хотела, она на все была горазда. Но иногда она делалась и строптивой: вместо полезных растений разукрашивала себя всякими там цветочками-кусточками: маками, саммитом, очитком, чабрецом. (Видно, и она тщеславна!) Словом, была она порою верна, а порой изменчива. Совсем как женщина. Так что стоило любить её».
герань на окне

Баухаус?!

39954997_10212320236269575_5258698394615939072_o

BAUHAUS – az új botránykő

A bútortervezőként, grafikusként, építészként, belsőépítészként, lapszerkesztőként és főiskolai tanárként is pazar Kaesz Gyula (1897-1967) karikatúrája a Magyar Építőművészet 1931-es évfolyamából

Реакция старой будапештской архитектуры на Баухаус (1931). Выражению "Аz új botránykő" точного объяснения найти не получилось, несмотря на привлечённые венгерские силы. Понятно, что új – новый, kő – камень, а botrány связано с глаголом спотыкаться, но "камень преткновения" будет иначе – botlatókő.

Понравилось одно из предположений в комментариях:
..они машут друг другу, улыбаясь (одно здание скалится). Историзм выше, полон превосходства. Баухаус юн, никто не знает, чем это закончится. Он пока не раздражает, а ставит в тупик. Он сам выглядит как краеугольный камень в имперских зданиях. Только большой. Они могут задать себе вопрос "а что можно возвести на этом вот камне?". Ответа нет. Потому я и предлагал свои варианты (Не-краеугольный камень ... "неверное основополагание")


герань на окне

Кальман Миксат. «Говорящий кафтан»

a_beszelo_kontos

Тоже Венгрия, тоже XVII век, но чуть раньше. Во всяком случае, войска Священной лиги ещё не взяли Буду, и там всё так же пребывает турецкий паша… К чему, судя по роману, все давно привыкли.

Автор так и начинает: «Некоторые венгерские города иногда по недомыслию своему жалуются: "Мы-де много выстрадали, у нас турки правили сто (или, скажем, двести) лет". А на самом деле куда хуже была участь тех городов, в которых не было ни турок, ни куруцев, ни австрийцев и которые жили сами по себе, как, например, Кечкемет. Ведь там, где стояли войска какой-нибудь из воюющих сторон, одни они и дань собирали, и хозяйничали в городе. Враждебное им войско не смело туда и носа сунуть. В город же, где не было ничьих солдат, ехали за добычей все, кому не лень».


Arnavut_Abdurrahman_Abdi_PaschaKoháry_I_István-Widemann800px-Kuruc_lovas

Дальше он перечисляет тех, кто имел право и возможность грабить Кечкемет. И если первым в списке идёт будайский паша, а вторым сольнокский бек, то следующий – «его милость господин Кохари – доблестный предводитель императорских войск», то есть венгерский дворянин на службе у Габсбургов, видимо, Иштван Кохари I. Далее – «его благородие Янош Дарваш». Это уже человек куруцев, то есть войск антигабсбургских и антикатолических. Прочих в расчёт брать не будем, но эти трое – то куруцы, то турки, то австрийское войско – донимали город непрестанно.
Collapse )