Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

4оо
4ооп

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Гимназия в Кёбанье, Будапешт, 1914

я_20210723_105642_vHDR_On

Что важнее в архитектуре? Что слышнее в здании – личность автора или дух времени?


я_20210723_105714_vHDR_On

Это Эдён Лехнер. Любимый всеми будапештцами Лехнер – тот, что здание Почтово-сберегательного банка с зелёной керамической крышей, то, что дом Тонет на улице Ваци, и Музей прикладного искусства, и Геологический институт. Только время другое. Дата на аттике – 1915. Год, как идёт война, про которую ещё не знают, что она Первая, но уже догадываются, что Мировая. Да и Лехнер год, как умер, счастливым образом до войны не дожив.
Collapse )
герань на окне

Религиозная жизнь балатонского берега

Я_20210714_135602_vHDR_On

«А буддисты в городе есть?» – «Вот буддистов нет…»


я_20210714_130052_vHDR_On

Белая стена справа – бывшая синагога. Впереди – две протестантские церкви: Евангелическая и белая Реформатская, то есть Кальвинистская. Католическая церковь осталась за кадром.


Collapse )
герань на окне

12 июля, год 1914. Старый император и его погибшие родственники

12 июля 1914 года

Внизу, понятно, Франц Фердинанд, племянник, и его жена София, убитые за две недели до выхода этого журнала. Выше – Елизавета Баварская, супруга, убитая осенью 1898-го. В огне – София Шарлотта Августа, сестра Елизаветы, погибшая годом раньше, весной 1897 г. во время пожара на благотворительном базаре в Париже. Выше – сын, принц Рудольф, застрелившийся зимой 1889 года. Левее – брат, император Мексики Максимилиан Габсбург, расстрелянный в 1867 году. Тогда схватившаяся за голову женщина – видимо, Шарлотта, его супруга, сошедшая с ума ещё до смерти мужа.
«Ничто не щадит меня на этой земле!»
герань на окне

272–274. Три двора Корабельной улицы

я_20210710_153830_vHDR_On

Какие дворики нам двери отворяли!
Какие виды открывались нам!


я_20210710_154007_vHDR_On

Дом с именем «Наполеон» снаружи пугает. Следы стрельбы,  строительские занавески, скрывающие верхнюю часть, древние, как паровозы, сам корсиканец, с земли почти видный. Зачем тут Наполеон – история поучительная. Но, боже, какой там вестибюль, какой дворик, какие витражи!

Collapse )
герань на окне

Купол сам знает, когда ему падать

P_20210610_193329_vHDR_On

Базилика святого Иштвана – здание, архитектура которого изменила его содержание.
Строили-то вовсе даже церковь святого Леопольда, покровителя Австрии. Начали сразу после подавления этой Австрией венгерской революции 1848-1849 гг. В подавленном – соответствующем – настроении, и в соответствующем, уже до состояния высохшего сыра устаревшем, классицистическом стиле.


P_20210610_193821_vHDR_On

Строили долго. У Австрии уже и у самой дела пошли хуже. И как наступил март 1867 года, архитектор умер, а Франц Иосиф подписал «Компромисс», учредивший Австро-Венгрию.
Года не прошло – рухнул купол! Не нужно новой империи по старым лекалам проектировавшееся сооружение.
Collapse )
герань на окне

Слова и истории

z_20210601_110146_vHDR_On

На ставнях Лютеранского музея в Будапеште – тексты. Написаны они, понятное дело, на венгерском языке, свёрстаны так, что необозначенные переносы разрывают каждое третье слово, да ещё и видны, как правило, с изнанки.

Впрочем, наверное, венгры выхватывают слова из текста на ходу, читают сразу, видят, что каждый текст повторяется дважды, и если на одной ставне он оказывается в зеркальном виде, то на соседней – в прямом.
Но я-то не венгр. Мне эту шифровки нужно разбирать медленно, со словарём.
На днях разобрала одну.


z_20210601_110125_vHDR_On

Az én számomra olyan volt az 1944-s év, mint valami álom. Az emberi bünmérhetetlensége és isten szereteténk végtetlnsége mutat kozott megszámomra ebben az álomban, és így kaptam választ magam és mások kínzó kérdéseire
Sztehlo Gábor
«Для меня 1944 год был будто сон. Невинность человека и бесконечность нашей любви к Богу показали мне в этом сне, и так я получил ответы на вопросы, мучившие меня и других».

Collapse )
герань на окне

Трентский манускрипт

1623222202-temp-mccpim-20210609-1440-0-90-cr Forrás: Petneházi Gábor

Кое-кто кое-что успел сделать за год карантина.
Венгерские историки нашли в итальянском архиве рукопись XVI века, включающую никогда ранее не публиковавшиеся главы, посвящённые истории Венгрии. Джан Микеле Бруто (лат. Brutus), итальянец, десять лет служил историографом при дворе трансильванского князя Иштвана IV Батори. Это самое смутное время венгерской истории: армия разбита, король погиб, турки захватывают полстраны, с другой стороны её занимают войска императора… Историограф был времени под стать: поклонник Макиавелли, еретик, дважды осуждённый инквизицией и изгнанный из Венеции. Джан Микеле Бруто «писал историю упадка Венгрии, одевая её в красивые слова» (Bruto szép szavakba öltöztetve megírta a magyar királyság hanyatlástörténetét), – говорят историки, нашедшие рукопись. И предупреждают, что в соответствии с нормами того времени, этот текст – не столько хроника событий, сколько обоснование политики тогдашних правителей.

1623222503-temp-kbaojk-20210609-1440-0-90-cr Forrás: Petneházi Gábor

Пожалуй, этот текст особенно ценен будет в качестве доказательства условности и удобопревратности (с) любых текстов: после смерти князя Батори Джан Микеле Бруто переписал свой труд, адресуя его теперь Габсбургам – с соответствующими изменениями.


Инф и фото: https://telex.hu/tudomany/2021/06/09/olasz-eretnek-kiadatlan-magyar-kronikajaval-robbantanak-a-fiatal-magyar-torteneszek
герань на окне

Синагога и окрестности

я_20210607_132947_vHDR_On

Окрестности – не пространственные, а временные. Мы прошли по зданиям, построенным в середине XIX века, то есть вклинившихся в зазор между классицизмом – к тому-то времени окончательно осточертевшим – и тем стилем второй половины столетия, ни одно из названий которого (историзм, эклектика, бозар) мне категорически не нравится, в отличие от зданий, к нему относящихся.

Венгрия – страна хронологических совпадений, как известно. Начиная с удобной для запоминания школьниками даты коронации первого короля и далее, здесь показательные совпадения мест и дат компенсируют собой ту скрытность, которую стране обеспечивает язык.


я_20210607_132956_vHDR_On

Большая будапештская синагога – тоже из области совпадений, результат пересечения двух линий, совершенно друг другу посторонних. Линии развития архитектурных стилей и линии истории венгерского еврейства.
Collapse )
герань на окне

...люблю твой строгий стройный вид, Дуная вольное теченье...

я_20210601_110309_vHDR_On

В воскресенье пойдём рассматривать Пешт эпохи классицизма.
Строго говоря, к классицизму как таковому ничто не картинке не имеет отношения. Слева – начало XX века, справа – середина XVIII века, посередине – эпоха романтизма, а скульптура и вовсе 1933 года.
А вместе... Вместе что-то такое петербургское, пушкинское получается. Во всяком случае, если б Пушкин всё ж таки вырвался в Европу, если б, пусть по дороге в Вену, заехал бы в Пешт – именно здесь удаётся этот сюжет вообразить.