Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

герань на окне

Анна Чайковская, гид по Будапешту



Добрый день!
Меня зовут Анна Чайковская. Я живу в Будапеште, очень люблю этот город и вожу по нему экскурсии.



0_10c9fe_f1583877_XL

Мой сайт с информацией о Будапеште и экскурсиях


Collapse )

#поБудапештумаленькойкомпанией
#будапешт,  #экскурсии,  #гидвбудапеште,  #гидпобудапешту,

4оо
4ооп

UPLOAD YOUR PHOTOS
герань на окне

О чём наша книга?



О том же, о чём этот журнал и наши экскурсии – о том, что архитектура не врёт. «Семь ключей от Пешта» – это история Будапешта (а значит, Венгрии – а значит, Австро-Венгрии – а значит, Европы), увиденная как один день.

Рассвет – время освобождения от власти Османов, освобождения разрушительного: от Пешта, как и от Буды, не осталось почти ничего. Восход – это, конечно, женская мудрость Марии Терезии, примирение с Габсбургами и освоение барокко. Раннее утро – классицизм, который здесь сухой и не слишком удачный; не в последнюю очередь потому, что главный проводник и носитель идей Просвещения, Иосиф II, умудрился с венграми на пустом месте поссориться. Затем идёт та деятельная и бодрая пора – после чашки чёрного кофе – когда дела идут, работа кипит и всё удаётся. Полдень? Архитектура не обманывает: на башне дворца «Нью-Йорк», знаменитого своим роскошным кафе, опять остановились часы, и остановились на цифре 12. Полдень (Буда)Пешта – это 1896 год, время строительства всего и вся, включая метро, время праздника, время расцвета и триумфа. Что бывает после праздника? Послеполуденная архитектура – ар нуво, кто б спорил. Дальше – сумерки.

Первая книга об архитектуре Будапешта, написанная на русском языке.
Триста двадцать страниц, сто иллюстраций.
Семь глав, от рассвета до заката.
#СемьКлючейОтПешта
герань на окне

«СЕМЬ КЛЮЧЕЙ ОТ ПЕШТА» – встречайте!



«…Рассвет был туманный и ничего не обещал. Архитектурные следы пештского раннего утра малочисленны, но – как всякая архитектура – выразительны.
Архитектура ведь не обманывает.

То был первый мирный век после бедствий кровавого турецкого завоевания и опустошительного австрийского освобождения. Можно было перевести дух и, не изобретая ничего своего, начать строить город заново.
И тут же началось время ученичества. С зубрёжкой, древними греками и праздниками непослушания. Всё зафиксировано лестницей Национального музея. Она так настойчиво утверждает ценность науки и знания, так настаивает на том, что нужно подниматься к вершинам культуры, превозмогая усталость, что уже к пятнадцатой ступеньке начинаешь согласно кивать: «Ученье – свет».

Деятельное утро Будапешта, одной из двух столиц двойной империи, – это время, когда строились Опера и Базилика и прокладывался проспект, называвшийся Sugár, то есть «Луч».
Лучшее время!
То самое состояние перед праздником, когда имеющиеся достижения воспринимаются как залог будущих, ещё более выдающихся и вполне достижимых – лишь приложить усилия – успехов.

Город пережил свой полдень в 1896 году.
Половину года занял праздник.
И когда праздник кончился, оказалось, что он не исчез совсем, не растворился в воздухе, как растворяется к вечеру первого января новогоднее волшебство. Он остался, обретя сказочные формы замка Вайдахуняд, столь же загадочные для посторонних, как его название. Воплотился в подземке, первой на континенте и по-старомодному уютной. Замер, превратившись в вечнодействующий блистательный фейерверк здания Парламента...»


Триста двадцать страниц, сто иллюстраций.



8 октября в кафе Művész представили книгу читателям.




Самый первый отзыв:
Анна, Максим! Спасибо за книгу! Начал читать и захотелось срочно вернуться в Пешт и посмотреть на него вашими глазами! Хотя до этого приезжал в столицу только по принуждению.




#семьключейотпешта
герань на окне

Две картинки из сети

Untitled-2

Хорошо бы, конечно, чтобы прямо к последнему дню этого странного года встретились бы, чокнулись шампанским, пересеклись и разошлись навсегда эти две линии: жёлтая, Aktív esetek, – количество болеющих, и синяя, Gyógyultak, – количество выздоровевших. Ладно, будем надеяться.
http://pandemia.hu/magyarorszag-koronavirus



Untitled-1

На настоящий Новый год это всё, конечно, не очень похоже. Снега нет и не будет. Гостей и веселья на улицах – тоже. Будет классика: холодец, селёдка под шубой, салаты, вино в бокалах «Айка» и кино, в новогодних количествах. Венгерский погодный сайт показывает, какие погодные рекорды случались в этот день: было, мол, было в Шопроне в 1920-м плюс 16, зато в Мишкольце в 1923-м – аж минус 26; до сих пор вспоминают, наверное.
Так что пока живы, будем радоваться!
Прощай, 2020-й!
герань на окне

Они уже в пути

131998_originalДжеймс Тиссо (Франция-Великобритания). Путь волхвов. 1894

– Волхвоцари, ага! – сказал тот. – В преданиях они упоминаются постоянно, многие отцы церкви о них говорят, но вот в Евангелиях, во всех, кроме одного, молчание. Цитаты из Исайи и других пророков звучат двусмысленно: кое-кто толкует их как указание на Волхвов, однако, может быть, в указанных местах говорится совсем не про это. Кто были Волхвы, и как их по-настоящему звали? Я встречал в одном источнике: Гормиц из Селевкии, бывший царем Персии, Яздегард, царь савский, и Пероц, царь себский. В другом месте приводятся: Гор, Басандер, Карундас. Еще у одного автора, очень уважаемого, Волхвы названы Мелкон, Гаспар и Балтазар, или же Мельк, Каспар и Фадиццард. Еще встречаются Магалат, Галгалат и Сарацин. А также Аппелиус, Амерус и Дамаск…
– Аппелиус и Дамаск… прелестно, это мне напоминает дальние земли, – вставил Абдул, устремив неведомо куда взгляд.
– А Карундас не напоминает? – рыкнул Баудолино. – Нам нужны не три имени, которые нравятся тебе, а три подлинных имени.
Каноник продолжал бубнить свое: – По-моему, лучшим из решений могут быть Витизарей, Мельхиор и Гатасфа, первый из них был царем годольским и савским, второй нубийским и аравийским, третий фарсисским и царем острова Эгризоула. Были ли они знакомы между собой перед событием? Нет, все они встретились в Иерусалиме и чудотворным образом друг друга признали. Есть, правда, мнение, что они обитали на горе Победной, она еще называется гора Ваус, с вершины которой наблюдаются знамения неба, и на Победную гору они вернулись обратно после посещения Христа, а позднее вместе с епископом Фомою просветительствовали в Индиях, но по этой теории Волхвов было не три, а двенадцать.

Эко, естественно. О том, что лежало или не лежало в основе наших рождественских и новогодних (а их уже не разделить) привычек. Сердцевинка всей этой свистопляски с ёлками, оливье, Дедом Морозом и заоконным холодом – ожидание. Неважно откуда, неважно кто, совсем уж не важно, как их зовут – хоть Санта Клаусом, хоть Сильвестром, совершенно не важно, сколько их. Даже дата их прихода – и та рассыпалась на несколько вариантов: 25 декабря, 31-е или вовсе 7 января.
Осталось ожидание.
Как придут – что-то изменится, причём к лучшему.
Дни перестанут быть такими тёмными.
Темнота перестанет увеличиваться, наращиваться, густеть, как делала она это весь ноябрь и декабрь. Начнёт отступать, скукоживаться, уменьшаться. А там, глядишь, снова лето.
Ждём.
Уже скоро.

герань на окне

Венок

яя20201206_120850

Нравится нам здешняя традиция вешать венки на входную дверь. Заготовили четыре, на каждый сезон. Позавчера, в день Микулаша, повесили зимний, рождественский. Пора!


я20201206_120450

А осенний сняли.
герань на окне

В Венгрии праздник сегодня

A  Parlament épülete fából készült kerítéssel körbe vonva még a tereprendezés előtt.1900 körül.

И торт вчера был по тому же случаю.
Хороший праздник. Туристы переспрашивают: «День Венгрии – то есть День независимости?». Нет, круче. День основания. Формально – день памяти первого венгерского короля, правившего с 1000-го года. Фактически – день начала истории страны.
На снимке – только что построенное здание Парламента, ок. 1900.