Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Электронные проездные билеты для туристов на будапешсткий общественный транспорт

city

Нижеследующий текст цитирую целиком, поскольку дело полезное, пригодится.

Очереди в кассы и автоматы постепенно уходят в прошлое. На смену бумажным проездным билетам приходят электронные. Теперь любой путешественник может купить себе безлимитный абонемент на будапештский общественный транспорт, не вставая с дивана. В этой статье мы расскажем о новом проекте, а также о тонкостях покупки и использования электронных проездных документов.

Пилотный проект

Мобильные телефоны прочно вошли в нашу жизнь, теперь это не только средство связи, но и банковская карта, магазин или справочное бюро. Логично, что попытка перевести абонементы и билеты на городской общественный транспорт в электронный вид давно беспокоила городские власти. Тем более, что в некоторых странах система электронных билетов давно реализована и пользуется успехом.

Надо сказать, что пару лет назад в Будапеште уже предпринимались попытки ввести электронные проездные. Но что-то пошло не так. О неудачном эксперименте напоминают лишь старые новости и не работающие ссылки. К 2019 году система была переосмыслена, и летом был запущен пилотный проект по электронизации билетов на общественный транспорт.

Во время первичных испытаний продажу билетов решили ограничить лишь одним вариантом. Выбор пал на аэропортовский экспресс 100Е. Туристы – наиболее активная аудитория в плане покупки электронных билетов, потому что многие заранее готовятся к поездке и охотно их приобретают.

Первичные испытания прошли успешно, поэтому с сентября к электронному билету на автобус 100Е добавилось несколько туристических абонементов.

Collapse )

герань на окне

Петр Вайль. В начале. Джотто



Ольга Балла пишет:

Такое умел только Вайль. По крайней мере, кроме него, так могут очень немногие. Почти болтая, чуть ли не рассказывая анекдоты – да и впрямь их рассказывая! – он затрагивает страшно глубокие связи и закономерности. Такие, какие, казалось бы, впору анализировать исключительно серьезным теоретикам с помощью громоздкого, внимательно выстроенного и тщательно выверенного концептуального аппарата. Вайль же касается этих предметов перстами легкими, как сон – и они, не теряя глубины и сложности, становятся видны человеку, не включенному в круг профессионального знания. Просто человеку.
http://inkyiv.com.ua/2017/05/prosto-napravlyaya-glaz/


Странные всегда ощущения, когда выходит новая книга любимого умершего писателя...
герань на окне

Академия наук



Основана в 1825 году.




Здание построено позднее. Проект немецкого (прусского) архитектора по имени Фридрих Август Штюлер / Friedrich August Stüler, 1860-е.





Штюлер был королевским архитектором короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV, тайным верховным строительным советником, основателем Союза архитекторов Берлина.




Арки и лестницы.

Collapse )
герань на окне

Ведьмы в Венгрии***

Оригинал взят у nataliselvinier в ***
A forgószélbe dobott bal cipő megjelenésre kényszeríti
a benne táncoló boszorkányt.

Róheim Géza. Magyar néphit és népszokások

Левый башмак, брошенный в вихрь, заставляет показаться
танцующую в нем ведьму.

Геза Рохейм. Обычаи и верования венгерского народа.


Нашла любопытную книгу: сборник судебных актов по ведовским процессам в Венгрии. Добрая часть документов, естественно, на латыни. Однако каждое отдельное дело сопровождается кратким описанием на венгерском языке: кто, кого, когда, где и в чем обвинил, был ли приговор суда и какое вынесено наказание, а также исполнено ли оно. Вот это очень люблю - история в лицах, т.е. не какие-то абстрактные глобальные процессы, а повседневная жизнь, конкретные судьбы как отражение этих самых глобальных процессов.

Перевела (пока не до конца, но к этому стремлюсь) вступление к книге, в котором дано общее описание веры в ведьм и ведовских процессов в Венгрии. Буду выкладывать по частям.



ВЕДОВСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ВЕНГРИИ. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ.
Под редакцией Андора Комароми.
Издательство Венгерской академии наук. Будапешт, 1910.
Предисловие
Вера в ведьм и развернувшаяся на ее основе охота на ведьм, которая на протяжение нескольких сотен лет, как эпидемия, скосившая сотни тысяч жертв, опустошала – главным образом - Западную и Центральную Европу, является темным пятном в истории духовно-нравственного развития человечества. Вместе с тем она порождает вопросы, любопытные с точки зрения разных областей науки.

Сам по себе факт, что погибло такое количество людей, которым предъявляли, с нашей теперешней точки зрения, совершенно нелепые обвинения, требует пристального внимания. Еще более удивительно то очевидное противоречие, что эти средневековые суеверия буйно расцвели не в мрачное Средневековье, а на заре Нового времени – в эпоху открытий, расцвета искусств и возрождения наук, которой принято приписывать торжество совести и свободного разума.
Collapse )
герань на окне

Джон фон Нейман. Один из марсиан

Оригинал взят у traveller2 в Джон фон Нейман. Один из марсиан


На фотографии выше пять человек: Лео Сцилард, Юджин Вигнер, Джон фон Нëйман, Эдвард Теллер и Теодор Карман. Всех их объединяет то, что они родились в конце 19-го или начале 20-го века, в одном и том же квартале Будапешта (см. карту в http://anna-bpguide.livejournal.com/336330.html ), учились в одной и той же евангелической гимназии
Fasori Evangélikus Gimnázium, происходили из еврейских семей, высшее образование получили в Германии до прихода Гитлера к власти, а после падения Веймарской республики в Германии (а иногда предвидя такое развитие событий) успели перебраться в Америку, и работая в США произвели переворот каждый в своей области деятельности, которые — не побоюсь сказать — оказали важную роль в ходе всей мировой истории.

Историки науки коллективно называют их “марсианами”. Почему?

На этот счет есть два мнения. Согласно википедии, Фриц Хоутерманс (о котором я много писал ранее) как-то на вечеринке с коллегами заметил: «Они – марсиане; боятся, что их выдаст акцент, поэтому маскируются под венгров, людей, которые не в состоянии говорить ни на каком языке без акцента, исключая венгерский».

Впрочем, с этой гипотезой согласны не все. В известной книге* венгерского физика Дьордя Маркса приведено следующее объяснение, принадлежащее Лео Сциларду. Лео объяснил американским друзьям, что группа инопланетян, прилетевшая с Марса, решила, что Венгрия будет самой надежным прикрытием. Если за рубежами Венгрии выдавать себя за венгра, никто никогда не догадается о марсианском происхождении. (Вспомните "Мою прекрасную леди" 😀)

Так или иначе, “марсиане” привились. Иногда к ним относят еще Майкла Поланьи, выдающегося химика, а потом социолога. Но он уехал из нацистской Германии в Англию, а не в США, да и социология не является точной наукой. Как насчет химии -- пусть ответят знающие люди.

Следует отметить, что все имена, приведенные выше, даны в английском варианте — том самом, который предпочли описываемые герои после переезда в США. Настоящие венгерские имена я приведу ниже.

Сегодня я начну рассказ о Джоне фон Неймане, хотя для гения такого масштаба одного поста, конечно, не хватит. Одно перечисление областей, которые он либо начал, либо существенно расширил, займет не меньше страницы.

Итак, вернемся в 1903 год, на восточный берег Дуная, в имперскую Австро-Венгрию. Именно здесь в семье богатого банкира Макса фон Неймана родился мальчик János. Семья занимала 18-комнатную квартиру в самом центре Пешта.

Формально школьные занятия в Венгрии начинались с 10 лет. Родители посчитали, что это слишком поздно, и наняли гувернанток, которые учили Яноша, его братьев и его двоюродных братьев. Макс считал, что знание иностранных языков было важным фактором в такой маленькой стране как Венгрия; поэтому детей учили английскому, французскому, немецкому и итальянскому языкам. В возрасте 8 лет, Янош фон Нейман был знаком с дифференциальным и интегральным исчислениями. Его очень интересовала всемирная история, он прочел все 46 томов Allgemeine Geschichte Вильгельма Онкена из частной библиотеки отца. Одна из комнат в квартире была преобразована в библиотеку и читальный зал, с книжными полками от пола до потолка.

В восьмилетнем возрасте Янош поступил в лютеранскую гимназию Fasori Evangelikus. Это была одна из лучших школ в Будапеште, часть системы блестящего образования, предназначенного для элиты. Несмотря на то что гимназия была в ведении лютеранской церкви, большинство ее учеников были евреями. Юджин Вигнер был на год впереди Яноша в этой гимназии. На вопрос, почему Венгрия его поколения дала миру столько гениев, Вигнер, который получил Нобелевскую премию по физике в 1963 году, ответил, что единственным настоящим гением был Джон фон Нейман.

Я всегда считал (и до сих пор считаю), что достаточно в какой-нибудь школе волей случая или специально собраться 5-7 учителям-энтузиастам чтобы из среды увлеченных учеников вышло много истинно выдающихся людей. Еще один известный пример такого типа — Bronx School of Science в Нью-Йорке в 1930х годах, когда ее окончили такие титаны как Вайнберг и Швингер, тоже будущие Нобелевские лауреаты. Почему этого не произошло со второй Московской школой в 1960х или с 57-ой позднее? Я часто думаю об этом, но ответа не знаю.

В возрасте 15 лет Янош приступил к углубленному изучению высшей математики под руководством известного венгерского математика Gábor Szegő. На своей первой встрече с Яношем Gábor Szegő был настолько изумлен математическим талантом мальчика, что он (Габор) расплакался. Янош моментально решал все задачи, которые предлагал ему его будущий учитель.

В возрасте 19 лет, Янош фон Нейман опубликовал две важные математические статьи, во второй из которых дал современное определение ординальных чисел, превзошедшее определение Георга Кантора. По завершении своего обучения в гимназии, Янош фон Нейман выиграл премию Этвеша, главную венгерскую премию по математике.

Поскольку в Венгрии было мало перспектив для профессиональных математиков, и все те, что иногда попадались, плохо оплачивались, отец Яноша настаивал, чтобы Янош выбрал карьеру в бизнесе, в области более полезной деятельности в финансах. После дебатов Янош и его отец сошлись на компромиссном варианте инженера-химика. Поскольку Янош плохо знал химию, было решено отправить его на два года на химический факультет Берлинского университета.
После окончания в 1923 году, двадцатилетний Янош поступает в Высшую Техническую школу Швейцарии в Цюрихе и, одновременно, на кандидатскую (Ph.D.) программу по математике в университет Будапешта. В 1926 г. он успешно заканчивает обе программы и, получив PhD и грант от Фонда Рокфеллера в Нью-Йорке едет в Геттинген, в Германию, чтобы работать над математическими проблемами под руководством великого Давида Гильберта. Напомню, что в 1920х и начале 1930х годов Геттинген был Меккой научного мира. Именно там в это время рождалась квантовая теория поля. Именно туда стремилась талантливая молодежь со всего мира.

Отступление: люди, интересующиеся наукой 1930х годов, заметят, что в то время Фонд Рокфеллера был самым щедрым источником поддержки молодых людей в точных науках; Ландау, Гамов, Александров и многие другие советские молодые люди тоже ездили на стажировку в Европу по грантам от Фонда Рокфеллера. Этот трех-миллиардный фонд существует и сейчас, однако его цели сместились. Сейчас он финансирует экологические науки, поддерживает образование в странах третьего мира и т.п. Физика и математика более не входит в круг их интересов.

Продолжение следует…

* George Marx, The Voice of the Martians: Hungarian Scientists who Shaped
the 20th Century in the West, (Akademiai Kiado, Third Edition, Budapest,
2001).
герань на окне

Ломоносов. Жажда науки



«Жажда науки» – это два слова из пушкинской характеристики Михаила Ломоносова. Пушкин полагал, что именно эта страсть была сильнейшей в душе Ломоносова – в душе, «исполненной страстей».




Пушкин точен — как всегда. К науке у Ломоносова отношение — страстное. Неуемное желание познавать, как устроен мир, заставляло его оставлять родных (сначала отца, а потом, через десять лет, молодую жену с ребенком), чтобы учить чужие языки, осваивать нормы поведения в незнакомых мирах. (И тут сразу не скажешь, к чему легче привыкнуть — к буйным нравам буршей в Германии или к интригам коллег-профессоров в России.) Оно же и увело его с начала из села Денисовка на Северной Двине в Москву, потом в Киев, Петербург, а затем в Марбург и в Фрайберг и снова в Петербург, превратив поморского юношу, каких много, в фигуру мирового значения, каких мало.


Collapse )
герань на окне

Из «Маятника Фуко»


Илл.: http://ivanov-petrov.livejournal.com/1857625.html#

А ведь кем работает Казобон? Гуглом!

Я решил изобрести себе дело. Я не располагал ничем, кроме кучи отрывочных познаний, разнонаправленных, но которые мне удавалось увязать между собой как угодно, ценой нескольких часов в библиотеке. В мое время принято было иметь теорию, а я жил без теории, и я страдал. Теперь же было вполне достаточно располагать просто данными, и всем ужасно нравились сведения, по возможности менее актуальные. То же самое я увидел в университете, куда было сунулся, чтобы понять, найдется ли там для меня применение. В аудиториях было тихо, студенты скользили по коридорам, как тени, ксерокопировали друг у друга плохо составленные библиографии. Я мог бы составлять хорошие библиографии.

Однажды один дипломник, перепутав меня с доцентом (доценты с некоторых пор были в одном возрасте со студентами, вернее наоборот), спросил, что написал Лорд Чандос, которого изучали в спецкурсе по циклическим кризисам в мировом хозяйстве. Я просветил его, что лорд Чандос – не экономист, а персонаж Гофмансталя.

В тот же самый вечер я был в гостях у друзей и повстречал у них старого знакомца. Теперь он работал в издательстве. Он пошел работать к ним вслед за тем, как они прекратили печатать романы французских коллаборационистов и занялись албанской политической литературой. Вот, как видишь, пояснил он мне, политизированные издательства существуют, но теперь на дотациях государства. Лично они, впрочем, всегда рады одной-двум стоящим книгам по философии. Традиционного типа, уточнил он.

– Кстати, – сказал этот человек. – Ты как философ...
– За философа спасибо, но...
– Ладно ладно, я сейчас редактирую текст о кризисе марксизма и нашел там цитату из какого-то Ансельма Кентерберийского. Кто он? Нигде нету, даже в энциклопедическом словаре.

Я отвечал ему, что речь идет об Ансельме из Аосты, но у англичан он называется по-другому, потому что у них все не как у людей.

Все волшебно прояснилось в моей голове. Для меня отыскалась профессия. Я решил, что открою культурно-информационное агентство. Буду сыщиком от науки.

Вместо того чтобы совать нос в кабаки, бары и в бордели, я буду шнырять по книжным магазинам, библиотекам, по коридорам научных институтов. А потом возвращаться в свой офис и, задрав ноги на стол, потягивать виски из бумажного стакана, прикупив и то и другое в лавчонке на углу. Тут звонит некто и говорит: « Я перевожу одну книгу и напоролся на какого-то – или каких-то – Мотокаллемин. Прошу вас, займитесь этим».

Ты не знаешь, с чего начать, но неважно, просишь на расследование двое суток. Прежде всего – дряхлый университетский каталог. Потом ты предлагаешь сигарету парню из справочного отдела – намечается что-то вроде следа. Вечером ты приглашаешь в бар аспиранта по исламу. О йес! Берешь ему кружку пива, другую, потихоньку теряется бдительность, и он отдает информацию, необходимую до зарезу, просто за так, бесплатно! После чего набираешь номер клиента: «Значит так, мотокаллемины – в исламе богословы радикальных убеждений во времена, когда жил Авиценна, утверждавшие, что мир являет собою, как бы это выразиться, что-то вроде туманности случайностей, а загустевает он в конкретных формах только ради мгновенного и временного осуществления божественной воли. Стоит Господу отвлечься на полчаса, и весь мир развалится. Полная анархия атомов без всякой взаимосвязи. Этого хватит? Я проработал три дня, посчитайте сами».


http://modernlib.ru/books/eko_umberto/mayatnik_fuko/read/
герань на окне

Архитектор Будапешта, Миклош Ибль

Архитектура после классицизма


Венгерская Академия наук / Magyar Tudományos Akadémiа (Рest, Széchenyi István tér 9). 1863-1864
Foto


Архитектура Будапешта, середина века
Следующее здание. Видели его все, но не все успевают разглядеть: это на северной стороне площади Сечени, там, где Цепной мост и дворец Грешем, и вид на Буду и Дунай.
Проектировщиком, собственно, был прусский архитектор Friedrich August Stüler. Миклош Ибль вместе с Анталом Скалницки руководил строительными работами (спасибо mila-hunguide за уточнение). Но в стилистику работ Ибля здание, кажется, вписывается даже лучше, чем в портфолио Шлюлера.

Здание Академии наук поставлено эффектно, заметно издалека… И видно, что со всеми предыдущими нормами и правилами мастера, похоже, распрощались. Треугольных фронтонов больше не будет, колонных портиков – тоже.
Будет сочетание горизонтальных линий и арок, но сочетание сложное.
Collapse )
герань на окне

Was ist mit mir geschehen?



Говорят, это были последние слова императрицы Елизаветы: «Что со мной случилось?»

Уличная живопись. Будапешт, Kertész utca. Эржебетварош, «город Елизаветы» – район одновременно самый архитектурно интересный,
самый запущенный и при этом самый живой (
ромкочмы – здесь).
Если угодно – это портрет района. С императорским антуражем и небритой физиономией, среди руин сообщающий миру
о своих бедствиях – живописью.

Фото:
Максим Гурбатов