Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

герань на окне

4 июня

101142928_3266461270053363_2606464348834496512_n
У кого сегодня День крановщика, у кого – День флага, а у Венгрии – годовщина Трианонского договора, по которому Венгрия лишилась двух третей территории. Первая столетняя годовщина. В 16 часов будет минута молчания.


101387753_10158389156664855_8070463588948508672_o
Статья Кристиана Ньяри – только о том, что это значило для Будапешта. Перевод на изящество не претендует, но суть я вроде не переврала.

Почему Трианон был трагедией для Будапешта?

В связи с объявлением мэром дней памяти Трианона многие писали и спрашивали, в чем необходимость, чтобы в Будапеште специально вспоминали эту дату [столетие]. Я собрал несколько тезисов о том, почему особенно значима трагедия Трианона для столицы. Другой вопрос, об этом ли мы думает 4 июня…

Разделённые семьи – Немного найдётся таких столичных семей, в которых не остались их родственники за границей. В 1890 году ещё только полмиллиона человек жили в Будапеште, из них две трети имели родным языком венгерский. В 1910-м было уже 880 тысяч жителей, считавших венгерский родным – 86%. Так за 20 лет Будапешт стал настоящим мегаполисом, из каждого угла страны сюда перебирались люди, говорящие по-венгерски, венграми себя считающие. (Приток ино-национальных жителей на рубеже веков замедлился).
Трианон создал такие невообразимые ситуации, как в случае с семьёй [писателя] Элека Бенедека. Секейский [трансильванский] писатель остался в Будапеште, а пештская еврейская жена его – в Erdély, [в Трансильвании], с серьёзно больным сыном, и много месяцев проходило, чтобы просто узнавали новости друг о друге. Когда встретились, их ребёнка уже не было в живых.

Сотни тысяч беженцев – Начиная с осени 1918 года 400 тысяч человек бежали с территорий, ставших преемниками венгерского национального государства, большинство достигали столицы. Венгерская экономика, естественно, была не в состоянии позаботиться о них. Среди них очень многие годами жили в вагонах для скота на железнодорожных вокзалах столицы.
Ещё больше скопились в бараках, в тесноте, в пустых казармах. Вместе с ними, скажем так, появилось и антимиграционная политика и политика использования их в качестве инструмента. Многие политики просто ораторствовали на тему несправедливости наказания венгров, утверждая, что безработным беженцам лучше отправиться домой и благоденствовать на родной земле. А иностранным делегациям с удовольствием демонстрировали бедствия вагонных обитателей в качестве «живой раны».

Социальные проблемы мегаполиса – Хотя многие из трианонских беженцев в течение 20-х годов переехали из столицы и вернулись домой – чтобы сменить одно ежедневное унижение на другое ежедневное унижение – благодаря оставшимся здесь в концу 20-х годов Будапешт превратился в миллионный город (даже на меньшей, чем сегодня, площади). Неожиданно выросшее население породило постоянный жилищный кризис, который государство и столица решали путём строительства дешёвого жилья. Для беженцев и бедняков были устроены поселения ria Valéria, Auguszta и Zita, которые вскоре стали трущобами южноамериканского типа, где быстрее инфекционных заболеваний росла только преступность. И социальная политика столицы не была готова к такому, до сих пор не виданному уровню массовой нищеты.
Возникшие во время Мировой войны бесплатные кухни не могли обеспечить толпы нуждающихся, благодаря таким наполовину филантропам, наполовину предпринимателям, как дядя Роберт, который вместо государства стал «апостолом бедняков».

Рост антисемитизма – Нет numerus clausus без Трианона. Дело не только в том, что венгерские студенты из университетов, оказавшихся за границами, должны были быстро освободить место, но и в том, что государство старалось обеспечить, чтобы недавние выпускники не стали безработными. Внесённый летом законопроект противостоял формированию «интеллектуального пролетариата», вводил ограничение числа слушателей.Позднее представители партий, определяющих себя как христианские, предложили внести в этот текст критерий моральной и национальной преданности и пропорцию «типов народов». Те венгры еврейского происхождения, которые несколько раньше нужны были в Erdély [Трансильвании] или в Felvidék [Словакии] для обеспечения венгерского численного  превосходства, тотчас стали считаться представителями иной породы людей, поскольку понадобились их рабочие места. Поскольку и дипломированных специалистов, и евреев больше всего было в Будапеште, ограничивающий закон ударил в первую очередь по столице. В 1920 году 23% будапештцев принадлежали иудейскому вероисповеданию, а вместе с крещёными евреями их доля превышала четверть населения.
Печальная гримаса истории заключалась в том, что и среди трианонских беженцев было множество евреев, ведь в больших городах они составляли большинство интеллигенции. Они вдвойне пострадали от последствий Трианона.

Конфликт столицы и провинции – Противостояние столицы и остальной части страны, определившее ход последних ста лет, не появилось бы без Трианона.
Будапешт в 1910 году был столицей более чем двадцатимиллионной страны с населением в 880 тысяч человек, то есть здесь жили 4,2% населения. Pozsony [Братислава], Kassa [Кошице], Fiume [Риека], Újvidék [Нови-Сад], Szabadka [Суботица], Temesvár [Тимишоара], Nagyvárad [Орадя], Kolozsvár [Клуж-Напока] или Brassó [Брашов] были яркими региональными центрами со значительной собственной гражданственностью, независимым экономическим потенциалом и уникальной художественной жизнью. Двадцать лет спустя Будапешт стал столицей 8,8 миллионной страны с собственным населением в миллион человек, здесь жило 12% населения, а вместе с пригородами (такими как Újpest, Kispest или Csepel), мы можем уже говорить о пятой части населения страны. В смысле урбанистики получилась страна с одним городом, что до сих пор влияет на государственное управление, экономическое развитие, транспорт и научная жизнь. Кроме того, быстро развивающаяся, несмотря на трудности, экономика столицы, её пёстрое социальное разнообразие, собственная культурная ткань, политические предпочтения отклонились от сельской Венгрии.
На этом можно было строить культурную борьбу и политику – по сути, уже с момента распада исторической Венгрии.
Утверждение, подобное высказанному Миклошем Хорти, который въехал в Будапешт в ноябре 1919 года, о грешном, отвергнувшем свою тысячелетнюю историю, городе, пятью годами ранее было бы невозможно – потому что никто бы его не понял.
https://www.facebook.com/nyary.krisztian/posts/10158389157249855

Collapse )
герань на окне

Что это?

101375395_3221607887889458_1303431843151872000_n

Знакомые прислали фотографию
Комплект венгерского фарфора Herend непонятного предназначения.
Что это такое? – спрашивают.
Ответ-то у меня есть, но, может, сначала умных людей послушаем?
Collapse )
герань на окне

Хунгарофилия по пятницам. 11

Screen-Shot-2016-04-26-at-6.58.29-PMTrianon
Party mix
Party mix tálkészlet
Nem, nem, soha többé nem keverednek össze a rágcsálnivalók!
Трианон
Набор тарелок для закусок
Нет, нет, закуски никогда больше не смешаются!


0Mm7XAt

Честно говоря, даже не знаю с чем сравнить… Обыгрывается здесь самая большая беда страны, недавняя, незаживщая.




После того, как Австро-Венгрия проиграла Первую мировую войну, империя была разделена на две части. А потом страны-победительницы венгерскую часть обкорнали. По Трианонскому договору 1920 года от Венгрии отрезали две трети территории.
Сто лет назад.
4 июня 1920 года.


Collapse )
 
герань на окне

Чёрная лестница вчерашнего дома

я_20200526_154443_vHDR_On

Лестниц в доходных домах Будапешта как минимум две. Одна – парадная, начинающаяся от главного входа, из парадной подворотни, где не редкость скульптуры и расписные своды. И вторая, в противоположной части дома или в углу: скромная, узкая. Это по ней спускались и поднимались люди, обслуживающие существование такого дома, по ней носили воду, пока не было водопровода, дрова для печки, уголь на кухню.

Collapse )
герань на окне

Обратная связь

96115034_2500789550133830_4939369435879178240_o

Есть в Венгрии такое народное развлечение – ругаться с правительством посредством уличных плакатов. Первый раз я с этим столкнулась (и насладилась) в 2015 году, на волне иммигрантского кризиса, когда расклеенные по городу правительственные плакаты с текстом «Если приехал в Венгрию, не смей отнимать работу у венгров!» (Ha Magyarországra jössz, nem veheted el a magyarok munkáját!) путём замены пары букв элегантно превращалось в «Не ешь печень венгров!» (Nem eheted el a magyarok máját!).
Collapse )
герань на окне

Венгрия планирует возвращение к обычной жизни

orban-viktor-radio-995x498Виктор Орбан в эфире радиостанции Кошут в программе «Доброе утро, Венгрия!»

Инф. отсюда: https://russkie.hu/vengrija-planiruet-vozvrashhenie-k-obychnoj-zhizni/?fbclid=IwAR3WVxBuRV8xvB27Yt3oJsi_mmtnrzZzry11d6_icQaBkT64wqZX9hfDsWI

Первый этап защиты от эпидемии коронавируса закончится в конце следующей недели, поэтому вместо введения комендантского часа правительство создаст новые правила, и жизнь будет постепенно возобновлена, – заявил премьер-министр Виктор Орбан в эфире радиостанции Кошут в программе «Доброе утро, Венгрия!».

На первом этапе обороны Венгрия была готова к худшему сценарию. На втором этапе, который начинается теперь, жизнь в Венгрии может быть возобновлена постепенно, в соответствии со строгим графиком, пояснил премьер-министр, подчеркнув, что условием для этого является защита наиболее уязвимых пожилых людей, хронически больных и тех, кто живет в больших городах. Специальные правила должны быть разработаны к концу следующей недели.

Премьер-министр сказал, что они присматриваются к Австрии, где открываются магазины, школы и музеи. «Возможно, они двигаются немного быстрее. Я чувствую, что в Венгрии это будет не совсем уместно. Давайте не будем двигаться так быстро, как австрийцы, но и не будем отставать».

Collapse )

герань на окне

Хунгарофилия по пятницам. 6

Screen-Shot-2016-04-26-at-6.58.38-PM

Országház

Narancsfacsaró
„When life gives you lemons, make limonade!” – mondja az angol. „Tolmácsot kérek!” – mondjuk mi.
Парламент
дословно: Дом страны
Апельсиновая соковыжималка
«Когда жизнь дает тебе лимон, делай лимонад!» – говорят англичане. «Переводчика, пожалуйста!» – говорим мы.


84652-orszaghaz---magyar-parlament-kivilagitva

Здание Парламента – главный опознавательный знак Будапешта и Венгрии, самое узнаваемое сооружение, шедевр архитектуры. Даже тут у меня в журнале это – единственное здание Будапешта, удостоенное
собственного тэга.
Строили его, как водится, имея в виду празднование Тысячелетия Венгрии, но работа заняла почти двадцать лет, с 1885 по 1904 год. В 1896 году в недостроенном корпусе провели Торжественное заседание Парламента, потом закрыли на доделывание. Архитектор, Имре Штейндль, до окончательного завершения не дожил. Здание, как и площадь перед ним, в первой половине 2010-х годов пережило ремонт и реконструкцию, и теперь там всё выглядит так, как будто ХХ века не было. Будто и в XXI столетии продолжается история Венгерского королевства. Корона святого Иштвана хранится именно там – в круглом зале под куполом, над которым еще не так давно светилась пятиконечная звезда.
Collapse )
герань на окне

Еще один год без Петера Эстерхази

TA_B1-2-896x1280   художник: Andrej Tóth, www.andrej.hu

Цитирую целиком:

интервью с писателем
14.04.2020

70 лет назад, 14 апреля 1950 г., родился Петер Эстерхази – один из лидеров венгерского и европейского постмодернизма. В память о нем мы впервые публикуем полный текст интервью писателя для журнала «Афиша», в котором он рассказывает про свои любимые места в Будапеште. Предисловие и перевод интервью Оксаны Якименко.
В 2011 году модный в те годы журнал «Афиша» решил сделать вкладку-гид по Будапешту, мне предложили, в числе прочего, сделать подборку в духе «любимые места в городе». Тихие радости, предложенные моими знакомыми будапештцами, в целом, гламурную афишную публику не впечатлили, но какие-то кусочки взяли, а тексты у меня остались. Сейчас перечитала текст – прямо услышала, как Петер все это говорит (Петер Эстерхази откликнулся тогда на мою просьбу и прислал мне буквально несколько предложений про «свой» Будапешт). Его нет, а я люблю иногда пересматривать видео с ним. У Петера была совершенно непередаваемая интонация. Вот в этом фильме, посвященном его памяти, например, в тех фрагментах, где он ходит по «Римскому» берегу, недалеко от дома, где он жил, и рассказывает про свое детство эту интонацию хорошо слышно - примерно на 22-23 минуте. Как-то так, наверное, он мог бы произнести и этот текст. В сносках я объясняла читателю, о каких местах идет речь.
Каждый год думаю о нем в апреле и в июле, а иногда и в другие месяцы. Хочется много написать, но и невозможно. Одно понимаю точно, людей, писателей такого масштаба мне, вероятно, и не приходилось больше пока в жизни встречать. И человеческое меня тронуло не меньше писательского, а об этом как напишешь?
Оксана Якименко





Петер Эстерхази
«Мой Будапешт»
Мои любимые места в Будапеште? Если карту нарисовать – странный получится узор. Меня часто спрашивают про любимые места, но так сложилось, что я живу на краю города. Нет у меня серьезной внутренней связи с городом.

Живем мы здесь давно, с 56 года. Когда я женился, мы ненадолго переехали поближе к центру, но потом все равно выехали. Человек я не очень-то городской. Нет у меня ни «своих улиц», ни «своих площадей». Наверное, тем местом, куда я попадаю чаще всего можно назвать район «
Лавки писателей». Именно сюда я приезжаю, когда выбираюсь в город, здесь назначаю встречи.

Мои настоящие места – это рестораны. Например, ресторан на ул. Чалогань 26. Сейчас оформилось движение венгерских поваров за модернизацию венгерской кухни, чтобы не один пёркельт бесконечный готовить. Давно пора, между прочим. Виноделы уже обновили традицию, но кухня пока запаздывает. Этот ресторанчик на ул. Чалогань – как раз такое новое место. В общем, если представлять себе карту Будапешта, я бы мыслил в ресторанных категориях.

Спроси меня о «моем Будапеште» лет тридцать назад, я бы стал перечислять футбольные поля, небольшие футбольные площадки на окраинах. Сейчас-то у меня железка в бедре, совсем бегать нельзя, но все эти площадки так и нарисованы в голове. Их все позастраивали, так теперь принято; маленькие клубы перестали существовать. Футбол потерял былую популярность. Если талантливые игроки и появляются – сразу попадают в европейские клубы второго эшелона. Такая вот у меня столичная география. Улицы назвать не могу, но уж если ностальгировать, то вспоминаю футбольные поля.
герань на окне

«Русскому может показаться странным…»

Untitle2jpg


В 1984 году в Будапеште в свет вышла книга «Венгерский язык в зеркале русского языка». Двуязычная, на русском и венгерском. Кто б мне тогда, в 84-м, сказал, что она мне понадобится! Совсем у меня тогда дела и заботы другие были… На глаза попала только сейчас.
Кое-что в ней обнаружилось любопытное, особенно в разделе, названном «Интересные примеры страноведческого характера: паралингвистики, безэквивалентной лексики, этикета, праздников и обычаев венгров и русских».
Действительно, интересные. И сами по себе и выбором того, что интересным показалось автору тридцать шесть лет тому назад.
Salga Attila: A magyar nyelv az orosz nyelv tükrében. 1984

1. При счете венгр произносит egy (‘один’), kettő (’два’) и т. д.; először (‘во-первых’), másodszor (‘во-вторых’) и т. д. Он сжимает правую ладонь в кулак, и делая каждый раз по одному маленькому движению вперед правой рукой, разгибает один палец за другим, начиная с большого пальца. При этом русский, как известно, начинает считать с мизинца левой руки, обычно с помощью указательного пальца правой руки.

2. То, что русские называют первым этажом, в венгерском, как и в других европейских языках, называется не этажом, а уровнем земли (’földlszint’). Чтобы не опоздать на лекцию, венгерскому студенту нужно запомнить на всю жизнь, что аудитория № … находится на русском пятом, значит на венгерском четвертом этаже.

3. В России и в Венгрии адреса на конверте пишутся по-разному. В России, в следующем порядке: индекс, область, район, город ( деревня ), улица, номер дома, квартира, фамилия, имя (в дательном падеже). На венгерских конвертах адресат стоит на первом месте (в именительном падеже), а индекс населенного пункта ставится на последнем месте.

4. В паспорте пишется девичье имя матери (!), а не отчество. Замужние венгерки должны выбрать официально из пяти вариантов имен.
а) КИШ (фамилия) Илона (имя) выйдя замуж за НАДЯ (фамилия) Иштвана (имя), может оставить

а) девичью фамилию: Киш Илона ,
б ) К полному имени мужа добавляется суффикс -né (né = nő – ‘женщина’): Надь Иштваннэ. Эта наиболее распространенная форма слишком официальна и поэтому не употребляется в обиходной речи. При обращении к  Надь Иштваннэ обычно называют по имени: Ilona, jön (jössz) ebédelni? Илона, вы идете (ты идешь) обедать?
в) Наблюдается тенденция в стремлении замужних женщин сохранять девичье имя, но в то же время обозначать и семейное положение: Надьнэ Киш Илона (фамилия мужа + суфф. + девичья фамилия и имя). В сокращенном виде: Н. Киш  Илона
г) Международная форма (фамилия мужа + имя жены) по сей день оказывается малоупотребительной: Надь  Илона,
д ) Вариант Надь  Иштваннэ Киш Илона (фамилия и имя мужа + суфф. ~ + девичья фамилия и имя) слишком громоздкий. По всей вероятности этим и объясняется, что его редко употребляют. (Все элементы пишутся раздельно, без запятой, подчеркивая, что речь идет об одном лице.)

5. В венгерских деревнях и селах среди взрослого населения наблюдается обращение друг к другу на «вы», а в русских деревнях распространено взаимное обращение и на «ты» и на «вы». Этому противостоит принятое среди венгерского городского населения обращение на «ты» и обращение на «вы» жителей русских городов.
Но это только на первый взгляд.
Collapse )