Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

Высоцкий по-венгерски

P_20200303_082352_vHDR_On

Удивительное всё же чувство – читать тексты, которые когда-то знала наизусть, но лет двадцать не вспоминала, на языке, который двадцать лет назад не знала совсем. Это поэтические тексты, и поэтому они встречаются в голове даже не в двух вариантах, а в трёх – переводчик-то переводит не дословно.

Хотя иногда, кажется, даже языка не нужно. Требуется только знание песен Высоцкого и того факта, что S = Ш:

Segítsetek ki élve!
Nincs oxigén a vérbe.
Segítsetek ki élve!
    Siessetek!
SOS-ünk vegyétek –
Ne veszne ennyi lélek!
S belénk hasítva éled
    A rettenet...

Rettenet в последней строчке – «ужас».


Или это:
Verka se és vodka se oldott;
Másnapos lettem, s Verka mit ad?!


Хотя иногда бывает неожиданно. Помните того персонажа, что пьянствовал в доме, где стены – с обоями?
Он ещё кофейный сервиз / растворивши окно, / взял да выбросил вниз?

Так вот в переводе он выбрасывает

Az ezüst szamovárt
Серебряный самовар.
герань на окне

Электронные проездные билеты для туристов на будапешсткий общественный транспорт

city

Нижеследующий текст цитирую целиком, поскольку дело полезное, пригодится.

Очереди в кассы и автоматы постепенно уходят в прошлое. На смену бумажным проездным билетам приходят электронные. Теперь любой путешественник может купить себе безлимитный абонемент на будапештский общественный транспорт, не вставая с дивана. В этой статье мы расскажем о новом проекте, а также о тонкостях покупки и использования электронных проездных документов.

Пилотный проект

Мобильные телефоны прочно вошли в нашу жизнь, теперь это не только средство связи, но и банковская карта, магазин или справочное бюро. Логично, что попытка перевести абонементы и билеты на городской общественный транспорт в электронный вид давно беспокоила городские власти. Тем более, что в некоторых странах система электронных билетов давно реализована и пользуется успехом.

Надо сказать, что пару лет назад в Будапеште уже предпринимались попытки ввести электронные проездные. Но что-то пошло не так. О неудачном эксперименте напоминают лишь старые новости и не работающие ссылки. К 2019 году система была переосмыслена, и летом был запущен пилотный проект по электронизации билетов на общественный транспорт.

Во время первичных испытаний продажу билетов решили ограничить лишь одним вариантом. Выбор пал на аэропортовский экспресс 100Е. Туристы – наиболее активная аудитория в плане покупки электронных билетов, потому что многие заранее готовятся к поездке и охотно их приобретают.

Первичные испытания прошли успешно, поэтому с сентября к электронному билету на автобус 100Е добавилось несколько туристических абонементов.

Collapse )

герань на окне

Петр Вайль. В начале. Джотто



Ольга Балла пишет:

Такое умел только Вайль. По крайней мере, кроме него, так могут очень немногие. Почти болтая, чуть ли не рассказывая анекдоты – да и впрямь их рассказывая! – он затрагивает страшно глубокие связи и закономерности. Такие, какие, казалось бы, впору анализировать исключительно серьезным теоретикам с помощью громоздкого, внимательно выстроенного и тщательно выверенного концептуального аппарата. Вайль же касается этих предметов перстами легкими, как сон – и они, не теряя глубины и сложности, становятся видны человеку, не включенному в круг профессионального знания. Просто человеку.
http://inkyiv.com.ua/2017/05/prosto-napravlyaya-glaz/


Странные всегда ощущения, когда выходит новая книга любимого умершего писателя...
герань на окне

Витрина книжного



Название книги «Új honfoglalás» – «Новое завоевание родины». Термин honfoglalás традиционно описывает «завоевание родины венграми», то есть переселение венгерских племен в Паннонию, на берега Дуная – вт.пол. IX века до 896 г.
А это, стало быть, новое.

Из статьи Екатерины Шульман:
Недавно новый венгерский премьер Виктор Орбан порадовал научный мир, заявив, что хорошо бы построить в Венгрии нелиберальную демократию на российский манер. А то либеральная модель как-то себя исчерпала. При этом он довольно проницательно заметил, что «самая популярная тема размышлений сейчас – как работают системы, которые не являются ни западными, ни либеральными, ни тем более либеральными демократиями».

Действительно, нет ничего актуальнее в современной политической науке, чем изучение гибридных режимов. Терминов для них имеется множество, что отражает неустоявшийся характер предмета исследования: нелиберальные демократии, имитационные демократии, электоральный авторитаризм, нетираническая автократия.

Что полезного может дать практике передовой край науки? Природу гибридных режимов важно понимать хотя бы во избежание навязчивых исторических аналогий и траты времени на ожидание, когда же за окном наступит фашизм или взойдет заря советской власти.
Исторический пессимизм всегда в моде. Считается, что главный урок XX в. в том, что в любой момент все может стать хуже, чем было, и никакая цивилизованность не предохраняет от внезапного приступа одичания. Но «хуже» и «лучше» – термины оценочные. А популярные рассуждения про «дно, в которое постучали» и прочие хроники грядущего апокалипсиса звучат убедительно, но рациональной основы под ними не больше, чем в обычае плевать через левое плечо и боязни сглаза. Принимать на такой основе решения не менее опрометчиво, чем руководствоваться оптимистическим «авось пронесет».

На самом деле гибридный режим является имитационным в двух направлениях. Он не только симулирует демократию, которой нет, но и изображает диктатуру, которой в реальности не существует. Легко заметить, что демократический фасад сделан из папье-маше. Труднее понять, что сталинские усы тоже накладные. Это трудно еще и потому, что для современного человека «точеное насилие» и «низкий уровень репрессий» – морально сомнительные термины. Мы живем в гуманистическую эпоху, нас ужасают человеческие жертвы, по европейским понятиям ХХ в. ничтожные.

https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2014/08/15/carstvo-imitacii
герань на окне

Академия наук



Основана в 1825 году.




Здание построено позднее. Проект немецкого (прусского) архитектора по имени Фридрих Август Штюлер / Friedrich August Stüler, 1860-е.





Штюлер был королевским архитектором короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV, тайным верховным строительным советником, основателем Союза архитекторов Берлина.




Арки и лестницы.

Collapse )
герань на окне

Джон фон Нейман. Один из марсиан

Оригинал взят у traveller2 в Джон фон Нейман. Один из марсиан


На фотографии выше пять человек: Лео Сцилард, Юджин Вигнер, Джон фон Нëйман, Эдвард Теллер и Теодор Карман. Всех их объединяет то, что они родились в конце 19-го или начале 20-го века, в одном и том же квартале Будапешта (см. карту в http://anna-bpguide.livejournal.com/336330.html ), учились в одной и той же евангелической гимназии
Fasori Evangélikus Gimnázium, происходили из еврейских семей, высшее образование получили в Германии до прихода Гитлера к власти, а после падения Веймарской республики в Германии (а иногда предвидя такое развитие событий) успели перебраться в Америку, и работая в США произвели переворот каждый в своей области деятельности, которые — не побоюсь сказать — оказали важную роль в ходе всей мировой истории.

Историки науки коллективно называют их “марсианами”. Почему?

На этот счет есть два мнения. Согласно википедии, Фриц Хоутерманс (о котором я много писал ранее) как-то на вечеринке с коллегами заметил: «Они – марсиане; боятся, что их выдаст акцент, поэтому маскируются под венгров, людей, которые не в состоянии говорить ни на каком языке без акцента, исключая венгерский».

Впрочем, с этой гипотезой согласны не все. В известной книге* венгерского физика Дьордя Маркса приведено следующее объяснение, принадлежащее Лео Сциларду. Лео объяснил американским друзьям, что группа инопланетян, прилетевшая с Марса, решила, что Венгрия будет самой надежным прикрытием. Если за рубежами Венгрии выдавать себя за венгра, никто никогда не догадается о марсианском происхождении. (Вспомните "Мою прекрасную леди" 😀)

Так или иначе, “марсиане” привились. Иногда к ним относят еще Майкла Поланьи, выдающегося химика, а потом социолога. Но он уехал из нацистской Германии в Англию, а не в США, да и социология не является точной наукой. Как насчет химии -- пусть ответят знающие люди.

Следует отметить, что все имена, приведенные выше, даны в английском варианте — том самом, который предпочли описываемые герои после переезда в США. Настоящие венгерские имена я приведу ниже.

Сегодня я начну рассказ о Джоне фон Неймане, хотя для гения такого масштаба одного поста, конечно, не хватит. Одно перечисление областей, которые он либо начал, либо существенно расширил, займет не меньше страницы.

Итак, вернемся в 1903 год, на восточный берег Дуная, в имперскую Австро-Венгрию. Именно здесь в семье богатого банкира Макса фон Неймана родился мальчик János. Семья занимала 18-комнатную квартиру в самом центре Пешта.

Формально школьные занятия в Венгрии начинались с 10 лет. Родители посчитали, что это слишком поздно, и наняли гувернанток, которые учили Яноша, его братьев и его двоюродных братьев. Макс считал, что знание иностранных языков было важным фактором в такой маленькой стране как Венгрия; поэтому детей учили английскому, французскому, немецкому и итальянскому языкам. В возрасте 8 лет, Янош фон Нейман был знаком с дифференциальным и интегральным исчислениями. Его очень интересовала всемирная история, он прочел все 46 томов Allgemeine Geschichte Вильгельма Онкена из частной библиотеки отца. Одна из комнат в квартире была преобразована в библиотеку и читальный зал, с книжными полками от пола до потолка.

В восьмилетнем возрасте Янош поступил в лютеранскую гимназию Fasori Evangelikus. Это была одна из лучших школ в Будапеште, часть системы блестящего образования, предназначенного для элиты. Несмотря на то что гимназия была в ведении лютеранской церкви, большинство ее учеников были евреями. Юджин Вигнер был на год впереди Яноша в этой гимназии. На вопрос, почему Венгрия его поколения дала миру столько гениев, Вигнер, который получил Нобелевскую премию по физике в 1963 году, ответил, что единственным настоящим гением был Джон фон Нейман.

Я всегда считал (и до сих пор считаю), что достаточно в какой-нибудь школе волей случая или специально собраться 5-7 учителям-энтузиастам чтобы из среды увлеченных учеников вышло много истинно выдающихся людей. Еще один известный пример такого типа — Bronx School of Science в Нью-Йорке в 1930х годах, когда ее окончили такие титаны как Вайнберг и Швингер, тоже будущие Нобелевские лауреаты. Почему этого не произошло со второй Московской школой в 1960х или с 57-ой позднее? Я часто думаю об этом, но ответа не знаю.

В возрасте 15 лет Янош приступил к углубленному изучению высшей математики под руководством известного венгерского математика Gábor Szegő. На своей первой встрече с Яношем Gábor Szegő был настолько изумлен математическим талантом мальчика, что он (Габор) расплакался. Янош моментально решал все задачи, которые предлагал ему его будущий учитель.

В возрасте 19 лет, Янош фон Нейман опубликовал две важные математические статьи, во второй из которых дал современное определение ординальных чисел, превзошедшее определение Георга Кантора. По завершении своего обучения в гимназии, Янош фон Нейман выиграл премию Этвеша, главную венгерскую премию по математике.

Поскольку в Венгрии было мало перспектив для профессиональных математиков, и все те, что иногда попадались, плохо оплачивались, отец Яноша настаивал, чтобы Янош выбрал карьеру в бизнесе, в области более полезной деятельности в финансах. После дебатов Янош и его отец сошлись на компромиссном варианте инженера-химика. Поскольку Янош плохо знал химию, было решено отправить его на два года на химический факультет Берлинского университета.
После окончания в 1923 году, двадцатилетний Янош поступает в Высшую Техническую школу Швейцарии в Цюрихе и, одновременно, на кандидатскую (Ph.D.) программу по математике в университет Будапешта. В 1926 г. он успешно заканчивает обе программы и, получив PhD и грант от Фонда Рокфеллера в Нью-Йорке едет в Геттинген, в Германию, чтобы работать над математическими проблемами под руководством великого Давида Гильберта. Напомню, что в 1920х и начале 1930х годов Геттинген был Меккой научного мира. Именно там в это время рождалась квантовая теория поля. Именно туда стремилась талантливая молодежь со всего мира.

Отступление: люди, интересующиеся наукой 1930х годов, заметят, что в то время Фонд Рокфеллера был самым щедрым источником поддержки молодых людей в точных науках; Ландау, Гамов, Александров и многие другие советские молодые люди тоже ездили на стажировку в Европу по грантам от Фонда Рокфеллера. Этот трех-миллиардный фонд существует и сейчас, однако его цели сместились. Сейчас он финансирует экологические науки, поддерживает образование в странах третьего мира и т.п. Физика и математика более не входит в круг их интересов.

Продолжение следует…

* George Marx, The Voice of the Martians: Hungarian Scientists who Shaped
the 20th Century in the West, (Akademiai Kiado, Third Edition, Budapest,
2001).
герань на окне

Картография



Мемориальная доска одного из домов по улице Казинци сообщает: на этом месте, мол, стояла мастерская, где в 1836 году были отпечатаны первые венгерские карты… Что ж, думаю – карты, география, Академия наук. Хорошее дело.
Ага.
Игральные карты там были  отпечатаны.


Collapse )
герань на окне

Ломоносов. Жажда науки



«Жажда науки» – это два слова из пушкинской характеристики Михаила Ломоносова. Пушкин полагал, что именно эта страсть была сильнейшей в душе Ломоносова – в душе, «исполненной страстей».




Пушкин точен — как всегда. К науке у Ломоносова отношение — страстное. Неуемное желание познавать, как устроен мир, заставляло его оставлять родных (сначала отца, а потом, через десять лет, молодую жену с ребенком), чтобы учить чужие языки, осваивать нормы поведения в незнакомых мирах. (И тут сразу не скажешь, к чему легче привыкнуть — к буйным нравам буршей в Германии или к интригам коллег-профессоров в России.) Оно же и увело его с начала из села Денисовка на Северной Двине в Москву, потом в Киев, Петербург, а затем в Марбург и в Фрайберг и снова в Петербург, превратив поморского юношу, каких много, в фигуру мирового значения, каких мало.


Collapse )
герань на окне

Ау, нью-йоркцы!



От нашего столика – вашему столику: венгерская пресса XIX века о Нью-Йорке.

Пишут, что не всем удается правильно выговорить название – Nevjork, Neviork, что нью-йоркский порт – красивейший в мире (a New York-i kikötő a legszebb a világon). Произвел, стало быть, должное впечатление…

Collapse )