Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

4оо
4ооп

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

276. Вечер, чужой дом

я_20210727_202529_vHDR_On — копия

Два дома. Сиамские близнецы, сросшиеся дворами.
Довольно комичное зрелище: двое ворот рядом, но в какие с улицы не зайдёшь, окажешься в одном и том же дворе. Дома одинаковые, друг другу симметричные, но замощён двор по-разному, у каждой из половинок по-своему. Тонкое, очень тонкое разграничение пространства и, надо полагать, общества. Как, интересно, жители говорят о соседской территории: «это наш двор» или «их двор»? Или «их половина нашего двора»? Нюансы!


я_20210727_202546_vHDR_On — копия

В той половине, которая слева, на лестнице обнаружились витражи. Сгущались синие сумерки, и муж ждал на улице, и мы шли гулять в парк, надеясь захватить до полуночи чуток прохлады и на Вайдахуняд, отражающийся в воде, полюбоваться, пока совсем не стемнело. Но – витражи!

Collapse )
герань на окне

Действительно, песнь

z_20210625_174410_vHDR_On

Песнь о Венгрии
Никто и никогда с такой отвагой так не играл с великими командами современности, как сборная Венгрии против Германии
24 июня 2021 Алексей Поликовский,
Вечером много лет назад в Будапеште я бродил по городу, изредка сверяясь с туристической картой, и вдруг вышел на площадь на берегу Дуная, посреди которой стояла на постаменте фигура маленького дерзкого человека в шляпе с кокардой, саблей на боку и в длинной распахнутой шинели. Он был в сапогах. Раненая правая рука висела на перевязи, а левой он указывал на невидимый, давно исчезнувший, уже не существующий в наше время мост — один из тех исторических мостов, которые необходимо взять любой ценой и за которые люди отдавали жизни.
«Сражаться и не сдаваться. Взять мост или погибнуть. Вперед, венгры. Нет моста — нет Родины». Так написано на памятнике, а сверху: Bem Apo, что значит «Старик Бем».
Спокойная, мирная европейская площадь жила своей тихой жизнью вокруг памятника Бему, поляку, который стал венгерским генералом и с отчаянной энергией вел свои отряды в бой во время революции 1848 года — революции, закончившейся поражением и оккупацией. В одном из отрядов был поэт Петефи, он был убит в последней битве генерала Бема на венгерской земле. Революция погибла, генерал Бем исчез и умер два года спустя в Алеппо, но остался в истории и памяти как человек, который с энергией и отвагой бился за справедливое безнадежное дело.
Эта энергия и отвага — а также способность биться за безнадежное дело — чудным, странным путем перекочевали в футбольную сборную Венгрии, в души ее игроков, имена которых почти ничего не говорят даже знатокам футбола. Они сыграли на Евро три игры, и все три останутся в памяти как прекрасные живые картины человеческого воодушевления, веры и страсти. В этих трех играх мы увидели честных людей, одушевленных любовью к своей стране и ее людям. Яркая, как вспышка, эта команда была одним цельным и слитным ответом тем, кто не видит в жизни ничего, кроме безверия и цинизма. Может быть, мир такой и есть. Но на время трех игр венгерской сборной он становился другим. Каждой своей минутой на поле они противоречили этому разлагающему цинизму и утверждали, что в жизни и игре есть нечто высокое.
Самоотдача команды зашкаливала. Это было видно уже в первой их игре против чемпиона Европы Португалии, где они бежали, бежали и бежали в своем ртутном непрерывном движении, бежали, перекрывая зоны, бежали, выстреливая в контратаки, бежали, отдавая все силы для того, чтобы обволакивать своим движением более сильного противника. Рикошет на 84-й минуте погубил их. Вся их энергия, все их мужество не спасло от катастрофы 0:3. Другие после такого укрепляли бы защиту — венгры думали об атаке. «Что ж, это значит, что надо играть еще смелее», — сказал им тренер Росси. И на игру против чемпионов мира Франции они вышли без единой трещины в сознании — с тем же характером, с той же волей и с той же храбростью.
Никто никогда с такой отвагой не играл с великими командами современности, с Францией, Португалией и Германией. Никто не был столь бесстрашен в игре против выходцев из элитных «Баварии», «ПСЖ», «Челси», «Ювентуса» и так далее, как эти венгры из клубов с неизвестными названиями «Фехервар» и «Лейпалс». Французы, чемпионы мира, во время игры с венграми сначала показывали нечто вроде высокомерного недоумения — ну вы с ума что ли сошли, так с нами играть, совсем психические? Вам же положено сидеть в защите и бояться — а во второй половине игры уже и сами побаивались летящих, бегущих, почему-то не устающих венгров. Немцы одолели их, но не стяжали славы; в их лицах было облегчение, как у людей, которых пронесло.

Collapse )
герань на окне

Вопрос

ф

У меня ведь в друзьях есть книжники, редакторы и люди, работающие в издательствах?
Вопрос есть. Спорим с соавтором, как лучше назвать ту финальную часть книги, что включает комментарии, библиографию, список иллюстраций и благодарности.
"Справочный аппарат" – длинно...
герань на окне

О бульваре

fortepan_55518

Настоящий бульвар в Будапеште – Малый. Это он проходит по линии снесённых городских стен, это он отделяет Внутренний город, Belváros, от внешнего. Большой бульвар, тот, что охватывает четырёхкилометровой дугой (4141 м) Пешт, никаких рвов и бастионов в предках не числит, в отличие от Ринга Вены и Бульварного кольца Москвы.
Церемония его официального открытия достоялась 31 августа всё того же 1896 года, на исходе бесконечного празднования. Сейчас по нему ходит длинный-длинный трамвай №4/6, в честь которого сочинены песни и названы равномерно расставленные по бульвару пивные.

Не сразу понимаешь, что Большой бульвар – младший. От старшего, Малого бульвара, Большой унаследовал чувство пограничья, непричастности к «официальному» городу.
Чувство, не статус. Районы города нарезаны так, что Малый бульвар их друг от друга отделяет; внутри Малого – только центровой и центральный Пятый. А Большой их разрезает пополам; они на него, как на нить, нанизаны, и приходится уточнять, если что, какой мол, Седьмой район, внутренний или внешний?


A_Reitter_csatorna_terve


Между тем он мог стать каналом. Была такая идея – прокопать канал от Дуная до Дуная, возвести двенадцать мостов, застроить набережные прекрасными дворцами – пусть в воде отражаются. Тогда Внутренним городом, островом, стал бы весь Пешт, отрезанный каналом от материка.
Повернём вопрос иначе: на бульваре город – чей? И станет ясно: не государственный. Не властный. Общественный. Всехний (есть в венгерском такое слово Mindenkié, всеобщий, но без -общий). Горожанам принадлежащий. Буржуазный то есть.

На Большом бульваре нет сколько-нибудь значительных государственных учреждений. Да, кажется, и никаких нет; районная мэрия – она, во-первых, районная, а во-вторых, она про самоуправление. Всё, что касается непосредственно государства, от Парламента до тюрем, находится внутри городской застройки, по ту или эту сторону бульвара. Но не на нём.
На Большом бульваре нет церквей. Они тоже по ту или эту сторону.

Бульвар – место несерьёзное, полоса свободы, нейтральная полоса. Место развлечений. Развлекающая литература какая? – Бульварная.
Collapse )
герань на окне

Жизнерадостный венгерский модерн

Untitled-1

Завтра, 27 марта, с 17.00 до 19.00 по московскому времени на канале «Москва, которой нет» рассказываю про венгерский модерн.
Стиль этот в австро-венгерских землях называют szecesszió, что значит «отделение», «обособление». И это правильно! Венгерский архитектурный модерн обособлен не только от стилей предыдущих эпох (а они были хороши; достаточно вспомнить здание Парламента!). Он так же отделён, отличен от современных ему европейских вариаций. Архитектура всегда – выражение духа народа и настроения общества. И было бы странно, если б у страны, чьё население говорит на непонятном никому языке, архитектура была бы просто слепком с общепринятой моды.
Нет, в Венгрии и с языком, и с архитектурой рубежа XIX–ХХ столетий (хорошее было время!) – всё очень непросто.
Поговорим о том, откуда вообще взялся этот новый стиль (спойлер: в Венгрии – неожиданно рано). Посмотрим на образцы, подчас не известные и будапештцам.  Выстроим параллели между Будапештом и Брюсселем (а так же Парижем, Петербургом и Веной).

Регистрация: https://moskva.kotoroy.net/walks/lecture/zhizneradostnyy_vengerskiy_modern/4694/
Технические вопросы: https://www.facebook.com/y.mezenceva/
герань на окне

Чудеса венгерского модерна. 4. Аквариумная архитектура

1

Всё вышеизложенное было лишь введением, подступом к теме.

У интерьеров Музыкальной Академии есть ещё одно свойство, заставляющее вспомнить об аквариумах. И о том, что было время, когда их не было, и время, когда они появились, распространились и стали делом достаточно распространённым, чтобы влиять на чутких к визуальным впечатлениям художников..

Ещё раз: 1851 год – Всемирная выставка в Лондоне и первая демонстрация аквариумов, 1853 – новое слово «аквариум», 1860 – рождается Флориш Корб, 1863 – Кальман Гигл, 1876 – первый журнал об аквариумах, 1893 – первое общество аквариумистов, 1896 – демонстрация аквариума на Выставке Тысячелетия в Будапеште.
1904 – начало работы Корба и Гигла над зданием Академии музыки.
К этому моменту аквариум существует полвека. Как кинематограф на момент «Римских каникул». Как трамвай в 1930-е.
Эта штука ещё не должна была надоесть!


2

Тут, правда, от нас потребуется доля фантазии. И самообладания.
Помня об этом, мысленно зайдём в здание Музыкальной академии, что на площади Ференца Листа (и завидовать нечему: будапештцы пока точно так же могут лишь вообразить себе, как они туда заходят, поскольку всё закрыто, и даже кафе).
Зайдём, но перед этим постараемся вычеркнуть из памяти годы, проведённые в школе, чьё здание построено во второй половине ХХ века (а хоть бы и в первой). Точно так же, как и часы, проведённые в коридорах поликлиники и в пространствах магазинов, универмагов и торговых центров. То есть – во всех общественных помещениях с плоскими железобетонными горизонтальными потолками.

Взамен нужно заполнить свою память часами, проведёнными под сводами, арками и куполами.

Collapse )
герань на окне

Чудеса венгерского модерна. 1. Когда интерьер круче фасада

2001

Интерьер здания Музыкальной академии – шок. Здание открыли после реставрации, когда мы уже переехали в Будапешт, чем шок был лишь усилен: мы увидели его в новорождённом, свежем, блистающем виде. С тех пор пытаемся понять и объяснить.
На экскурсиях (и в новой книге, раздел «Анти-Опера») я сравниваю его с интерьером Оперы, благо расположены здания почти рядом. Разница во времени строительства как раз укладывается в поколение, и это – вполне объяснение. Готовясь к онлайн лекции, наткнулась ещё на один поворот сюжета: аквариум.


я800px-L'aquarium;_vue_intérieure

Сам по себе аквариум – изобретение недавнее, и человечество могло бы в 1950-х годах отпраздновать его столетие, если б не было увлечено иными заботами. Первые представленные публике аквариумы (оставим за скобками лаборатории биологов) – это, естественно, Лондон, естественно, Всемирная выставка 1851 года. В 1853 году Филипп Госсе придумывает само слово «аквариум» и создаёт первый общественный Рыбий Дом, Fish House, в Лондонском зоопарке. Затем последовали разработки пресноводных аквариумов, пояснения и рекомендации биологов и химиков, первый в мире журнал об аквариумах (США, 1876) и первое общество аквариумистов (Нью-Йорк, 1893).

Collapse )
герань на окне

О кальвинизме





****



 




беспросветная чорная мгла




shn




3 марта, 11:44




Кальвинистский подход на меня произвел глубочайшее впечатление. Мне кажется, я вижу в нем красивый, хотя и несколько странный механизм избавления от религиозного невроза. Итерация первая - я грешен и испорчен и все люди настолько грешны и испорчены, что в принципе своей волей не могут творить ничего доброго. Эта мысль (подтвержденная соотв. цитатами из священного писания, которое воспринимается как глубокий источник истины) резонирует с травматическим убеждением "я плохой", центром раскола, который едва ли не каждому дается с рождением, через недостаточный контакт с матерью. Да, я плохой, думает кальвинист, я именно так бесконечно плох, как мне кажется, следовательно, мне не кажется. Но я не один, думает он дальше, плохи все люди - следовательно, я не хуже всех.
И тут действительно создается определенное внутреннее равновесие и опора. Глубже падать некуда, вот она, всеобщая греховная природа, сопричастность всему человеческому.

Итерация вторая - мои дела меня не спасут, а только Бог по благодати. У травматика вместе с ядром "я плохой" имеет место еще и глубочайшая ответственность за все. Он уверен, что мог бы что-то изменить в этом изначальном расколе, вернуть себе любовь матери, если бы достаточно потрудился или поступал правильно. И здесь учение говорит - нет, ты ничего не можешь и не мог, могу только Я. Это освобождает. От бесконечной бессмысленной ответственности. И дает ясное ощущение, что ты все равно не один.

Итерация третья - если мы говорим, что это именно Богу угодно карать, проклинать и отвергать грешников вплоть до вечного ада, и если его выбор избранных зависит только от Его воли, а не от каких угодно разумных или справедливых оснований, то снимается третий травматический барьер. Обида на то, что все-таки отвергли. Непонимание, как это возможно. А вот так. Единый истинный суверен расправляется со всем, как хочет. Если он кого-то наказывает или отвергает, это не делает его иным, он все равно Бог. А значит, травматик может спокойно принять все, что сделали с ним, и не отвернуться от источника своей жизни. Иначе говоря, он получает глубокие доктринальные основания простить маму.

И так, отгородившись доктриной от травмы, человек имеет возможность молиться и действовать. В состоянии радостной обреченности.


Экскурсии