?

Log in

No account? Create an account
герань на окне

anna_bpguide


По Будапешту маленькой компанией


Entries by category: образование

[sticky post]Анна Чайковская, гид по Будапешту
герань на окне
anna_bpguide


Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Read more...Collapse )


Рассказ Ференца Херцега «A majom»
герань на окне
anna_bpguide
я_20190809_133907

Прочитала в старом журнале рассказ. По-венгерски читала. Без словаря. Да, я хвастаюсь! Самым нахальным и неделикатным образом – хвастаюсь, и радуюсь; и перевод – ниже, но речь сейчас не об этом.
Слово, вынесенное автором в заголовок, majom, было мне незнакомо; во всяком случае, среди тех текстов, что я читаю по-венгерски – про Будапешт, про историю – вроде бы не попадалось. Ладно, думаю, это majom в рассказе в центре внимания, в каждой строчке. Догадаюсь же по ходу дела, да? Рассказ прочитала. Перевела. Что такое majom, из текста ясно не стало. Посмотрела в словарь уже после того, как дочитала до последней точки. М-да…
А вот так и оставлю в переводе. Догадывайтесь!

Жила в Будапеште одна вдова, у которой был сынок по имени Дюрка. Однажды вдова дала сыну двадцать филлеров и отправила в лавку, купить сыру. Дюрка пошёл в лавку, по дороге с монеткой играл, подбрасывал в воздух и ловил. Но двадцатифиллеровик взял да и упал на землю,  покатился по мостовой и пропал в уличном канализационном люке. Мальчик тогда очень испугался и начал горько плакать.
Подошел к нему полицейский.
- Почему ты плачешь?
Мальчик пожаловался, что у него двадцать филлеров в канализацию упали.
- Если большей беды нет у тебя, тогда мы тебе можем помочь, – сказал полицейский.
Взял Дюрку за руку и повёл с собой. Долго шли вместе, туда-сюда переходили улицу, наконец вошли в ворота старого большого дома. Мрачный двор был заполнен ящиками и бочками. Полицейский открыл дверь и так сказал мальчику:
- В этом складе лежит всё, что люди потеряли. Слепой сторож охраняет вещи; он отдаст тебе твои двадцать филлеров.
Полицейский удалился, а Дюрка вошёл в здание. Он вступил в очень длинное, мрачное помещение. Его потолок поддерживали чёрные балки. Вдоль обшарпанных стен грудами лежало множество потерянных вещей. Зонтики, трости, пальто, которые люди где-то забыли. Шляпы, которые унёс ветер. На длинных полках валялись украшения и часы. На всех них были приклеены бумажки, а на них написано имя владельца.
Дюрка ни одной живой души не встретил в первом помещении и вошёл в следующее. Там было множество потерянных собак и кошек, и даже одна лошадь. В конце же этого зала сидели несколько потерянных детей. У них на шее были записки с именами их матерей. Они сидели тихо и большими глазами серьёзно смотрели на Дюрку.
В третьем помещении оказались все игрушки, которые потеряли будапештские дети. Множество мячей, бумажных змеев, дудок и кукол. Дюрка с любопытством смотрел на выставленные предметы. Особенно на majom [и тут появляется это слово; грамматического рода в венгерском, напомню, нет], размером с ладонь. Majom мог двигать четырьмя руками, глаза были красные, и странно скалились зубы. На шее majom была записка с именем владельца: Палко Фараго. Пока Дюрка смотрел на majom, из угла послышался кашель. Возле маленькой железной печки сидел бородатый старик. На глазах у него был зелёный козырек. Он пыхтел трубкой и выпускал в воздух синие кольца дыма.
Мальчик подошёл к нему, вежливо приподнял шапку и сказал, что он пришёл за потерянными двадцатью филлерами.
- Иди в четвёртую комнату и там ищи, – сказал старик.
В четвёртом помещении хранились потерянные деньги. На длинных столах стояли глиняные тарелки, на одних тарелках были банкноты, на других золото, на третьих серебро. В конце концов Дюрка нашёл свои двадцать филлеров. На тарелке была записка с надписью: «Двадцать филлеров Дюрки».
- Нашёл? – спросил старик.
- Нашёл, дядя, – ответил Дюрка.
- Забирай и иди в лавку сыр покупать.
Дюрка поблагодарил старика и отправился назад. Когда проходил мимо majom, остановился на минуту.
- Хорошо было бы, если б majom было моим, – подумал он про себя. – Я же могу забрать. Палко Фараго, наверное, уже и не думает о нём больше, а старик ничего не видит.
Read more...Collapse )

Рубеж веков
герань на окне
anna_bpguide
608416_800В разных столбцах показано, какова была доля незамужних среди 25-29 летних женщин около 1900 года для разных европейских стран, сколько процентов населения моложе 15 лет составляли ученики начальной школы около 1890 года и доля неграмотных в 1910 году.

Меня тут, понятное дело, заинтересовали данные по Австро-Венгрии. Получается, 12% детей учились в школе, а доля неграмотных составляла 17%, что, конечно, печально на фоне Швеции и Швейцарии, но очень неплохо по сравнению с Российской империей.

Андрей Григорьевич Федоров
герань на окне
anna_bpguide
zzz1

Однокурсница по искусствоведческому факультету Надя Менчикова дала ссылку на статью о самом важном для меня учителе, о преподавателе Института живописи, скульптуры и архитектуры Андрее Григорьевиче Федорове. У автора, Александра Муратова, в публикации на фейсбуке были ещё и фотографии… Мимо них я не могла пройти.  Они многое точно передают. Я таким Андрея Григорьевича и помню...


zzz2

Статья Муратова большая, под катом.
А здесь пока – кусочек моего старого поста про Андрей Григорьевича.

Сначала я его просто боялась.
Пожелтевшие от трубочного табака ногти, вечно куда-то в сторону съехавший галстук, костюм, глаженный последний раз на фабрике, редкие волосы торчат во все стороны. И улыбка, по сравнению с которой вольтеровская гримаса – сама любезность.


zzz4

Читал он нам мировую историю и постоянно вводил в краску первокурсниц. Не так в его изложении все выглядело, как в учебнике, совсем не так! В учебнике – классовая борьба и экономические интересы.
У него – любовные интересы и борьба честолюбий, кровь, азарт и страсть.



zzz3

Закончив лекцию, он набивал трубку «Капитанским» табаком, утрамбовывал его желтым пальцем и, зажав трубку зубами, еще раз оглядывал аудиторию: «Ну? Уяснили?»

Сдавать экзамен у него можно было хоть со шпаргалкой, хоть с учебником. Все равно прервет через две минуты и спросит: «А почему?..» И не отступится, пока не выжмет ответ о причинах и следствиях, то есть о смысле человеческих поступков, складывающихся в историю.

К 4 курсу до меня дошло. Я начала ходить на его занятия с другими группами. Аудитория у него – по дороге в столовую, перед лестницей, напротив туалета. Видимо, по замыслу Кокоринова здесь должна была быть каморка для истопника или дворницкая. Потолок, как везде в Академии, сводчатый, а боковая стена – дугой, по окружности внутреннего двора. По стенам висят географические и исторические карты, но, поскольку конфигурация пространства хитрая, свисают они прихотливыми складками, как драпировки на барочных портретах.

Четыре стола, пятый для преподавателя. Студентов, у которых это занятие стоит в расписании, нет – прогуливают. Слушатели – я, Илья Родов, кто-нибудь из девчонок.

Андрей Григорьевич снимает плащ, вешает на шпингалет форточки. Форточка открывается со скрипом, сдвигая карту. «А что, – спрашивает Федоров, – законных слушателей сегодня совсем нет?»

Ответ ему, впрочем, не нужен, слушатели тоже. У него есть предмет раздумий – история культуры. И он о ней вслух размышляет. А что при этом присутствуют еще какие-то студенты – так это просто нам так повезло.

…Ни одного конспекта не осталось. Нечего процитировать. Разве что вспомнить, как на институтской конференции Андрей Григорьевич начал доклад о культурных связях России и Германии накануне Первой мировой войны, задав свое вечное «почему»: «Почему таракан по-немецки называется «славянин», а по-русски – «пруссак»?»

Большинство преподавателей, которых я когда-либо встречала в жизни, так или иначе, скучно или ярко, талантливо или не очень, но передавали нам знания. А Андрей Григорьевич создавал эти знания в наших головах – рассказами, историческими анекдотами, своим «почему?», которое могло относиться хоть к началу Крестовых походов, хоть к выбору имени для героини сентиментального французского романа.

В феврале 2011-го Андрея Григорьевича не стало.

Фото


А. М. Муратов. Легенда искусствоведческого факультета: Андрей Григорьевич Федоров (1939—2011)Collapse )

Воюю с венгерским языком
герань на окне
anna_bpguide
P_20181128_132834

Учительница показывает мне эту новость:
Beugrott egy nyitva hagyott autóba, majd elhajtott vele az az ittas szlovák férfi, akit nem sokkal később a rendőrök elfogtak.
Суть: Некто угнал машину, а потом его поймали полицейские.

Вариант гугла:
Он прыгнул в открытую машину, затем пьяный словацкий человек уехал, который вскоре был схвачен полицией.

Теперь дословно, что написано, если руководствоваться привычной логикой понимания текста.
Beugrott egy nyitva hagyott autóba – забрался в открытую оставленную машину
majd elhajtott veleпотом угнал ее
az az ittas szlovák férfi – тот пьяный словацкий мужчина
akit nem sokkal később a rendőrök elfogtak – которого несколько позднее поймали полицейские.

Ээээ… Что-то тут не так. Что нам хотят сообщить? Что полицейские поймали именно того, кто угнал? Залез и угнал пьяный словак, которого поймали?
Read more...Collapse )

15-е, репортаж
герань на окне
anna_bpguide


15 марта – один из трех национальных праздников Венгрии. И традиционно – день максимального политического размежевания, день споров о судьбах родины.

Мы планировали отсмотреть все, начиная с подъема флага у здания Парламента, но с утра начался противный дождь, а впереди – работа, не хотелось бы простыть и свалиться. Не пошли. Флаг, гусары и песни состоялись без нас, но...
Это мы не пошли. А венгры еще как пошли. С утра в фейсбуке начали появляться фотоотчеты: демонстрации, зонтики, плакаты, флаги.

Кончилось тем, что дождь припустил совсем сильно, и – и я пошла смотреть на демонстрацию учителей.

Демонстрация учителей перед зданием правительства – это же нельзя было пропустить, правда?

Read more...Collapse )

Академия художеств
герань на окне
anna_bpguide
Ко дню учителя – старый наш, 2008 года, пост про моего преподавателя, Андрея Григорьевича Федорова.

Оригинал взят у kniga_bukv в Академия художеств



Будучи в Питере, заглянули в Академию художеств.


большой текст 240 кб фоток чбCollapse )
Tags: