Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

Только секс (троллейбус), и ничего другого…

Untitled-1

Продолжаем смотреть венгерский фильм Csak szex és más semmi – Только секс, и ничего другого (2005), вспомнив о нём потому, что в троллейбусе обнаружилось приглашение для водителей устраиваться на работу: Csak troli és más semi Только троллейбус, и ничего другого.


Untitled-24

Итак, сцену у дверей адвокатской конторы наблюдал спаситель Доры. И понял, в какой она ситуации: не оскорблённая жертва, как думала она поначалу, а любовница-разлучница, временная интрижка женатого мужчины, и не светит ей ни-че-го.

Collapse )
герань на окне

Только секс (троллейбус), и ничего другого…

Untitled-18

Увидела в будапештском троллейбусе рекламу. Водителей на работу приглашают слоганом: Csak troli és más semi Только троллейбус, и ничего другого.
Так, погодите, это же намёк на фильм Csak szex és más semmi – Только секс, и ничего другого… 

Collapse )
герань на окне

Март



Александр Генис: ... история, о которой я хочу рассказать, поскольку она похожа на притчу. Дело в том, что в Манчестере, в манчестерской галерее висела картина.

Соломон Волков: Это Манчестер в Англии, поясним.

Александр Генис: Там висела картина художника-прерафаэлита, такой Уотерхаус, довольно известный поздний прерафаэлит, картина называется "Гилас и нимфы". Гилас – герой греческих мифов, друг, а может быть, даже любовник Геракла, есть и такая версия.

Соломон Волков: Современная версия.

Александр Генис: Потому что греки в вопросах пола были амбивалентными. Изображает она несколько обнаженных нимф, которые этого Гиласа, который отличался невероятной красотой, утаскивают для сексуальных утех. Таков сюжет этого популярного среди художников мифа. Эта картина была любимой картиной музея. Но в связи с бесконечными обсуждениями, что дозволено, что не дозволено в сексе, кураторы убрали картину с глаз долой, оставив место на стене пустым. Они сказали: давайте, зрители, выразите свое мнение, надо цензурировать музей или не надо? Конечно, это была провокация. Поднялся шум, сотни записок повесили на то место, где висела картина, все говорили о том, что цензура в искусстве неуместна и не надо переходить границы “чистого разума”. В конце концов галерея повесила картину и таким образом отстояла право показывать произведения искусства, не заботясь о ханжеских взглядах.

Соломон Волков: Замечательный ход. Эта акция привлекла международное внимание, потому что тема становится актуальной для всех самых крупных музеев. Действительно, у кураторов трясутся поджилки, они размышляют о том, что можно повесить, а что нельзя и какой будет реакция части разъяренной публики в данный момент.

герань на окне

Между нами, гидами…



Михаил Юдовский

Из старого

В 2001 году прогуливаемся небольшой – три хлопца, три девушки – но милой компанией по Венеции. Неспешно шагаем по набережной, минуем Мост Вздохов. Одна из девушек восклицает:

– Какой красивый мостик! Как он называется?
– Мост Вздохов, – говорю.
– Странное название. А почему?

Мне лень было придумывать что-то интересное и я просто сообщил:
– Он соединяет зал суда во Дворце Дожей с тюрьмой. Осужденные шли по этому мосту в камеры и печально вздыхали.

Знакомая посмотрела на меня чуть раздраженно и говорит:
– Мишка, тебе обязательно соврать нужно? Ничего интересней придумать не мог?
– Мог, – отвечаю.
– А правду – для разнообразия – сказать не можешь?
– Да ради Бога, – говорю. – Венеция, как известно, город Казановы. Почти все венецианки были в него влюблены. Казанова был по-своему благородным человеком и ни одну не хотел обидеть, поэтому сближался с каждой. А те, которых он покидал ради новых увлечений, приходили в сумерках на этот мост, глядели на темную воду канала, в которой плавала отраженная луна, и вздыхали. Печально, естественно.
– Ну вот, другое дело, – заявляет знакомая. – А то – такой милый мостик, а он что-то про тюрьму несет...



Фото
герань на окне

Римлянин



С этим посетителем будапештских купален мы встречаемся уже не в первый раз. Наш «римлянин» будет постарше, нос у него еще более монументален, но узнается с первого взгляда: Тит Флавий Веспасиан. Он ходит в теплом бассейне по грудь в воде от одного края до другого, сквозь компании юных испанцев и испанок, туда – обратно. Больше всего это похоже на перемещение кита среди стаек мелких рыбок. Он двигается медленно, с одной и той же естественной в воде (и в Венгрии) медлительностью. Кажется, у него плохо поворачивается шея – взглядом он остро и тщательно сканирует пространство, но если надо, разворачивается всем корпусом. Эти восемнадцатилетние, как положено, заняты собой и противоположным полом, и ничего кроме вокруг себя не видят. То, что при этом они на римлянина, заигравшись, не налетают – полностью его, а не их заслуга. У него спина состарившегося Шварцнеггера. Скульптор ваял бы его фигуру не за гонорар, а ради удовольствия воспроизвести в камне такую форму. Кажется, «римлянин» об этом догадывается.
герань на окне

Будапешт – это не «как дома»



Это просто – «дома». Торопилась вчера и пробежала здание Оперы насквозь.




В сувенирный магазин при Опере – через гардероб – оперное кафе – и на улицу, где происходит действие фильма Csak szex és más semmi.

Collapse )
герань на окне

Любовный треугольник: Франц Иосиф, Елизавета и Будапешт



Экскурсия ко дню святого Валентина

Город пронизан любовью к Елизавете и нелюбовью к ее супругу. Здесь есть бульвар Елизаветы, мост и район, названные ее именем, есть памятники ей и ее портреты, смотрящие со стен района, называемого ее именем, Эржебетварош, и со страниц районного журнала. И есть потерявшие имя императора первая ветка метрополитена и нынешний мост Свободы, когда-то называвшийся мостом Франца Иосифа.

Франц Иосиф любил Елизавету, во всяком случае, был ею очарован, Елизавета же любила Будапешт…
герань на окне

Любовный треугольник: Франц Иосиф, Елизавета и Будапешт



Город пронизан любовью к Елизавете и нелюбовью к ее супругу. Здесь есть бульвар Елизаветы, мост и район, названные ее именем, есть памятники ей и ее портреты, смотрящие со стен района Эржебетварош  и со страниц районного журнала. И – потерявшие имя императора первая ветка метрополитена и нынешний мост Свободы, когда-то называвшийся мостом Франца Иосифа.

Будапешт искренне и сумасбродно влюблен в императрицу уже полтора века; его отношения с императором  замешаны на так и не прощеной обиде пополам с вынужденной немой признательностью. Франц Иосиф любил Елизавету, во всяком случае, был ею очарован, Елизавета же любила Будапешт…


Вена дополняет фигуру до четырехугольника: если Будапешт и Елизавету связывает взаимная симпатия, то столь же очевидна антипатия между императрицей и Веной; любви между Веной и Будапештом тоже не наблюдается; осталось ответить на вопрос о любви императора…

Это новая экскурсия. Знаки любви и нелюбви – на улицах города, на его площадях и в глубине дворов.